English
AA
Центральное Интернет ТВ

ВсеДокументальные фильмы > Животные, природа, путешествия

Жизненные истории

33 кадр 347 мин

Производство: Великобритания, 2017

Центральное Интернет ТВ представляет "Жизненные истории" онлайн. Самые интересные и познавательные фильмы о природе и жизни животных для зрителей нашего телеканала.


Время выхода Название Оценка Рейтинг Длительность Год
13 ноя 2017 20:00 Жизненные истории. Ради жизни на Земле: Сон 2 50 мин. 2017
06 ноя 2017 20:00 Жизненные истории. Ради жизни на Земле: Общение 1 50 мин. 2017
30 окт 2017 20:00 Жизненные истории. Ради жизни на Земле: Дружба 1 48 мин. 2017
28 окт 2017 20:00 Жизненные истории. Убежище для жизни 1 50 мин. 2017
25 окт 2017 22:00 Жизненные истории. Обмани, чтобы выжить 2 49 мин. 2017
25 сен 2017 20:00 Жизненные истории. Наряды для жизни 3 49 мин. 2017
18 сен 2017 20:00 Жизненные истории. Ради жизни на Земле: Борьба 5 51 мин. 2017


Комментарии (164)

  • 22 фев 2018 12:11

    Когда жизнь не менее интересна, чем роман.
    "Сборная солянка" от разных авторов разных стран и эпох.
    "Робинзон Крузо", Даниель Дефо
    Имя прототипа – Александр Селкирк. Реальный «Робинзон» был боцманом на судне «Сенк пор». И хотя, никакой шторм команде не помешал в плавании, случилось проишествие, благодаря которому Александру пришлось длительное время провести одному на необитаемом острове. Из-за ссоры с капитаном он потребовал высадить его на ближайший берег, команда же всерьёз восприняла его просьбу и выполнила её.
    Высадить высадили, а вот забрать обратно наверно… забыли, или просто не захотели. Так там он и остался жить четыре с половиной года. До тех пор, пока по счастливой случайности проплывающее мимо судно его не подобрало. И когда тот прибыл в Англию, одна из местных газет опубликовала историю о его проживании на острове. Эта же статья и вдохновила Даниэля Дефо на написание своего романа, который потом и принёс ему мировую известность. Конечно, писатель несколько преувеличил, рассказав о пиратах, дикарях-каннибалах, дружбе с Пятницей и о пребывании на острове целых 28 лет. Но от этого сама история стала только интересней.
    "Алиса в Стране чудес.", Льюис Кэрролл
    Прелестная девочка из семьи Лиделлов была любимицей Кэролла. Именно с нее он написал литературный портрет своей знаменитой Алисы.
    "Пиноккио" ( Буратино). Герой сказки Карло Коллоди и «Золотого ключика» А. Толстого
    Любопытно, но оба –главный герой и реальный прототип были… деревянными. Но если у знаменитого мальчика всё было сделано из дерева, а нос удлинялся, стоило тому начать говорить неправду, то реальный Пиноккио был не настолько сказочным.
    Он родился в 1790 году, и по росту был похож на карлика, однако это не помешало ему с восемнадцати лет стать солдатом. После службы в армии Пиноккио Санчес вернулся домой абсолютным калекой. И если бы не знакомство с доктором Бестульджи, возможно он вряд ли прожил ещё 10 лет. Известный в то время врач сделал бедняге сложнейшую операцию, поменяв изуродованные части тела на деревянные протезы (причём нос тоже стал деревянным и более длинным). После смерти тело Пиноккио было кремировано, и его прах покоится на кладбище рядом с Карло Коллоди.
    У всем известного хитрого Дуремара из сказки А.Толстого "Золотой ключик" существовал вполне себе реальный прототип.В 1895 году в Москве обитал французский доктор Жак Булемард-страстный поклонник
    лечения пиявками.Все плюсы этого лечения он был готов немедленно демонстрировать на себе.Доктор был невероятно ппулярен главным образом потому,что над ним можно было весело посмеяться,наблюдая за его манипуляциями с пиявками.Поэтому с этой целью его и звали в салоны.Русские дети,наблюдая,как он ловит пиявок на болотах,в динном плаще от комаров,дразнили его Дуремаром,коверкая фамилию.Грех было не воспользоваться таким колоритным персонажем,что А.Толстой и сделал.
    Алексей Толстой, как известно, хотя и стремился всего лишь переписать сказку Карло Коллодио русским языком, выпустил в свет вполне самостоятельную историю, в которой четко прочитываются аналогии с современными ему деятелями культуры. Толстой не был поклонником театра Мейерхольда и его биомеханики, так что тому досталась роль антагониста — Карабаса-Барабаса.
    «Портрет Дориана Грэя»
    Джон Грей
    Оскар Уайльд дружил с Джоном Грэем, который даже в 25 лет выглядел красивым 15-ти летним мальчиком. Иногда они были любовниками и вдохновленный Уайльд навеки прославил предмет своей страсти в своем знаменитом романе.
    "Жан-Кристоф", Ромен Роллан
    Своеобразным прототипом героя послужил великий композитор Людвиг Ван Бетховен (1770-1827). Это отчетливо проявляется в начале романа: Ж.-К. — полунемец-полуфламандец, у него широкое лицо с грубоватыми крупными чертами и грива густых непокорных волос, он родился в небольшом немецком городке. В дальнейшем фактографическое сходство кончается; Ж.-К. живет почти век спустя, и судьба у него иная. Но вымышленного и реального композиторов по-прежнему роднит творческая мощь и бунтарский дух
    "Луна и грош", Сомерсет Моэм
    Роман представляет собой биографию вымышленного персонажа Чарльза Стрикленда, английского биржевого маклера, который в 40-летнем возрасте внезапно бросает жену и детей, чтобы стать художником. Прообразом Чарльза Стрикленда послужил Поль Гоген.
    "Приключения Барона Мюнхгаузена", Рудольф Эрих Распе
    Что сам персонаж, так и его прототип славились своим умением рассказывать о себе фантастические истории. Настоящее имя реального героя было – барон Карл Фридрих-Иероним фон Мюнхгаузен (1720-1797), родился он в Германии, а потом служил в России (ротмистр русской службы). В 1744 году он командовал почётным караулом, встречавшим в Риге невесту цесаревича — принцессу Софию-Фридерику Ангальт-Цербстскую (будущую императрицу Екатерину II).
    С 1752 года до самой смерти Мюнхгаузен жил в Боденвердере ( Германия) , общаясь по преимуществу с соседями, которым рассказывал поразительные истории о своих охотничьих похождениях и приключениях в России.
    Именно его рассказами заинтересовались писатели, и вскоре они стали основой для книг о «Приключениях барона Мюнхгаузена».
    "Двенадцать стульев", И. Ильф, Е. Петров
    Главным прототипом великого комбинатора был Осип Шор Но друзья и родные его звали Остапом. Причём его прототип был похож на книжного персонажа как внутренне, так и внешне. Остап Шор часто бывал на литературных вечерах, где встречался со своими друзьями. Его приключения также были известны Ильфу и Петрову. (Об этом колоритном человеке я уже писала подробно тут в статье "Тот самый Остап"
    Позже Ильф и Петров пишут продолжение своего романа - «Золотой телёнок».
    Никифор Ляпис-Трубецкой был списан с поэта Осипа Колычева, старого одесского друга авторов. Колычев действительно сотрудничал с двумя десятками изданий, каждому предлагая стихи «на злобу дня».
    Прототипом Авессалома Изнуренкова послужил некто Глушаков, человек окололитературный, давший в двадцатые годы сотни тем для фельетонов и карикатур всем московским сатирическим журналам.
    Полесов, слесарь со средним образованием – сосед Ильи Ильфа, механик. Он скупал на Сухаревском рынке металлолом и конструировал дома мотоцикл.
    Киса Воробьянинов — двоюродный дядя Евгения Петрова и Валентина Катаева.
    «Агент 007»
    У знаменитого Джемса Бонда, агента 007 было несколько прототипов. Самый известный – это принц Нидерландов Бернард.
    Биография принца Бернарда, отца Королевы Беатрикс, читается как захватывающий приключенческий роман. Именно обаятельный, всегда с иголочки одетый принц Бернард, друг Яна Флеминга, создателя Джеймса Бонда, был одним из прототипов образа знаменитого шпиона.
    В 1937 году Бернард женился на Крон-принцессе Оранской, будущей королеве Юлиане.
    После захвата Нидерландов гитлеровской армией, королевская семья бежала в Лондон, где Бернард предложил свои услуги британской разведке. Британцы взяли принца на службу, однако, приставили одного из своих агентов следить за немцем Бернардом. Этим агентом и был Ян Флеминг.
    Флеминг уже тогда вынашивал идею написать что-нибудь приключенческое, а принц Бернард больше всего восхищал его двумя своими привычками. Во-первых, тем, что он всегда заказывал «Водку мартини», добавляя ‘ Shaken, not stirred ’ («Взболтать, но не размешивать») - фирменная фраза Бонда. Флеминг даже спросил у Бернарда разрешения на использование этой цитаты. Вторая же привычка заключалась в том, что Бернард нередко представлялся «Бернард, принц Бернард» - это Флеминг также решил скопировать.
    Эрих Мария Ремарк
    "Триумфальная арка"
    Было множество предположений, что прототипом главной героини Жоан являлась Марлен Дитрих, возлюбленная Ремарка, с которой он проводил время в Париже перед началом Второй мировой войны.
    Три товарища"
    Фигура Роберта представляет собой особый интерес: она более всех других идентична самому автору и очень часто используется им для передачи его собственных мыслей. Не случайно, видимо, именно этого героя Ремарк заставил во многом повторить свой собственный жизненный путь, В октябре 1925 года Ремарк женился на Ильзе Ютте Замбона, бывшей танцовщице.
    Ютта в течение многих лет страдала от чахотки. Она стала прообразом для нескольких героинь произведений Ремарка, в том числе и Пат из «Трёх товарищей» ( ну добавлю, видимо и Лилиан из «Жизнь взаймы»)
    «Тихий Дон» М. Шолохов.
    Еще в ранней редакции романа Шолохова появился некий Абрам Ермаков - прямой предтеча Григория Мелехова, которого тогда в тексте вообще не было. И внешность, и поведение Ермакова сильно напоминают будущий образ Мелехова. У обоих персонажей был один прототип: вешенский казак с хутора Базки, полный Георгиевский кавалер, командир 1-й повстанческой дивизии во время Вешенского восстания хорунжий Харлампий Васильевич Ермаков. Сам писатель называл Харлампия главным прототипом Григория Мелехова.
    Порой авторы в произведениях увековечивают только имена своих друзей, любимых или просто знакомых.
    Том Сойер
    Он работал калифорнийским пожарником и спас Марку Твену жизнь на Миссисипи. Том Сойер и Марк Твен крепко подружились, а в знак своей привязанности писатель присвоил имя Тома Сойера своему литературному персонажу.
    А вот Бекки Тэтчер была списана с Лоры Хокинс, которая жил напротив семьи Клеменс на Хилл-стрит в Миссури. Отличник Сид был сводным братом Марка Твена.
    Юрий Олеша «Три толстяка».
    Помните странное имя главной героини – девочки-циркачки Суок? А на самом деле это не имя , а фамилия!
    В семье австрийского эмигранта Густава Суока родились и выросли три девочки: Лидия, Ольга и Серафима. На фото Сима в середине, Ольга справа.
    Годы их девичьего расцвета пришлись на смутное время: война, потом революция, еще одна и снова война. Одесса тех лет была странным местом: с одной стороны, город был наводнен разнообразными бандитами и жуликами, с другой — писателями и поэтами. Там с девушками и познакомились в 1918 году три литератора: писатели Юрий Олеша и Валентин Катаев и поэт Эдуард Багрицкий.
    20-летний Олеша страстно влюбился в младшую и самую красивую — 16-летнюю Симу. Девушка была ветренной и периодически предавала Юрия , уходила к другим и в итоге однажды ушла навсегда ( она была замужем 5 раз и в основном её мужьями были люди незаурядные, в т.ч. Нарбут и Шкловский)
    Уже через год Олеша женился на ее сестре Ольге. И именно ей посвящена его знаменитая сказка «Три толстяка». Но для всех знавших Симу Суок было очевидным: это она — циркачка Суок и кукла наследника Тутти. Это не было тайной и для Ольги. Сам Олеша говорил ей: «Вы две половинки моей души». Да ведь и сама Суок из сказки не так-то проста: она и добрая, смелая циркачка, и бездушная механическая кукла.

  • 21 фев 2018 16:09

    ТАЙНА ЯНТАРНЙ комнаты. История похищения "восьмого чуда света"
    Шикарный подарок, преподнесённый Петру I, до сих пор разыскивают в России, Дании, Германии, Польше и других странах. На кону — $155 млн.
    В середине октября трое немецких исследователей заявили, что пропавшее "восьмое чудо света" может находиться в Саксонии. Леонард Блуме, Гюнтер Экардт и Петер Лор сообщили, что к ним обратился некий "информированный источник", по словам которого несметные богатства находятся в окрестностях пещеры Принца. Исследователи ищут деньги на поиски легендарного клада.
    Следы Янтарной комнаты, которую Петру I подарил прусский король Фридрих Вильгельм I в 1716 году, не найдены до сих пор. Стоимость экспонатов, украденных из неё во время Второй мировой войны, оценивается в баснословные суммы. Что это за легендарная комната и где её искать?
    Что это за комната
    История с "восьмым чудом света" началась в 1699 году. Король Пруссии Фридрих I решил перестроить Большой королевский дворец в Берлине. Сделать "что-нибудь этакое" поручили главному архитектору королевства Андреасу Шлютеру.
    Специалист придумал тогда прорыв в мире архитектуры и дизайна — он решил изготовить целую комнату из янтаря. Идею король поддержал, и мастер принялся за дело.
    Комната была наполовину готова, когда из-за интриг своего соперника, Эозандера фон Гёте, Шлютера в 1706 году отстранили от постройки дворца. И хотя он оставался придворным скульптором, работ по Янтарной комнате уже никаких не проводил. Позже их думали начать заново, возвращались к этому вопросу, передумывали. Так продолжалось до 1713 года, пока Фридрих I не умер. Его сыну, который стал королём, эта комната не нравилась и была не нужна.
    В то же время новый монарх был поклонником действий Петра I и пытался подружиться с Россией. А первый российский император тяготел ко всему масштабному. Тогда Фридрих Вильгельм I решил одним выстрелом убить двух зайцев: в 1716 году он подарил Петру I в качестве дипломатического подарка Янтарную комнату.
    Картинки по запросу Резьба по янтарю. Воссоздание Янтарной комнаты Большого Екатерининского дворца. Фото © РИА Новости/Рудольф Кучеров
    Приключения комнаты в России
    В столицу янтарный кабинет везли аж на 18 телегах через Кёнигсберг, Мемель и Ригу. В Петербурге необычную комнату должен был распаковать Александр Меншиков.
    Приближённый Петра I славился в том числе своими хитростью, вороватостью и любовью к деньгам. И почему-то именно при нём таинственно пропала половина деталей из дипломатического подарка. Поэтому комнату собрать пока не представлялось возможным.
    "Восьмое чудо света" так и находилось в Летнем дворце Петра I, пока на престоле не оказалась дочь российского императора Елизавета Петровна в 1741 году. Она решила перевезти комнату в свою резиденцию. Обер-архитектор Бартоломео Растрелли собрал "мозаику", дополнив недостающие части зеркальными пилястрами и росписями панно "под янтарь". Так "отремонтированная" комната оказалась в Царском Селе. Окончательно она приобрела свой вид лишь к 1770 году, когда Екатерина II распорядилась вновь отреставрировать комнату.
    Она стала одним из достояний русского двора. Как пишут историки, иностранцы стремились попасть в резиденцию.
    — Глаз, не привычный видеть янтарь в таком количестве, захвачен и ослеплён богатством и теплотой тонов, которые пробегают всю гамму — от пылающего топаза до светло-лимонного… когда солнце освещает стены и проникает своими лучами в прозрачные прожилки янтаря, — писал французский поэт Теофиль Готье в середине XIX века.
    Комната так и находилась в Екатерининском дворце даже после падения монархии. С 1930-х годов туда водили экскурсии. Советские скульпторы даже реконструировали достопримечательность.
    Под защитой бумаги
    Янтарная комната была одним из тех объектов, которые советские власти не смогли эвакуировать во время Великой Отечественной войны. Дело в том, что она слишком хрупкая и перевозка рисковала обернуться полным разрушением. Для более-менее безопасной транспортировки попросту не было времени.
    Янтарное достояние законсервировали, оклеив бумагой, марлей и ватой. Однако, когда в Ленинград пришли немцы, они решили комнату перевозить. Летом 1942 года детали достопримечательности вместе с другими музейными экспонатами отправили по распоряжению одного из ближайших сподручных Гитлера — гауляйтера Эриха Коха — в Кёнигсберг (нынешний Калининград).
    Вениамин Дмитриев и Валентин Ерашов в своей книге "Тайна Янтарной комнаты" передают рассказы музейных работников, видевших это воочию.
    — (Немецкие) солдаты бережно несли продолговатый ящик. Они ступали осторожно, еле передвигая ноги, почти не отрывая подошвы сапог от ступеней, и всё-таки офицер прикрикнул на них: "Осторожно! Это янтарная комната", — отмечается в книге.
    Однако, когда после войны стали восстанавливать музейные экспонаты, её нигде не оказалось. Археологи, а потом и так называемые чёрные копатели исследовали Кёнигсберг и Калининград вдоль и поперёк. По самой распространённой версии, её вывезли за несколько дней до капитуляции Кёнигсберга в апреле 1945 года.
    Проклятие Янтарной комнаты
    Уникальную ценность до сих пор ищут в Германии, Дании и на западе России. А тем временем все, кто как-либо говорит о её возможном местонахождении, таинственным образом погибают. Альфред Роде, который во время войны находился в Королевском замке и был "хранителем" Янтарной комнаты, мог пролить свет на запутанную историю исчезновения. Но он заявил о потере памяти из-за контузии. Он "пытался" помочь советским историкам, выдавая порой прямо противоположные советы о её местонахождении. 7 декабря 1945 года тела Роде и его супруги обнаружили в квартире. По одной из версий, они покончили жизнь самоубийством, по другой — умерли от тифа.
    В газете "Русская Чехия" в 1945 году рассказывалось о ещё одном факте. Так, по информации издания, майор госбезопасности Иван Курица погиб в Кёнигсберге, где расследовал обстоятельства исчезновения Янтарной комнаты. В тот момент, когда он ехал на встречу с агентом, который обещал рассказать о раритете, произошло ДТП. Кто-то натянул поперёк дороги проволоку, и правоохранителю отрезало голову. Рассказывалось также, что таинственного агента якобы задушили.
    Дальше события с поисками Янтарной комнаты всё больше начинают напоминать боевик. Эрих Кох, который наверняка мог знать, где комната, отбывал наказание в польской тюрьме. На все вопросы отвечал, что увезли в неизвестном направлении без его участия. По одной из версий, в польской тюрьме Мокотув в 1966 году он всё же рассказал сокамернику Эммануилу Штейну, где искать клад. Однако после освобождения в 1968 году последний смог сбежать в США. Историки не исключают, что он нашёл и даже смог вывезти часть несметных богатств, но это больше относится к версиям из разряда фантастики.
    Не исключено, что Янтарная комната сначала была искусно спрятана в самом Королевском замке. Однако в 1968 году его уничтожили (в том же году, когда Штейн мигрировал), поэтому, если данная версия верна, то проверить это будет практически невозможно.
    Тем временем Кох решил действовать самостоятельно. Он обратился к руководству колонии с таким заявлением: "Я готов после амнистии уехать к себе на родину через Калининград, а в Калининграде предпринять всё возможное, чтобы Янтарная комната была найдена", — сказал он.
    Однако польские власти, как указывают историки, рассказали советской стороне об этом только после его смерти в 1986 году.
    В 1992 году западная пресса подробно писала об убийстве первого заместителя начальника ГРУ Генштаба Министерства обороны России генерал-полковника Юрия Гусева. В России же считается, что 57-летний чиновник погиб в результате автокатастрофы в ноябре 1992 года.
    Государственная комиссия проводит расследование у Королевского замка в Кёнигсберге, где с 1942 по 1944 годы в последний раз экспонировалась пропавшая Янтарная комната XVIII века. Коллаж © L!FE. Фото © РИА Новости// Shutterstock IncГосударственная комиссия проводит расследование у Королевского замка в Кёнигсберге, где с 1942 по 1944 годы в последний раз экспонировалась пропавшая Янтарная комната XVIII века. Коллаж © L!FE. Фото © РИА Новости// Shutterstock Inc
    За несколько дней до этого он рассказал в интервью, что знает о местонахождении Янтарной комнаты, но говорить о том, где она находится, не будет. В целях безопасности.
    Где ищут Янтарную комнату
    Поиски Янтарной комнаты не прекращаются уже более полувека. Где исследователи ищут клад.
    Калининград
    Бытует мнение, что комнату хотели вывезти, но не успели. В 1958 году в газете "Калининградская правда" была опубликована статья о том, что в одном из секретных бункеров города может быть спрятана Янтарная комната. Не исключалось, что она находится под улицами Шевченко и Пролетарской (бывшими Юнкерштрассе и Французишенштрассе).
    Янтарную комнату также искали в бункере под одной из кёнигсбергских кирх — на Понарте.
    Также поиски велись и ведутся на месте некогда существовавшего Королевского замка. Хотя после пожара в апреле 1945 года учёные проводили специальные экспертизы и не обнаружили никаких следов янтаря. В 2010 году в одном из городских фортов даже обнаружили ход в подземелье и 20-сантиметровый фрагмент янтаря. Поиски продолжили, но здесь ничего больше не было. Позже представители царскосельского музея заявили, что этот фрагмент принадлежит более позднему периоду.
    Кроме того, в 2015 году под гостиницей "Калининград" археологи обнаружили ещё один "ход", где были сундуки и следы от обёрточной бумаги. Однако дальнейшие поиски пока ни к чему не привели.
    Польша
    В 2015 году кладоискатели заявили, что в окрестностях замка Ксенж — в районе города Валбжих — обнаружили поезд с нацистским золотом. За геоданные они потребовали 10% стоимости сокровищ, если их найдут. По оценкам историков, в поезде было сокровищ на 500 миллионов долларов.
    После этого в городе началась настоящая золотая лихорадка. Кладоискатели со всей Европы были уверены, что Янтарную комнату вывозили в этом же поезде или соседним составом. Начались раскопки. Но до настоящего момента не найдено ничего.
    Также клад искали в окрестностях села Мамерки, где во время войны располагалась ставка войск вермахта. Археологи полагали, что здесь нацисты спрятали клады, оружие и другие драгоценности.
    Дело в том, что при обследовании одного из туннелей бункера с помощью георадара нашли пустоты в грунте. Выяснилось, что это замурованное помещение под землёй. Специалисты пробурили два глубоких отверстия в одном из фундаментов, но найти так ничего и не смогли.
    Германия
    Янтарную комнату искали в заброшенном туннеле в городе Вупперталь по инициативе местного пенсионера Карла-Хайнса Кляйне. Он взял с собой пару приятелей, и все отправились в заброшенный лаз. Правда, в конце туннеля они наткнулись лишь на летучих мышей.
    Ещё одним местом называется Дрезден. Как заявили исследователи, на стенах в пещере Принца они обнаружили следы от стальных кабелей, которые использовались для опускания грузов на глубину. По данным георадара, под пещерами скрывается система тайных тоннелей, где и могли спрятать несметные богатства.
    Германия является пока единственной страной, где поиски сокровищ из Янтарной комнаты увенчались успехом. Флорентийскую мозаику "Обоняние и осязание", которая была изготовлена по указу Екатерины II, нашли в Бремене в 1997 году. Как оказалось, один немецкий солдат украл её "в качестве сувенира" во время вывоза всей комнаты в Кёнигсберг. Фашист передал её немецкому нотариусу, последний пытался мозаику продать. В 1997 году её конфисковали немецкие власти, а мужчина пошёл под суд. Через три года министр по делам культуры ФРГ Михаэль Науман передал тогда исполняющему обязанности президента РФ Владимиру Путину найденные фрагменты. В Россию также вернулся уникальный янтарный комод. Дания
    Немец Вильгельм Крафт, который воевал на стороне фашистов, в начале 2000-х заявил, что ценность закопали в районе деревни Асаа. Сюда же якобы вывозили украденные реликвии из русских церквей. Деревню быстро наводнили туристы. Однако поиски так ни к чему и не привели. Австри
    В городе Линц, где родился Адольф Гитлер, энтузиасты также искали клад. Но версия о его наличии там основана лишь на том, что фюрер мечтал организовать на своей малой родине огромный музей и собрать в нём уникальные ценности. Особое место отводилось как раз Янтарной комнате.
    **
    Многие кладоискатели уверены, что даже если комната и сохранилась, то уже попросту превратилась в пыль. Дело в том, что янтарь является очень хрупким материалом, сам объект приходилось постоянно реставрировать. Но этот факт больше 70 лет не останавливает ни одного кладоискателя.

  • 20 фев 2018 12:26

    Сэр Уинстон Леонард Спенсер-Черчилль-Sir Winston Leonard Spencer-Churchill
    /30 ноября 1874, Бленхеймский дворец —24 января 1965, Лондон/
    — британский государственный и политический деятель, премьер-министр Великобритании в 1940—1945 и 1951—1955 годах; военный, журналист, писатель, почётный член Британской академии
    (1952), лауреат Нобелевской премии по литературе (1953).
    Уинстон Леонард Спенсер-Черчилль IV(1874-1965) - 12-й герцог Мальборо пэр Англии, лорд Адмиралтейства, премьер-министр Великобритании, военный в чине полковника занимался журналистикой, писал литературные труды. А в сорок лет, впервые, взяв в руки кисти и краски, стал художником-живописцем, оставившим после себя огромное творческое наследие.
    Еще будучи командиром батальона шотландских стрелков в 1915 году Черчилль написал четыре живописных полотна с натуры, практически на линии фронта. Это непоколебимое спокойствие производило на его подчиненных солдат и офицеров невероятное впечатление. Черчилль с невозмутимым видом делал наброски, не реагируя на вражеские обстрелы.
    Увлеченность живописью вывело Уинстона из глубокого приступа депрессии и после отставки с поста первого лорда Адмиралтейства. Он вывел для себя закономерность, что полностью отдаваясь написанию картин, он напрочь забывает обо всем - даже о неприятностях "большой политики". Своей кузине как-то он признавался: "Иногда я готов бросить почти все ради занятия живописью".
    Новое хобби для Уинстона было намного больше нежели увлечение. Его походы на пленэр представляли собой целую процессию: впереди шли садовники с мольбертом, холстом на подрамнике, палитрой кистями и красками, за ними - Черчилль в сюртуке, широкополой шляпе и с сигарой во рту. Найдя место, с которого просматривался интересующий его пейзаж в нужном ракурсе, он отдавал распоряжение установить мольберт и зонт от солнца. Затем отпускал работников и приступал к живописи
    Все атрибуты художника-живописца всегда были при нем, во всех его бесконечных поездках по разным странам. Во всех домах, где жила чета Черчиллей, устраивались художественные студии. Уинстон рисовал везде и всегда мог выделить пару часов любимому увлечению.
    «Я не знаю какого-либо другого занятия, которое, абсолютно не изматывая тело, настолько полно поглощает ум. Какие бы заботы ни принес день, какие бы угрозы ни таило в себе будущее, едва картина начинает рождаться, все тревоги отступают, для них больше нет места в голове. Они уходят в тень и исчезают во мраке».
    Если в политических делах и литературном творчестве Черчилль был уверен в себе на все сто, то в живописи он очень скромно оценивал свой талант. Будучи открыт для критики, с подозрением относился к похвалам, так как понимал, что хвалят его не только за картины.
    Он часто говорил: «Мои картины слишком плохи, чтобы их продавать, и слишком дороги, чтобы дарить их кому-то другому, кроме близких друзей».
    Тем не менее в 1921 году Черчилль все же отправил несколько своих картин на Международную выставку в Париже, поставив на них подпись выдуманного им художника Чарльза Морина. К его удивлению, жюри одобрило шесть картин и выставило на аукцион. А в 1925 году Черчилль-живописец имел еще больший успех: на экспозиции художественных работ в лондонской галерее его полотно было удостоено первого места среди работ художников-непрофессионалов. Авторы были представлены на суд жюри анонимно.
    Профессиональное жюри достаточно высоко оценило работу Уинстона, утверждая: «Кто бы ни был их автор, он явно не художник воскресного дня». А политик то как раз и писал свои творения только по выходным дням да и совсем малые часы и минуты, свободные от государственных дел.
    Во время Второй мировой войны Черчилль не писал картин. А вернулся к любимому делу уже после войны еще с большим рвением.
    Уинстон был премьер-министром Британии 2 избирательных срока: с 1940-1945 и с 1951-1955. И когда консерваторы во главе с Черчиллем в 1945 году потерпели поражение на выборах, его снова из подавленного душевного состояния снова выводила живопись. Он, как и 30 лет назад с головой ушел в творческое состояниелль. | Фото: liveinternet.ru.
    И уже спустя три года ему было присвоено звание почетного члена Королевской академии искусств. Удостоенный большой чести художник все так же как прежде скромно оценивал собственные живописные произведения.
    Как то своему другу он признался: «Мне как-то неловко выставлять свои картины публично, ведь они для меня, как дети: даже если ведут себя плохо, то все равно остаются любимыми».
    И все-таки выставка состоялась. В Канзас-Сити (Миссури) в 1958 году была организована первая персональная экспозиция тридцати пяти работ Уинстона Черчилля, которые имели ошеломляющий успех. Далее картины отправились в турне по городам США, где были по достоинству оценены. Более полумиллиона зрителей увидело работы отставного британского премьера.
    Давний друг Уинстона, президент Гарри Трумэн похвалил его за реалистичность работ: «Они чертовски хороши. По крайней мере, вы ясно видите, что именно на них изображено. А о работах многих современных художников этого не скажешь».
    А фельдмаршал Алексендер, анализируя живопись Черчилля, сказал: «Он очень любит краски и берет их слишком много, отчего его картины так резки. Он не может устоять, чтобы не использовать всю палитру красок. В живописи, как и во всем остальном, начиная от большой политики и заканчивая едой, Черчилль был максималистом."
    Истинные ценители живописи работы британского политика воспринимают довольно тепло и признают, что "более десятка его работ могли бы соперничать с шедеврами гениальных импрессионистов". Так, к примеру, в 2006 году картина "Чартуэлл: Пейзаж с овцами." было продано на торгах аукциона за миллион фунтов стерлингов (2 миллиона долларов США). После смерти Черчилля многие его работы неоднократно выставлялись на аукционах их охотно раскупали.Независимые эксперты считали даже,что если бы их автор поменьше занимался политикой и побольше живописью,то его имя оказалось бы в одном ряду с самыми талантливыми импрессионистами.
    Благодаря уникальной работоспособности ему удалось оставить после себя не менее 500 полотен.
    В сети можно найти не мало фотографий картин У.Черчиля

  • 19 фев 2018 11:09

    ВАЙНЕРЫ--Место встречи изменить пора---
    "Он был одним из немногих советских миллионеров – с братом Аркадием они написали 150 книг, по многим из них были сняты фильмы, в том числе и «Место встречи изменить нельзя». Но главное – был счастливчиком по жизни: улыбался, всем помогал и испытывал себя на прочность. Переехав в США, Георгий Вайнер стал успешен там даже без «титьки Гослитиздата».
    Его называли детективным писателем, он же всегда поправлял, что пишет о людях, «а преступники и погони – это так, чтобы книжки читали». Тем не менее советский детектив был прочно связан с его именем. Георгий Вайнер являлся легендой для всех любителей этого жанра в Советском Союзе. В соавторстве с братом Аркадием Вайнером он написал десятки книг и романов, тиражи которых исчислялись сотнями тысяч. «Гонки по вертикали», «Лекарство против страха», «Визит к минотавру» – этими и многими другими их произведениями зачитывались все. Многое тут же экранизировали режиссеры. И пиком популярности стал, конечно же, выход романа «Эра милосердия», положенного в основу фильма Станислава Говорухина «Место встречи изменить нельзя».
    Их первая книга – «Часы для мистера Келли» – вышла в 1967 году, причем за год до этого никто из братьев даже не помышлял о писательской карьере, да и в рабочем тандеме они навряд ли тогда себя видели: уж больно братья были разные. О старшем брате Георгий Вайнер говорил: «И внешне, и по характеру мы довольно разные люди. Аркадий – человек организованный и целеустремленный, прошедший гораздо большую, в отличие от меня, школу государственной службы. Он 15 лет прослужил в криминальной милиции следователем по особо важным делам. А я человек разболтанный, расхристанный и занимался как бы более творческой работой – журналистикой. Именно на стыке наших знаний и личной практики и возникла идея сотрудничества».
    Идея родилась спонтанно, во время посиделок, когда кто-то случайно предложил попробовать братьям – двум прекрасным рассказчикам баек и историй их собственной жизни – объединить усилия в каком-нибудь коротеньком рассказе листов этак на шесть-семь. С энтузиазмом, но больше из любопытства, братья тут же принялись за составление плана к рассказу, занявшему сорок бумажных листов. Через пару месяцев появился и сам роман на 600 листах. Дали почитать родственникам, да и задвинули в дальний ящик письменного стола.
    Так и пролежал роман в столе порядка года, пока в декабре 1966-го братья не познакомились с Юлианом Семеновым. Познакомились они с ним, как вспоминал Георгий Вайнер, при «трагикомических» обстоятельствах: «Накануне этого дня Юлиан “сильно отдыхал” в ресторане ВТО (Всероссийского театрального общества) и что-то не поделил с присутствовавшими там гражданами. В ВТО ходили не только деятели сцены, но и масса всякого рода смешных людей – деловиков, фарцовщиков и прочих. Вот с ними он и затеял драку, причем был и ее инициатором, и виновником. Дело закончилось тем, что их всех забрали в знаменитое 108-е отделение на Пушкинской площади. Фарцовщики и всякие темные личности были трезвыми, и их отпустили, а Юлиан – знаменитый милицейский писатель, автор “Петровки, 38”, продолжал бушевать, и его посадили в “обезьянник”. Он и оттуда оскорблял работников дежурной части, так что те составили страшные рапорты, как Семенов чуть не сверг советскую власть».
    Узнав о ситуации, братья попросили организовать с Семеновым встречу. Старший из Вайнеров к тому времени был начальником следственного отдела МУРа, и ему удалось все уладить. С Юлиана Семенова сняли все обвинения в хулиганстве, уже возбужденное дело – закрыли. «Так Юлик отбился, а мы с ним подружились до конца его жизни, – рассказывал Георгий Вайнер. – Вспоминаю я Юлиана с большой любовью и грустью, потому что ни с кем другим я так не дружил. Если Аркадий был человеком спокойным, то мы с Юлианом – взрывными, и наши с ним отношения нельзя было назвать ровными и добрыми. В “мирную пору” мы друг друга беззаветно любили, но уж если ссорились из-за чего-то, то доходили чуть что не до драк… Именно Юлиан в значительной мере предопределил нашу литературную судьбу. Произошло это так: вскоре после спасения Юлика от “судилища” мы, стыдливо хихикая, признались ему, что написали свой первый роман».
    После прочтения восхищенный Семенов разделил пухлую пачку исписанных листов на две равные части, откладывая по очереди страницу направо, другую – налево. Одну часть листов он забрал домой и сам придумал между ними связки. После этого отдал братьям их же роман, только в сокращенном виде. «В таком виде наш роман “Часы для мистера Келли” и вышел с его легкой руки в журнале, а затем в “Молодой гвардии”, – вспоминал Аркадий Вайнер. – Помимо этого Юлиан отвел нас на “Мосфильм” и в Министерство культуры, где мы продали нашу первую пьесу. Благодаря Юлику мы избежали массы унижений и неизбежных мытарств, сопутствующих первопропуткам, и попали практически всюду, за исключением разве балета и поэтических сборников». Ну а в дальнейшем, уже собственными силами и упорным трудом, выдавая порой на-гора по два романа в год, братья начали завоёвывать все большую и большую популярность.
    Труд был тяжелым, но он приносил удовольствие. В отличие от того, что приходилось делать Григорию раньше. Трудовая книжка Георгия, в отличие от старшего брата, уверенно шедшего по выбранному пути, была полна разнообразия. Георгий был младше брата на семь лет. Но разница была не только в возрасте. Старший был отличником, ну а Жорка – так называли Георгия друзья – к оценкам относился весьма спокойно. Вот что Георгий Вайнер рассказывал сам: «Как-то моя классная руководительница встретила моего соседа по парте. Разговор, естественно, зашел о том, кто кем стал, кто в жизни преуспел. Потом учительница поинтересовалась: а кто же выше всех забрался по лесенке жизни? Мой приятель ответил: “Пожалуй, Жорка Вайнер – известный писатель, сценарист...” На что после паузы последовала реплика: “А ведь такой тупой ребенок был!”». Правда, наверное, Георгий Вайнер все-таки разбавил эту историю своим фирменным юмором.
    После школы, закончив Московский юридический институт, Георгий неожиданно для всех устроился работать электромонтером. И лишь намного позже он стал журналистом в многотиражке. Потом, отточив перо, он дорос до должности корреспондента ТАСС. С такой должности он и ушел в писательство, посвятив этому ремеслу большую часть своей жизни.
    Эмигрировав в 1990 году в США, Георгий Вайнер продолжил литературную деятельность и уже самостоятельно написал книги «Умножающий печаль» и «Райский сад дьявола». Кроме того, в Америке он на время возвратился и к журналистике – сначала устроился в газету «Новое русское слово» рядовым журналистом, но вскоре стал ее главным редактором.
    Что касается причин отъезда из Союза, то они вовсе не были связаны с падением железного занавеса. Георгий был выездным и до этого, его сыновья учились в Нью-Йоркском университете. Не было и недостатка в деньгах – Вайнер был советскими миллионером, к тому времени было издано порядка 150 книг братьев, по части из них были сняты 22 советских фильма. Лауреат многих премий Советского Союза, член Союза писателей и кинематографистов СССР Георгий Вайнер просто решил проверить, сможет ли он прожить в том, другом и свободном мире, полагаясь только на себя, «не будучи привязанным к титьке Гослитиздата, Госкомпечати, системы Госкино СССР». Переехал, проверил и доказал себе и другим, что может. Востребован в США он был не меньше, чем на родине.
    Вопросы о политике он предпочитал обходить стороной. Не потому, что осторожничал, а потому, что, как однажды высказался сам Вайнер: «Исповедую некий принцип, который наглядно выражен в одном старом анекдоте брежневских времен. Однажды ночью милиция задержала человека, расклеивавшего листовки. Когда его приволокли в участок, то там на свету увидели, что это никакие не листовки, а чистые листы бумаги. Удивившись, милиционеры спросили: “А почему тут ничего не написано?” Человек ответил: “А чего писать? И так все всё знают”».
    Куда больше политики его всегда интересовали обычные люди и их обычная жизнь. И эти самые обычные люди, знавшие Георгия Вайнера, всегда отмечали его доброту, мудрость и открытую душу. Не смог повлиять на его отношение к людям даже поразивший Георгия Вайнера недуг, отнимавший все силы. Он не только оставался прежним – открытым для каждого человеком, – но и с удвоенной силой взялся за работу. Умерший в 2004 году брат Аркадий оставил недописанной вторую часть романа «Эра милосердия», и Георгий считал своим долгом закончить работу. Но он так и не успел. Он всегда относился к жизни, как к неслыханному подарку, у которого есть только один недостаток – она очень быстро заканчивается. Георгий Вайнер скончался 12 июня 2009 года в возрасте 71 года в Нью-Йорке, не успев дописать несколько произведений, в том числе и мемуары, над которыми трудился последние месяцы."
    Алексей Викторов

  • 18 фев 2018 15:16

    Время пришло, увы..

    Oй, Шура», — сказал мне Ефремов за месяц до смерти».


    …Моя бедная мама, которая воспринимала творчество сына на слух (к концу жизни она совсем ослепла), однажды чуть было не лишилась ближайшей подруги Розы.
    В Театре имени Ленинского комсомола Новый год начинался с детских утренников по узбекской народной сказке «Чудесные встречи». Однажды я заменял на этом утреннике загулявшего накануне актера. Играл эдакого этнического горниста с двухметровой трубой… Как назло, на спектакль угораздило прийти тетю Розу с внуком. Удобно устроившись в первом ряду, они приготовились наслаждаться спектаклем. Тут появился я в пестром потном халате, пропердел в дурацкую узбекскую трубу и ушел навсегда. Потрясенная тетя Роза позвонила маме: «Рая, я видела Шуру. Это трагедия!» Тетя Роза, уже без внука, попала на премьеру спектакля по пьесе Розова «В день свадьбы», где в финале вся труппа гуляла на сельской свадьбе. Мы с Державиным стояли у крайнего стола с подозрительно колхозными лицами и кричали «Горько!». Роза снова позвонила маме: «Рая! Он тебе все врет! Ему надо срочно искать профессию!» К сожалению, Роза в этом диагнозе оказалась не одинока. В своей книжке Марк Захаров написал, что «Ширвиндт, наверное, все-таки не артист… Тем более, не режиссер… Профессия у него уникальная. Он — Ширвиндт»… Хамские, конечно, строчки, но Захаров прав. Нет во мне этой лицедейской страсти. Есть актеры патологические, физиологические. Они не могут не играть. И есть актеры, ставшие таковыми, ну, в силу обстоятельств, что ли. Я из вторых. Хотя первым всегда завидовал. Вот покойный Владимир Басов — замечательный режиссер, а не мог не играть… Хоть водяного, хоть лешего, хоть кота, хоть сморчка озвучивать. Табаков такой, Гафт. Миронов таким был. А я… Репетиции люблю, премьеры. Но выходить на сцену в сотом спектакле — скучно. Иногда думаю, что все-таки с профессией не угадал.
    Правда, с Олегом Ефремовым связан один драматически не сложившийся поворот моей профессиональной жизни. Несбывшаяся великая мечта…
    Когда нависла угроза сноса «Современника» — не как коллектива, а как дома на площади Маяковского, — Олегу Ефремову (в то время возглавлявшему театр «Современник») собирались отдать здание старого Дома киноактера — на улице Воровского… Он меня вызвал в ресторан, и под литра полтора водки… силой своей убедительности рисовал мне картину единственного в мире театра, где внизу, на большой сцене, он, Ефремов, будет творить свое, вечно живое, глубоко мхатовское искусство, а наверху, в уютном маленьком зальчике, буду я, Ширвиндт… «Открываемся двумя сценами, — мечтал Олег. — Внизу, на основной сцене, — «Вечно живые». А вверху ты, со своей х..ней»… Ничего обидного в его противопоставлении не было: так Ефремов видел возвращение к мхатовской многокрасочности… Но помещения не дали, и мечта растворилась.
    Мы с Олегом… вспомнили про этот проект, встретившись на одном юбилее… В разгар веселья я стал тихонько собираться на выход. А в тот момент как раз уводили Олега: он уже не мог долго без кислородной машины. Мы столкнулись в холле. Он подошел, обнял меня, буквально повис на плечах и говорит: «Мы просрали нашу с тобой биографию, Шура». И ревет. И я реву… Через месяц его не стало.
    …Когда не было на каждом углу ресторанов, дискотек, игорных салонов и клубов для различных меньшинств… существовали маленькие гейзеры клубной жизни — так называемые «дома интеллигенции». В силу дефицита развлечений там все и было сосредоточено… Я возник на сцене впоследствии сгоревшего Дома актера. Конечно, я что-то играл в Театре имени Ленинского комсомола, но узнали меня именно там, на пятом этаже, как начальника всей шутейности — «капусты»… «Капустники» сочинялись по тем временам очень острые… У общественного директора Дома актера Михаила Ивановича Жарова, который принимал наши новогодние программы, волосы дыбом вставали от ужаса. И настоящий директор Дома Александр Моисеевич Эскин отводил его в сторонку, умоляя не волноваться. Их каждый раз куда-то вызывали, но им удавалось отговориться. Уже потом я вычислил, что происходило… Приезжал «какой-нибудь» Сартр и заявлял: «У вас тут застенок, никакой свободы слова». Ему отвечали: «Да что вы! Зайдите куда хотите, да вот хоть в Дом актера!» Приводили. А там, со сцены, при публике, банда молодежи и суперизвестные артисты несут черт знает что. Это была отдушина для узкого круга, которую придумала Госбезопасность. А уж мы ею пользовались на полную катушку. Потому у нашего начальства и возникали порой неприятности…
    Все мои телевизионные опыты оттуда — из недр Дома актера… Время диктует закуски и шутки, все остальное — прежнее… Хотя…
    Сегодняшняя жизнь — кровавое шоу с перерывами на презентации и юбилеи. Все население страны делится на поздравлял-вручал и принимал-получал. Я — из «вручал»…
    Звонят: «Завтра у нас большой праздник, круглая дата — три года нашему банку». И я понимаю, почему они празднуют: боятся, что до пятилетия не доживут — или накроются, или их всех пересажают… Панихиды тоже стали какими-то шоу. Уже, как на юбилеях или эстрадных концертах, говорят: «Вчера на панихиде здорово выступал такой-то»… Трагедия, фарс — все встык.
    Александр Ширвиндт и Михаил Державин
    Александр Ширвиндт и Михаил Державин
    Хоронили Олега Николаевича Ефремова. Панихида подходила к концу. В зале, около сцены, кто-то упал в обморок… Через несколько дней подходит ко мне мой старинный друг Анатолий Адоскин, интеллигентнейший, мягкий, тонкий человек и ироничный до мозга костей. «Ты представляешь, что со мной произошло, — говорит он. — Я упал в обморок на панихиде Олега. Оставалось несколько минут до его выноса, весь Камергерский переулок заполнен народом, и вдруг выносят меня. Правда, вперед головой… Начал думать, что так выносили Станиславского, Немировича-Данченко. И тогда я немножко привстал».
    Наша жизнь похожа на этот случай с Адоскиным…
    «Свои юбилеи я не праздную»
    …Театру сатиры — 80 лет. Каждые десять лет мы празднуем юбилей. За отчетный период я их сделал три — 60, 70, 80. К 60-летию на сцене установили пандус в виде улитки. На нем выстроилась вся труппа. Наверху, на площадке стояли Пельтцер, Папанов, Менглет, Токарская Валентина Георгиевна, прелестная дама с трагической судьбой… Я вел программу и представлял труппу: «Вот молодежь… вот среднее поколение… а вот наши ветераны, которые на своих плечах… И, наконец, — кричал я, — вечно молодой пионер нашего театра, 90-летний Георгий Тусузов». Он бежал против движения кольца. Зал встал и начал аплодировать. Пельтцер повернулась к Токарской и говорит: «Валя, вот если бы ты, старая б…ь, не скрывала свой возраст, то и ты бегала бы с Тузиком»…
    На вопрос, почему не отмечаю свои юбилеи, я придумал ответ: «Не мыслю себе юбилея, на котором юбиляра не поздравляли бы Ширвиндт и Державин». Поздравлять лучше в трезвом виде, чего я не сделал на юбилее «Сатирикона» (театр Райкина). На следующий день в газете появилась заметка: «Александр Ширвиндт один, без Михаила Державина, вышел на сцену нетвердой походкой, вытянув за собой тележку с каким-то грузом. «Я с ипподрома», — гордо сообщил Ширвиндт. После чего он долго навешивал на слегка растерявшегося Константина Райкина всяческие лошадиные принадлежности: сбрую, хомут с пестрыми ленточками, шоры. Когда Райкин был полностью экипирован для забега, Ширвиндт снял с телеги увесистый мешок. Как заклинание, промямлив «Чтобы ты всегда помнил, где ты живешь и с чем тебе предстоит сражаться», он вывалил прямо на подмостки кучу навоза. Наверное, это бутафория, предположили зрители. Но тут раздался запах. Потом долго убирали (хотя пахло до самого финала). Ширвиндт тоже помогал под бурные аплодисменты зала. Талантливому шуту позволено все»…
    Григорий Горин
    Григорий Горин
    …Очень хочется оставить где-нибудь глубокий след. Не наследить, а оставить след. Сегодня в веках можно зафиксировать себя только через рекламу. Из рекламы ресторана Дома актера: «Большинство рецептов сохранились еще от ресторана ВТО (знаменитое Всесоюзное театральное общество)… Изысканные «судак орли», «бризоль», котлеты «адмирал», которые в свое время на улице Горького заказывали Плятт, Утесов… «Сельдь по-бородински» — ароматное филе селедочки в густом орехово-томатном соусе — … его рецепт придумал знаменитый Яков Розенталь, бывший директор ресторана, которого друзья прозвали Борода. Также в меню вы найдете хорошо знакомые современные фамилии… «Омлет по-ширвиндтовски» готовится по рецепту, подаренному самим Александром Ширвиндтом»… Рискуя поиметь неприятности от моего друга-ресторатора Владимира Бароева, конспективно изложу рецепт омлета. Изобретенный мною в период домашнего одиночества, когда все домочадцы — на даче, он крайне демократичен. Открывается холодильник, и смотрится в него. Выгребается все лежалое, скукоженное, засохшее и поникшее (категорически выбрасывается гнилое и плесневелое). Все — обрезки колбасы, хвосты огурцов, редиска, каменный сыр и т. д. — режется очень мелко или натирается (если резать невозможно). Потом этот как бы поинтеллигентнее назвать — натюрморт высыпается на сковородку и жарится. Выглядит неприятно. Затем разбивается штук пять яиц, добавляется молоко и немножко минеральной воды для взбухания (но ни в коем случае не соды: от нее омлет синеет), все это взбивается и выливается на сковородку. Сверху кладется крышка. Получается пышный омлет. Что внутри — не видно, и на вкус очень неожиданно. Проверял на близких — удивляются, но едят…
    «Валя Гафт написал оду моей… уборной»
    …В нашей молодости было много опять же ведомственных здравниц. Союзу архитекторов, например, принадлежал знаменитый дом отдыха «Суханово». Мы поехали туда на Новый год и получили путевки. В них было написано: «Белоусова Наталия Николаевна, член Союза архитекторов, и Ширвиндт Александр Анатольевич, муж члена». В процессе взросления и старения отдыхательные позывы становятся антитусовочными. Тянет под куст с минимальным окружением. Много мы пошастали уютной компанией по так называемым «лагерям Дома ученых»… Природа — разная, быт — одинаково суровый: палатки, столовка на самообслуживании, нужда под деревом… Гердты, Никитины, Окуджавы и мы были допущены в эти лагеря для «прослойки» и из любви. На турбазах были строжайшие каноны пребывания. Собак и детей — ни-ни. Наша чистейшая полукровка Антон и изящнейшая окуджавская пуделиха Тяпа жили полнейшими нелегалами… А их хозяева все время мечтали о мясе. Шашлык был по ведомству единственного лица кавказской национальности в нашей лагерности — Булата Окуджавы… Он сам ехал к аборигенам, сам выбирал барана… то ли недавно кастрированного, то ли вообще скопца от рождения… — оказывается, это очень важно… Постоянно придумывали мы что-то — не как всегда и везде… Вообще, всеми правдами и неправдами надо сохранять и увековечивать свое культурное наследие… Я вот горжусь своим изобретением — мечтаю его запатентовать. В моем туалете над унитазом вмонтировано большое зеркало под углом видимости того, что происходит. Сооружение, естественно, только для мужчин. Разные мысли приходят моим друзьям во время посещения этой комнаты смеха… Вот, например, Валя Гафт написал:
    Тарковский в «Зеркале» добился отраженья
    Почти всех тайн, что скрыты в жизни спорной.
    Лишь член там не увидишь в обнаженье —
    Он отражен у Ширвиндта в уборной.
    Друзей нельзя разочаровывать — их надо веселить, кормить и одаривать… Постоянно!..
    …В 1960-х годах на перекрестке наших богемных передвижений молодой, но уже великий Слава Зайцев, перехватив наш с Гришей Гориным завистливый взгляд на прошествовавшего мимо человека — «иномарку» дипломатического разлива, участливо бросил: «Гриша! Набери материала, я создам тебе ансамбль — все ахнут». Не прошло и года, как мне позвонил взволнованный Гриша: «Свершилось! Идем в Дом литератора на премьеру костюма — я один боюсь». В переполненный гулом ресторан вошел я, а за мной в некоторой манекенной зажатости торжественно вплыл Гриша в стального цвета зайцевском шедевре. Мы остановились в дверях, ожидая аплодисментов. В этот момент мимо нас… прошмыгнул легендарный официант Адик, мельком зыркнул на Гришу и, потрепав свободной рукой лацкан шедевра, доброжелательно воскликнул: «О, рашен пошив!» Мы развернулись и больше костюм не демонстрировали.
    Случилось это лет 40 назад. Были мы молоды и мечтали о хороших пиджаках, хороших трубках, о неинерционных спиннинговых катушках… Все пришло! И что? Любочка Горина сказала: «Возьми Гришины пиджаки и трубки. Носи и кури, мне будет приятно». Я сначала испугался, потом подумал и взял. Хожу я в Гришином пиджаке, пыхчу его трубкой, и мне тепло и уютно.
    …Со страшным ускорением уходят в небытие соученики, сослуживцы, друзья. Похороны одного совпадают с сороковым днем предыдущего. Не хватает ни сил, ни слов, ни слез. Нечем заполнить вакуум единственной питательной среды — дружбы.
    Из книги «SHIRWINDT, стертый с лица земли», выпущенной издательством «Эксмо»

    a


    Александр Ширвиндт: «Пришло время собирать камни своего богатого прошлого»

  • 18 фев 2018 11:27

    "ПО справедливости" -знакомые грабли...или закономерность ... Подходит цитата, найденная Валдостой ,- "Помогая людям , будьте осторожны : первый раз вам будут благодарны и назовут лучшим ; второй раз воспримут как должное , а если вы не сможете помочь в третий раз --объявят вас предателем и лгуном".

  • 16 фев 2018 23:21

    Татьяна Хохрина

    ПО СПРАВЕДЛИВОСТИ

    — Надо, чтоб все было по справедливости, ведь правда же? Ну нечестно же, если одним все, а другим, которые тоже хорошие, не хуже, а даже и лучше тех, первых, — им ничего. Так неправильно! И в законах всех не так написано, там все по справедливости! И если люди сами это не понимают, значит, те, кто понимает или по должности обязан, должны им подсказать, помочь там или направить как-то...
    Верочка сидела на кухне, чай уже допила и оладьи доела, но уходить не собиралась, а, наоборот, устроилась поуютнее в своем любимом уголке между старым шкафчиком с посудой и стеной, на продавленном стуле с подушечкой, завернувшись в еще бабкин огромный платок, и смотрела в окно. Она любила поразмышлять в тишине, обдумывая жизнь свою и чужую и сама себе приводя разные аргументы в оправдание ее или осуждение. Особенно после того, как новый начальник назвал ее умницей, она пришла к выводу, что просто обязана часть времени уделять исключительно мыслительной деятельности. Она же теперь работник умственного труда! Хотя всего год назад и не мечтала об этом.
    Они с мамой жили очень тяжело. Особенно после того, как папка сбежал, а бабуля слегла и совсем дурная стала. Верочка еще в школе училась, и бабуля на ней была, мама по-прежнему на почте работала, чтоб домой часто забегать, когда Верочка в школе, а то бабулю-то даже запертой страшно было оставлять! Но денег совсем не было. И на еду-то не хватало, а уж про одеться или там сходить куда — и говорить нечего. Ужас просто! Перед выпускным Верочка весь вечер во дворе сидела на лавке за гаражами и так плакала, так плакала! Вот там ее Лазарь Наумыч и Эсфирь Марковна и увидели. Когда «Волгу» свою ставили. Уже поздно было, темно, но ноги прям домой не шли. Они тогда ее к себе затащили, Лазарь Наумыч все расспрашивал, а Эсфирь Марковна поила сперва кофием со сливками, а потом чаем каким-то необычным, конфетами шоколадными угощала сколько хочешь и кормила, кормила. Еда, правда, чудна́я у них какая-то, не как у людей — котлеты почему-то из курицы, каша какая-то селедочная на хлеб мазать, но ничего, съедобно. А потом принесла из другой комнаты два платья на выбор. Чтоб на выпускной-то идти. Верочка и не видела таких. Красивые очень. Верочка одно выбрала, а второе Эсфирь так отдала. И еще босоножки. На каблуке, как в кино. Чуть жали, но привыкла. А потом вместе с Верочкой к ней домой зашли. Маме гостинцы занесли и предложили ей убирать у них за деньги. Стыдно, конечно, за евреями убирать, но очень с деньгами было плохо, и мама согласилась, тем более что никому обещали не рассказывать и платили больше, чем мама на почте получала. Это потом уж, когда бабуля померла, а Верочка школу окончила и Лазарь Наумыч ее в свой институт в канцелярию устроил, мама на почте осталась только утром газеты разносить, а так к ним на целый день открыто перешла, да и Верочка там полдня проводила, ведь Эсфирь Марковна хотела ее в институт подготовить. Ну это Верочке не надо, вот и начальник говорит — умница. Но ходила к ним часто, совсем уже как своя. Они, похоже, прямо за дочку ее считают. И подарки дарят. Не конфеты какие-то или заколки, а и пальто, и сапоги, и часы. Эсфирь и сережки с кольцом ей подарила. Золотые. Это при живой-то матери! Ну а что, с другой стороны. Они, евреи, богатые! Профессора оба! Кому им? Они даже отдыхать в Карловы Вары, то есть за границу, ездят, не говоря уж про Ялту и Палангу. А мама только на даче у них была. И два раза в санатории на Волге, когда Эсфирь ей путевки доставала. Они и Верочку обещали в Крым с собой летом взять, но нет, она с ними не поедет, что люди-то подумают?! Сына-то своего прохлопали! У них сын, оказывается, был! Чего-то наделал — не поймешь, они толком не рассказали, Эсфирь рыдать сразу принимается, вот они его в Израиль и отправили! Это с родины! А он там вообще стал вроде еврейского попа, стыдобища-то! А они еще хотели, чтоб она с ними отдыхала! Вроде как член семьи. Совсем с ума сошли! В институте-то никто про сына не знает! Ведь исхитрились как-то скрыть! Умеют они это! А то бы видели они эти Карловы Вары! А тут вообще Лазарь с Фигочкой своей на конгресс в Голландию намылились и хотят там тайно с сынком встретиться! Чисто шпионы! А может, шпионы и есть?! Как устроились-то! И квартира, и дача, и Крым, и «Волга», и институт, и конгресс... Прямо как не люди, все им на подносе! А мама за ними мой!
    Верочка вздохнула, вытерла тряпочкой стол после чая, взяла лист бумаги и написала в правом верхнем углу: «Начальнику Первого отдела института...».

    Опубликовано в журнале:
    «Знамя» 2017, №10

  • 15 фев 2018 12:30

    СВЯТОСЛАВ РИХРЕР-- Главная трагедия великого музыканта...
    20 марта исполнилось сто лет со дня рождения Святослава Рихтера. Судьба гениального пианиста – это сюжет для многосерийного фильма, где найдется место и мелодраме, и детективу. Некоторые секреты, связанные с именем Рихтера, раскрыла Вера Ивановна Прохорова, которая была музыканту самым близким человеком. Для Веры Ивановны пианист был просто Светиком, хотя порой она называла его и полным именем – Святослав. Их дружба, начавшаяся в 1938 году, продолжалась до смерти Рихтера в 1997-м. Вера Ивановна знала о Рихтере все и была готова поделиться сокровенным. Рассказала она и о самой главной трагедии, перечеркнувшей в Рихтере веру в то, что у него может быть семья… Предательство матери стало для него крушением веры в людей, в возможность иметь свой дом.
    «У меня не может быть семьи, только искусство», – говорил он. В искусство он ушел, как в монастырь.
    «У Светика было ощущение, что с ним ничего не случится. Как будто он был в дружбе со всеми элементами природы. И даже страшные эпизоды его жизни, которые сокрушили веру в самого любимого человека – в мать, и смерть отца не смогли погасить в нем внутренний свет. К сожалению, я довольно точно знаю, как все было. В 1937 году Слава приехал из Одессы в Москву поступать в консерваторию к Генриху Нейгаузу. Хотя Светик нигде не учился (только дома отец занимался с ним), Нейгауз сказал: «Это ученик, которого я ждал всю жизнь». Потом Генрих Густавович в одном из писем напишет: «Рихтер – гениальный человек. Добрый, самоотверженный, деликатный и способный чувствовать боль и сострадание».
    И Слава начал учиться в консерватории. Поначалу жил у друзей, а потом его прописали у Нейгауза, и он перебрался туда
    ОДЕССА – ГОРОД, ГДЕ ВОЙНА НАСТИГЛА РОДИТЕЛЕЙ РИХТЕРА
    Родители его остались в Одессе. Отец был на 20 лет старше матери. Слава рассказывал, что тот был замечательным музыкантом, играл на органе и даже сам что-то сочинял. Преподавал в консерватории и играл в кирхе.
    Мать его была русской – Анна Павловна Москалёва. Очень красивая женщина каренинского типа – полноватая, с грациозными движениями. Была абсолютно рыжей.
    Когда ее спрашивали, чем она красит волосы, Анна Павловна подзывала Славу, и он выбегал «красненький, как апельсинчик».
    Если отец был от него, может быть, несколько далек, то мать была для Славы всем. Она очень хорошо готовила и замечательно шила. Семья в основном и жила на деньги, которые своим мастерством зарабатывала Анна Павловна. Утром она шила, днем убиралась и готовила, а вечером снимала халат, надевала платье, причесывалась и принимала гостей.
    Среди друзей дома был некий Сергей Дмитриевич Кондратьев.
    Это был человек, внешне очень похожий на Ленина. Инвалид, который мог передвигаться только по квартире. Обеды ему приносила Анна Павловна.
    Кондратьев был музыкантом-теоретиком и занимался с Рихтером. Слава рассказывал, что этого человека, давшего ему очень много в смысле теории музыки, он не выносил. Славу раздражала его слащавость.
    Кондратьев, например, писал Свете в Москву: «Дорогой Славонька! Сейчас у нас зимушка-зима, морозушко постукивает своей ледяной палочкой. Уж до чего хороша русская зимушка, разве сравнишь ее с заморской».
    23 июня 1941 года Слава должен был лететь в Одессу. Из-за того, что началась война, все рейсы были отменены.
    Но несколько писем от матери Светик получить успел. Анна Павловна писала, что у папы все нормально, а она ходит к Сергею Дмитриевичу и думает перевезти его к ним, так как передвигаться по Одессе с каждым днем становится все сложнее.
    Светик восхищался мамой: «Она по 20 километров проходит, чтобы ухаживать за больным».
    Потом Одессу захватили немцы, и переписка прекратилась.
    Все это время Светик рассказывал о маме, мечтал, как она приедет к нему в гости. Когда мы готовили картофельные очистки – другой еды не было, он говорил: «Вкусно получается. Но мама приедет и научит вас готовить еще вкуснее».
    Светик жил надеждой встречи с родителями. Мама была для него всем. «Я только скажу, а мама уже смеется. Я только подумаю, а мама уже улыбается», – говорил он. Анна Павловна была ему и подругой, и советчиком, и основой нравственности.
    До войны она приезжала в Москву и обворожила нас всех – и молодых, и взрослых. Мы все стали писать ей письма. Одна из знакомых девушек Славы написала Анне Павловне, что Рихтер не вернул ей книгу. И добавила, что, наверное, «все таланты таковы». Анна Павловна тут же прислала сыну письмо: «Как стыдно тебе будет, если тебя станут ценить только как талант. Человек и талант – разные вещи. И негодяй может быть талантлив». Вот такими у них были отношения
    АННА ПАВЛОВНА УШЛА С НЕМЦАМИ
    Когда Одессу освободили, туда поехал знакомый Светика, инженер по профессии, который должен был оценить состояние города. Через него Светик передал матери письмо, мы тоже написали ей.
    Это было в апреле. Святослав уехал на гастроли, а мы ждали возвращения этого знакомого инженера. Уже прошел срок, когда он должен был вернуться, а у нас мужчина так и не появился.
    Тогда я сама поехала к нему за город. Отыскала его дом, вижу – он на огороде что-то делает. И такое у меня появилось предчувствие, что лучше бы мне к нему не подходить. Но я отогнала эти мысли.
    Плохие новости, – встретил меня мужчина. – Отца Светика расстреляли. А Анна Павловна, выйдя замуж за Кондратьева, ушла с немцами».
    Оказалось, что этот Кондратьев был до революции большим человеком и его настоящая фамилия чуть ли не Бенкендорф. В 1918 году при помощи дирижера Большого театра Голованова и его жены певицы Неждановой ему удалось поменять паспорт и стать Кондратьевым.
    Больше двадцати лет он притворялся инвалидом. А мать, которой так восхищался Светик, имела с ним роман. И в конце концов даже перевезла его к себе.
    Получилось, что ходила Анна Павловна не к больному товарищу, а к возлюбленному. И предала и мужа, и сына. Она ведь отдала мужа на смерть. Светик рассказывал: «Это не доказано, но говорят, что сам Кондратьев на отца и донес». За неделю перед сдачей Одессы родителям Рихтера предложили эвакуироваться. Но поскольку Кондратьева с ними не брали, Анна Павловна уезжать отказалась. Тем самым подписав мужу смертный приговор.
    «Папе и маме предложили эвакуироваться, – рассказывал потом Светик. – Но Кондратьева не брали. И мама отказалась. Я думаю, что папа все понял».
    Когда в город вошли немцы, Кондратьев обнародовал, кто он на самом деле. Более того, женился на Анне Павловне и взял ее фамилию. Когда много лет спустя Светик приехал к матери в Германию и увидел на дверной дощечке надпись «С. Рихтер», ему стало дурно. «Я не мог понять, при чем здесь я, – рассказывал он мне. – И только потом догадался, что «С.» – это «Сергей».
    Светику за границей часто говорили: «Мы видели вашего отца». Он отвечал: «Мой отец был расстрелян». Вот так…
    По дороге из Тбилиси, где он гастролировал, Светик остановился в Киеве у своей знакомой, жены знаменитого глазного врача Филатова, и она ему все рассказала о судьбе родителей. Она была ближайшим другом его отца. Сперанская ее фамилия. «Я не могла себе представить, чтобы человек на моих глазах мог так измениться, – вспоминала она потом. – Он начал таять, похудел, рухнул на диван и зарыдал. Я всю ночь просидела с ним».
    Когда мы с сестрой встречали Славу на вокзале, у него было абсолютно больное лицо. Он вышел из вагона, словно выпал, и сказал: «Випа, я все знаю». До 1960 года эту тему мы не трогали
    ВСЕ ДЕЛО В ГИПНОЗЕ
    В итоге долгих разговоров мы со Светиком решили, что все дело было в гипнозе. Ведь у Анны Павловны произошло полное изменение личности. То, что на нее мог подействовать гипноз, говорит один эпизод. Она сама рассказывала мне, как молоденькой девушкой из Житомира, где тогда жила, поехала навестить в соседний городок свою подругу. Во время обратного пути в купе напротив нее сидел молодой человек, интеллигентный, с интересным лицом, обычно одетый, средних лет. И пристально на нее смотрел.
    «И вдруг я поняла, – говорила Анна Павловна, – что он мне дает какие-то указания. Поезд замедлил ход, мы подъезжали к станции перед Житомиром. Мужчина встал с места, и я тоже встала и пошла за ним. Я чувствовала, что просто не могу не идти. Мы вышли в тамбур. И в это время из соседнего купе появилась моя приятельница и обратилась ко мне: «Аня, ты с ума сошла! Житомир же следующая станция!» Я повернулась в ее сторону, а этот человек как в воздухе растаял, и больше я его не видела. Поезд тем временем отправился дальше». Потом, когда после всего произошедшего мы с сестрой были в Одессе, то встретились с подругой Анны Павловны.
    «Она всю войну ждала Светика, – рассказала нам эта женщина. – Но когда немцы уходили, она пришла ко мне с маленьким чемоданом, совершенно бледная, глядела куда-то вдаль и говорила: «Я ухожу». Подруга пыталась ее образумить, но Анна Павловна стояла на своем: «Я ухожу».
    ВСТРЕЧА С МАТЕРЬЮ
    В октябре 1962 года в журнале «Музыкальная жизнь» был напечатан перевод статьи Пола Мура из американского «Хай фиделити». В ней американец рассказывает о том, как стал свидетелем встречи Рихтера с матерью.
    Так получилось, что именно Мур, в 1958 году первым написавший в западной прессе о Рихтере, сделал все, чтобы эта встреча состоялась. Узнав, что в небольшом немецком городке Швебиш-Гмюнд живет некая фрау Рихтер, которая называет себя матерью пианиста, он немедленно сел в машину и отправился к ней. До этого во всех разговорах сам Рихтер на вопросы о родителях отвечал, что «они умерли». А потому иностранному журналисту и музыковеду захотелось самому разобраться, что же это за фрау Рихтер.
    Разыскав небольшой двухэтажный дом, одну из квартир в котором занимала та самая дама с мужем, Мур приготовился объяснить, кто он и зачем приехал. Но едва он появился на пороге, как хозяйка дома сама узнала его.
    «Мое недоумение прояснилось, – вспоминал Пол Мур, – когда она сообщила мне, что родственница, живущая в Америке, прислала ей октябрьский номер «Хай фиделити» за 1958 год, в котором была помещена моя статья о Рихтере. Фрау сказала: «С тех пор как мы ее увидели, мы все время молились о встрече с вами. У нас не было никаких контактов со Славой с 1941 года, так что даже возможность повидать кого-то, кто видел его самого, для нас была настоящая сенсация».
    Анна Павловна рассказала американцу и об обстоятельствах своего отъезда из Советского Союза: «Отца Славы арестовали вместе с примерно шестью тысячами других одесситов, носивших немецкие фамилии. Таков был приказ, полученный от Берия. Мой муж ничего предосудительного не совершал, ничего. Он был просто музыкантом, я тоже; большинство наших предков и родственников были либо музыкантами, либо артистами, и мы никогда не занимались политической деятельностью. Единственное, в чем его могли обвинить – в давнем, 1927 году он давал уроки музыки в немецком консульстве в Одессе. Но при Сталине и Берии этого было вполне достаточно, чтобы его арестовать и посадить в тюрьму. Потом они его убили.
    Когда войска «оси» дошли до Одессы, то город был оккупирован, в основном румынами; потом они начали отступать, мы с моим вторым мужем ушли вместе с ними.
    Увезти с собой многое было невозможно, но я захватила все, что смогла, связанное с воспоминаниями о Славе. Покинув Одессу, мы жили в Румынии, в Венгрии, потом в Польше, затем в Германии».
    Та встреча Мура с Анной Павловной продолжалась недолго.
    «Фрау Рихтер в основном пыталась выудить из меня любые, самые незначительные новости о Славе, или, как она иногда называла его, Светике, что в переводе означает «маленький свет». Тогда же Анна Павловна передала через журналиста короткую записку для сына, которая начиналась со слов «Mein uber alles Geliebter!» («Мой самый возлюбленный!») и заканчивалась «Deine Dich liebende Anna» («Любящая тебя Анна»). Через общую знакомую Пол Мур сумел переслать записку Рихтеру в Москву.
    А первая встреча пианиста с матерью состоялась осенью 1960 года в Нью-Йорке, где импресарио Соломон Юрок устроил концерт Рихтера.
    Анна Павловна потом вспоминала, что ей так долго пришлось доказывать Юроку, что она приходится Рихтеру матерью, что она почувствовала себя на допросе в полиции. Тогда же Рихтеру задали вопрос, собирается ли он добиваться реабилитации отца. На что Рихтер ответил: «Как можно реабилитировать невинного человека?»
    После той первой встречи Анну Павловну от имени советского министра культуры Фурцевой пригласили в Москву – в гости или насовсем. Но женщина отказалась. И, в свою очередь, пригласила в гости сына. Этот визит стал возможен через два года.
    Пол Мур оставил детальные воспоминания о той встрече, при которой он также присутствовал. «Скромная двухкомнатная квартирка, по сути дела, оказалась музеем Святослава Рихтера. Все стены были покрыты его фотографиями с детства и до зрелых лет. На одной из них он был изображен загримированным под Ференца Листа, роль которого ему довелось однажды сыграть в советском фильме о Михаиле Глинке. Тут же висели цветные акварели домов Рихтеров в Житомире и Одессе, а также угла в одесском доме, где стояла его кровать.
    Один из снимков юного Славы в шестнадцатилетнем возрасте доказывает, что в молодости, до того, как стали постепенно исчезать его белокурые волосы, он был поистине поразительно красив.
    Хозяйка дома рассказала, что в ее сыне смешана русская, польская, немецкая, шведская и венгерская кровь…
    Фрау Рихтер провела сына по квартире и показала ему те картины, которые ей довелось спасти из их старого гнезда в Одессе. Рихтер рассеянным взглядом рассматривал карандашный рисунок своего старого дома в Житомире и другого, в Одессе».
    Вместе с Рихтером в Германии была и его жена, Нина Львовна Дорлиак. Их поезд прибыл из Парижа. На вокзале Рихтера и Дорлиак встречал Пол Мур. «Супруги прибыли вовремя, везя с собой большой багаж, включавший картонную коробку, в которой, как с усмешкой объяснила Нина Дорлиак, покоился превосходный цилиндр, без которого, как решил Слава, он просто не может появляться в Лондоне (следующем после Германии пункте гастрольного путешествия Рихтера. – И.О.). С такой же дружелюбной насмешкой Рихтер продемонстрировал длинный круглый пакет, завернутый в коричневую бумагу: по его словам, это был торшер, который Нина была намерена тащить с собой из Лондона до Москвы через Париж, Штутгарт, Вену и Бухарест».
    Они пробыли в Германии в общей сложности несколько дней.
    Тот же Пол Мур вспоминал, как во время обратной дороги на вокзал, откуда Рихтер и Дорлиак должны были ехать в Лондон, вел себя «муж фрау Рихтер». «Он нервно посмеивался и болтал без умолку всю дорогу. Вдруг он неожиданно спросил: «Светик, в твоем паспорте все еще значится, что ты немец?» Рихтер немного настороженно, словно не зная, к чему тот клонит, ответил: «Да».
    «О-о-о, это хорошо! – рассмеялся довольный старик. – Но в следующий раз, когда ты приедешь в Германию, у тебя должно быть непременно немецкое имя, – к примеру Хельмут, или что-нибудь в этом роде». Рихтер снисходительно улыбнулся, но, обменявшись втихомолку взглядами с женой, решительно произнес: «Имя Святослав меня вполне устраивает».
    На вокзале, пока ждали поезд, все решили выпить чаю с пирожными. Сели за стол, сделали заказ. Но Рихтер в последний момент передумал пить чай и отправился побродить по городу. На платформе он появился одновременно с поездом.
    Потом «фрау Рихтер пыталась внушить сыну, как важно для нее получать от него весточки. Но я сомневался в эффективности ее просьб: Нина как-то сказала мне со смехом, что за все эти годы, что они знают друг друга, Слава посылал ей множество телеграмм, но никогда не писал ни одного письма, даже открытки».
    О чем был самый последний разговор матери с сыном, Пол Мур не знает, так как нарочно оставил их наедине. Он подошел к фрау Рихтер, лишь когда состав тронулся. «Фрау Рихтер, печально улыбаясь, прошептала, как бы про себя: «Ну вот, кончился мой сон».
    «ДЛЯ МЕНЯ МАМА УМЕРЛА ДАВНО»
    «Когда Светик вернулся и я спросила его, как прошла встреча, – рассказывает Вера Ивановна, – он ответил: «Мамы нет, вместо нее маска».
    Я попыталась расспросить его о подробностях, ведь прошло столько лет. «Кондратьев не оставлял нас ни на минуту, – сказал Слава. – А вместо мамы – маска. Мы ни на одно мгновение не остались наедине. Но я и не хотел. Мы поцеловались, и все».
    Нина Дорлиак пыталась отвлечь мужа Анны Павловны, придумывая всякие уловки, например, прося показать дом. Но тот не поддался. После этого Светик еще несколько раз выезжал в Германию. Газеты писали: «Рихтер едет к матери», все выглядело очень мило. Но говорили они только об искусстве.
    Когда Анна Павловна тяжело заболела, Рихтер все заработанные на гастролях деньги потратил на ее лечение. Его отказ сдать гонорар государству вызвал тогда большой скандал. О смерти матери он узнал от Кондратьева за несколько минут до начала своего концерта в Вене. Это было его единственное неудачное выступление. «Конец легенды», – писали на следующий день газеты. Ездил он и на похороны.
    Мне он прислал открытку: «Випа, ты знаешь нашу новость. Но ты также знаешь, что для меня мама умерла давно. Может, я бесчувственный. Приеду, поговорим…»

  • 14 фев 2018 12:22

    МАРИНА САЛЬЕ--
    Марина Салье родилась в 1934 году в Ленинграде. В 1941- 1942 гг. находилась в блокадном Ленинграде. По профессии геолог, доктор геолого-минералогических наук. С 1957 до 1990 года работала в Институте геологии и геохронологии докембрия АН СССР. Автор более ста научных работ по геологии.
    С 1987 года Марина Салье - активист и лидер демократических организаций и движений. Была лидером Ленинградского народного фронта (1988 - 1990), лидером Межрегиональной ассоциации демократических организаций (1989 -1990). В 1990 году стала одним из инициаторов создания и идеологом Свободной демократической партии России (СвДПР), активно участвовала в движении "Демократическая Россия".
    В 1990 - 1993 годах Марина Салье была избрана депутатом Ленинградского городского Совета и стала председателем комиссии по продовольствию. Одновременно в 1990 -1993 годах была народным депутатом России.
    "Почему Марина Салье молчала 10 лет?
    Анастасия Кириленко, Юрий Тимофеев-2010г.
    Марина Салье хорошо знала Анатолия Собчака, а деятельности Путина в органах власти Санкт-Петербурга посвятила целое расследование. В 1992 году специальная комиссия Санкт-Петербургского горсовета по руководством Салье пришла к выводу, что по документам, подписанным председателем Комитета по внешним связям при мэре Санкт-Петербурга В. Путиным, а также его заместителем Александром Аникиным, за рубеж были вывезены редкоземельные металлы, нефтепродукты и другое сырье на сумму более ста миллионов долларов. Это были бартерные контракты. Взамен в Санкт-Петербург, где продовольствия не хватало настолько, что на него уже были введены карточки, должны были поступить партии мяса, картофеля, птицы. Но не поступили. Отчет комиссии Салье был передан в прокуратуру и Контрольное управление администрации президента.
    Однако расследование заглохло, а Владимир Путин не только не был снят с должности, как рекомендовал горсовет Петербурга, заслушав отчет Салье, но и получил повышение.
    В 2000 году, когда карьера бывшего заместителя Собчака достигла наивысшей точки, взять интервью у Марины Салье поспешили чуть ли не все иностранные корреспонденты и даже один российский телеканал. Салье в это время и сама писала статьи, призывая не голосовать за Путина. И вдруг - после победы Владимира Путина на выборах - она уехала в глухую деревню и перестала общаться с журналистами.
    В феврале 2010 года Марина Евгеньевна решила сделать исключение для Радио Свобода.
    Сегодня Марина Салье живет в Псковской области. Она сохранила свой архив. В него входят знаменитый отчет, более 40 приложений к нему (в том числе документы, на которых корреспонденты РС обнаружили три варианта подписи Владимира Путина, их подлинность, разумеется, корреспонденты РС не проверяли), переписка Владимира Путина с Санкт-Петербургской таможней, переписка Анатолия Собчака и Егора Гайдара по поводу документов, выдаваемых Путиным экспортерам... Бывший депутат хранит и несколько папок с решениями горсовета Санкт-Петербурга, отменяющими решения мэра Петербурга Анатолия Собчака.
    Марина Салье посчитала, что не может оставить недавно вышедший фильм "Анатолий Собчак. 10 лет спустя", в который вошли интервью Владимира Путина и президента Дмитрия Медведева, без своего комментария:
    - Собчак демократом не был никогда. Ленсовет, конечно, сам виноват, и я в том числе , что мы его посадили на царство. Но того, что началось потом, не ожидал никто. Чуть ли не с первого заседания он начал топтать нас ногами, в совершенно непозволительных выражениях оскорбляя депутатов, дискредитируя их всеми возможными способами. А способов у него была масса. В его руках была вся пресса, и его-то печатали охотно. Нас тоже печатали, но реже. А уж на телевидение не допускали. И эта дискредитация лучшего в России горсовета (я бывала тогда в Моссовете и могу сказать, что у нас состав был сильнее), я убеждена, привела к дискредитации законодательной власти вообще. Не только в Петербурге, но и во всей стране. И так мы пришли к нашему нынешнему парламенту.
    У Собчака была четкая цель – сделать из Совета… не подобает пожилой женщине, доктору наук говорить непристойные слова…, но он хотел сделать из совета, извините, г... Конфликт начался сразу. "Он стал хозяином города", - так сказал в фильме о Собчаке, по-моему, президент Медведев. Медведев-то хоть понимает, что должно быть разделение законодательной, исполнительной, судебной властей?
    Но "хозяин города" – сказано точно. Это так и было, он всячески этого добивался. Он добивался права роспуска горсовета и районных советов. Ни больше, ни меньше. Не добился. Причем он использовал недопустимые методы, просто прямую ложь.
    Дело дошло до того, что 30 марта 1992 года Санкт-Петербургский городской совет народных депутатов решил считать целесообразным освободить от занимаемой должности мэра Санкт-Петерурга Собчака. Этот документ послали Ельцину. Вот что мы писали президенту о Собчаке: мэр города "упорно добивался выведения исполнительной власти из-под контроля представительной".
    - Ельцин не отреагировал?
    - Нет. Далее, берем решение уже 19-й сессии горсовета от 28 апреля 93-го года. Совет решил признать неудовлетворительным отчет мэра Санкт-Петербурга Собчака о деятельности администрации… Об этом можно много рассказывать, но главное в том, что когда он был председателем Совета, он деятельностью Совета не занимался. В то время Собчак был увлечен различного рода презентациями, поездками за рубеж, новыми костюмами. А как только он стал мэром, он уже имел вокруг себя команду (Путин уже там был), и тут же началось разграбление города.
    И президент Медведев, и премьер-министр Путин ставят в заслугу Собчаку то, что он вернул городу его первоначальное название. Это неправда. Депутат Скобейда внес на 7-ю сессию Ленсовета проект решения о возвращении городу его исторического названия. И 7-я сессия приняла решение номер 25 от 30 апреля - провести опрос.
    Члены демократических партий (Свободная демократическая партия Россия и другие) начали действовать – раздавали листовки, газеты у метро… Действовали очень активно. А Собчак молчал. Наконец, в последний день накануне опроса он выступил с обращением к ленинградцам и сказал: "Решайте сами". Город переименовали по результатам опроса населения. Я категорически не хочу, чтобы люди ставили переименование города в заслугу Собчаку.
    Еще один пункт, который требует нашего внимания – это соблюдение законности, что Путин и Медведев также ставят в заслугу Собчаку. Извините, но все ровно наоборот. Не знаю, смогу ли я назвать еще одного государственного деятеля такого ранга, настолько пренебрежительного по отношению к закону. Начнем с простой вещи: вот передо мной стопка решений, принятых Собчаком и отмененных затем горсоветом. Касаются они в основном имущества, зданий. Юридические заключения, на основании которых Совет отменял решения, давал не кто-нибудь, а Дмитрий Козак. Он очень грамотный юрист и очень нам помогал.
    У меня полно этих заключений. Например, знаменитое решение по "Новой Голландии" (престижный район Санкт-Петербурга. - РС). Собчак отдал архитектурный ансамбль на откуп какой-то неизвестной фирме. Условия для города были настолько невыгодными, что депутаты ахнули, когда увидели. Или вот "Анализ нормативных документов, издаваемых мэром и вице-мэром Санкт-Петербурга". И вот перечень этих распоряжений и вывод о том, какие законы они нарушают: о собственности, о местном самоуправлении, Гражданский кодекс, кодекс РСФСР об административных правонарушениях, законы СССР о кооперации, о предприятиях и предпринимательской деятельности и т.д. Эту бумагу мы отправили Борису Николаевичу Ельцину 15 января 92 года. Не отправили - я ему в руки отдала.
    - Результат?
    - Никакого. Но по поводу того, что Собчак "первый нам указал, что нужно соблюдать законы" - чья бы корова мычала....
    - Собчак не единственный, кто привлекал тогда внимание.
    Когда я смотрела фильм о Собчаке 19 февраля, я все думала: а когда же речь зайдет про продовольствие? Когда скажут, что Собчак спас город от голода? Но эта тема закрыта для них, и поднимать ее они не хотят и не будут. Потому что они знают, что я не буду молчать.
    Все просто... Осенью-зимой 1991 – 1992 года город остался без продовольствия. Вины в этом ни Собчака, ни моей, ни председателя комитета по продовольствию, т.е. исполнительной структуры, не было. Частично продовольствие попрятали. Ну и не было его физически в стране.
    После путча 1991 года экономические реформы очень долго не начинались. Прибалты первыми отпустили цены. И тогда начался бешеный вывоз из Петербурга остатков продовольствия. Я поняла, что надо вводить карточки на остатки продовольствия. Я, блокадница, понимала, что значит для нашего города введение карточек. Но это было необходимо. Талонов уже была масса - на молоко, мясо, колбасу, водку. На заседании руководства Петербурга поддержал меня только Александр Николаевич Беляев, он тогда был председателем финансово-экономической комиссии. Он меня поддержал, и мы ввели карточки. Введением этих карточек мы на какое-то время удержали ситуацию.
    А дальше я стала узнавать, исключительно по слухам, что нашему городу выделены квоты на продажу леса, металлов и других товаров
    Я стала узнавать, исключительно по слухам, что нашему городу выделены квоты на продажу леса, металлов и других товаров для бартера в обмен на продукты
    для бартера в обмен на продукты. Какие квоты? Где квоты? Официально никто ничего не знает. Я написала запрос Собчаку и получила ответ, правда, нескоро. Была создана рабочая группа для расследования этой ситуации.
    И, если говорить очень коротко, то дело было так: договоры были заключены бог знает с какими фирмами. Фирмы были совершенно явно подставные, однодневки. Лицензии на вывоз сырья выдавались нашим питерским комитетом по внешнеэкономическим связям, то есть его руководителем Путиным. Подписывал их либо он сам (редко), либо его заместитель Аникин. Они не имели права выдавать эти лицензии. И товары с этими лицензиями уходили за рубеж. А продовольствие не поступало. И не поступило.
    - На какую сумму было продано сырья?
    - Это зависит от цен на сырье. Еще одной особенностью этих соглашений было то, что в них были очень занижены цены. Например, на редкоземельный металл скандий. Эксперты, к которым обратилась я, дали одну цифру. Позже журналист "Ведомостей" Владимир Иванидзе у других экспертов выяснил другую цифру. По их данным, цены в контракте на редкоземельные металлы были занижены не в десятки, а в сотни раз. Но Иванидзе выгнали из "Ведомостей" в тот же час, как он это написал. Он уехал из страны… Кстати, при первых подсчетах я упустила вывезенный алюминий.
    Что касается скандия, в контракте указана цена 72,6 дойчмарки. В реальности цена самого дешевого скандия – 2000 долларов за килограмм, это в сорок раз выше цены, указанной в контракте. А в 1992 году, когда этот металл был вывезен, цена на металлический порошок скандия составляла 372 000 долларов за килограмм. В сотни раз выше. Скандия было вывезено 7 килограммов… Вот и умножьте! В целом по этим контрактам речь шла о миллионах, о десятках миллионов долларов прибыли. Этим делом занимался не только Путин, но и Собчак…
    Когда Егор Гайдар спохватился, что в Петербурге происходит что-то невероятное с этим бартером, он отреагировал. А спохватился он потому, что я известила Федора Шкруднева – на тот период и.о.
    Лицензии на вывоз сырья выдавались нашим питерским комитетом по внешнеэкономическим связям, то есть Путиным. И товары с этими лицензиями уходили за рубеж. А продовольствие не поступало.
    представителя президента в Санкт-Петербурге; в этом мне очень помогал тогдашний председатель Ленсовета Александр Беляев. Все наши материалы мы отослали Гайдару.
    И тогда Гайдар написал резкую бумагу, в которой было сказано, что выдавать лицензии на вывоз сырья за границу имеют право только уполномоченные Министерства внешнеэкономических связей. В Северо-Западном федеральном округе таковым является Пахомов. Пахомов пришел ко мне и говорит: "Вы только посмотрите, Марина Евгеньевна, что делается!" И в этот момент Собчак составляет протокол "о сотрудничестве между мэрией Санкт-Петербурга и Министерством внешнеэкономических связей Российской Федерации" (см. фотокопии первого , второго, третьего и четвертого листов - РС).
    Потом Петр Авен, тогда глава МВЭС, издает приказ "О статусе уполномоченного МВЭС России по Санкт-Петербургу". Убирают Пахомова. Путинский Комитет внешнеэкономических связей в мэрии делают комитетом двойного подчинения и дают ему право подписывать лицензии. Собчак закрыл Путина грудью. Но остается еще один момент. Не подтверждены уже выданные Путиным лицензии на вывоз сырья. И тогда Собчак пишет очень хитрое письмо Гайдару: "Нам выделены квоты на такое-то и такое-то сырье. На него уже выданы такие-то и такие-то лицензии. Однако отправка задерживается. Если мы сейчас не будем дальше действовать, то город останется без продовольствия, мы потеряем доверие у населения. Я предлагаю следующее: продолжать выдавать лицензии".
    И Гайдар пишет: согласен. На что журналист Владимир Иванидзе (не я, а Иванидзе!) откликается так: либо подпись на документе Гайдара подделана (что я не исключаю совершенно; числа на документах исправлены несколько раз, особенно на авеновских…), либо Гайдар вел двойную игру. Для меня это было абсолютным нонсенсом. С одной стороны, Гайдар как председатель правительства налагает категорический запрет на выдачу лицензий кем бы то ни было, кроме уполномоченных МВЭС, с другой – соглашается с этим хитроумным, двусмысленным письмом Собчака.
    В одном из своих последних интервью Собчак говорит обо мне: "Из-за Салье, из-за всех этих проволочек не поступило продовольствие в город". Да не из-за меня. Продовольствие не поступило, потому что не существовало фирм, которые должны были его поставить.
    - На кого были зарегистрированы фирмы?
    - Известных лиц среди них нет, кроме одного – Григорий Мирошник. К тому времени он уже успел отсидеть два раза в тюрьме, возглавлял фирму "Интеркомцентр". Он получил огромную партию – 150 тысяч тонн дизельного топлива. Неслабо. И с ним был подписан контракт и лицензию выдали.
    Когда наша рабочая группа закончила свою работу, был составлен огромный отчет. Он был вынесен на заседание президиума. Президиум его одобрил, и мы отправили его в прокуратуру. В отчете я не настаивала на ответственности Собчака, а только главы комитета по внешнеэкономическим связям Путина. Иначе президиум просто не утвердил бы отчет. Против Собчака не пошли бы.
    Прокуратура долго не отвечала, затем ответила, что она вызывает по этому делу какого-то секретаря Ленсовета Голубева. Причем тут этот Голубев? Непонятно. Тогда я отвезла этот отчет начальнику Контрольного управления администрации президента Юрию Болдыреву. Я ему позвонила, и мы тут же встретились. Он действовал очень оперативно. Во-первых, он прямо при мне написал письмо Авену (от 31 марта 1992 г.) :
    "Уважаемый Петр Олегович! В Контрольное управление администрации президента Российской Федерации поступили материалы от депутатов рабочей группы Санкт-Петербургского городского совета народных депутатов, свидетельствующие о возможной необходимости отстранения председателя Комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга Путина В.В. от занимаемой должности. В связи с этим прошу Вас не рассматривать вопрос о назначении Путина В.В. на какие-либо должности впредь до рассмотрения этих материалов Контрольным управлением".
    После чего Собчак мгновенно назначил Путина уполномоченным МВЭС по Санкт-Петербургу, с двойным подчинением. Собчак при этом сказал: "Я его назначу, если только он выше не пойдет в Москве". Ну вот. Путина назначили, а Болдырева сняли. И он мне не ответил. Жаль. Вот и вся история. В прокуратуре дело так и осталось не расследованным. Как вы понимаете, история с лицензиями, с продовольствием, десятками миллионов долларов, которые тогда заработали люди, к этому причастные (я не знаю, кто; люди, которые этим занимались), очень крепко связала Собчака и Путина. Это видно по всем документам. Собчак знал о всех деталях этого дела. Он
    Собчак знал о всех деталях этого дела. Он "закрыл" Путина.
    "закрыл" Путина.
    А письмо Гайдара, в котором он согласился с иезуитскими формулировками Собчака, закрыло все. Путину разрешили оформлять лицензии и узаконили лицензии, выданные ранее. Само оформление лицензий ниже всякой критики – на некоторых дат нет, на некоторых печатей нет, подписей. Чего там только не было – масса нарушений.
    Таким образом, Собчак закрывает Путина. И с этого момента они связаны накрепко этими миллионами… А тут еще этот "Континент"...
    - Что за "Континент"?
    - В мае 1991 года я была в служебной командировке в Берлине. Ездили я, председатель комиссии по продовольствию Ленсовета и заместитель председателя комитета по продовольствию (т.е. исполнительной структуры) Добровольцев (порядочный человек, очень… Он давно в Испании). Мы ездили за картофелем и за мясом, должны были заключать договора. У нас должна была быть встреча с некой госпожой Рудольф. Она была главой фирмы "Норунг" и бывшим сотрудником "Штази".
    Мы с ней договариваемся о встрече, и она говорит, что не может с нами встретиться в это время, потому что у нее переговоры на очень большую сумму и тоже с петербургскими людьми. Мы в нее вцепились мертвой хваткой. Мы ей говорили: "продовольствие – это мы, больше никто". Мы выясняем, что она заключает договор на 90 миллионов немецких марок на 60 000 тонн мяса.
    - С кем?
    - Мы не знаем – с кем. Я звоню Собчаку, говорю, что расчеты идут через Внешэкономбанк (это мы узнали). Собчак позвонил и сообщил, что он проверил, и никаких сумм на Внешэкономбанк не поступало. И тут мы узнаем про фирму "Континент". Фирме "Континент" еще премьер-министром СССР Валентином Павловым когда-то была поручена закупка продовольствия и других товаров для Ленинграда. Мясо это поступало в Россию и шло, минуя Ленинград, в Москву. И все это происходило накануне путча 91-го года. Уж не путчисты ли это запасались мясом, чтобы, как только они закончат свои дела, выбросить мясо на прилавки? Так или иначе, но согласитесь, весьма странно, что этот самый "Континент" продолжал закупать продовольсвие и в 1992 году. Я написала запрос главному государственному инспектору РФ, начальнику Контрольного управления администрации президента Юрию Болдыреву. Ответа я на этот запрос не получила – Болдырева быстро сняли.
    Загрузить
    Время шло, и Собчак, несмотря на все свое очарование (его дар оратора, дар нравиться, должна согласиться, бесспорны), не пользовался в городе популярностью. И только в самом центре и "самые интеллигенты", я бы сказала, поддерживали его. А в спальных районах он потерял свой рейтинг. И дело тут не в сопернике… Эта история с его квартирой, с уголовным делом… В один прекрасный день с помощью Путина Собчак улетел на самолете в Финляндию, а оттуда в Париж.
    Ну, а как только Борис Николаевич отдал бразды правления Владимиру Владимировичу, Анатолий Александрович решил, что все теперь в порядке, он неподсуден и под защитой Владимира Владимировича... он может спокойно вернуться в Россию. Что и сделал, и был абсолютно не прав. Дело кончилось плохо. Я думаю, что вряд ли он умер своей смертью. Потому что все обстоятельства этой смерти были очень странными, и Людмила Борисовна на следующий день после его смерти сама высказала такое предположение. Правда, еще через день ей, наверное, хорошо объяснили все, что надо, и она отказалась от этой версии. Возможно, нужно было бы провести эксгумацию.
    - Возвращаясь к докладу рабочей группы о деятельности Владимира Путина. Он был сделан в 1992 году, а начал широко цитироваться только в 2000 году. В чем причина?
    - Да, действительно, его стали широко обсуждать только через 8 лет. Потому что до этого доклад никого не интересовал. В 1999 – 2000 году я уже жила в Москве (работала для Свободной демократической партии России - СвДПР) . И вот 30 декабря ко мне на работу пришел корреспондент НТВ Евгений Ревенко и стал задавать вопросы про этот доклад и про Путина, из чего я поняла - что-то не то происходит. СМИ давно мной не интересовались.
    Это было 30 декабря. А 31-го Ельцин объявил о своем преемнике. Тут я поняла, в чем дело. А на НТВ из моего длинного интервью прозвучало 2-3 фразы. Энтэвэшник все добивался, чтобы я все сказала прямо. Но я понимала, что дело какое-то серьезное, и отвечала уклончиво. А потом я стала звездой мировой прессы. В течение января у меня перебывали представители ведущих СМИ всего мира. Кого только не было.
    Убьют меня. Наташа очень боится
    Путин в книге "От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным" (книга вышла в 2000 году. - РС) написал такую фразу (почти цитирую): "Да в том то и дело, что не было никаких лицензий. Ну не было их" ("Лицензии мы не имели право давать. В том-то все и дело. Лицензии давали подразделения министерства внешнеэкономических связей. Это федеральная структура, не имевшая никакого отношения к администрации города". - РС). А они все у меня в папке лежат...
    Убьют меня. Наташа (сестра. - РС) очень боится.
    - Были прямые угрозы?
    - Нет.
    - Почему вы переехали?
    - Я переехала из-за Юшенкова. Мы договорились с Юшенковым о встрече, это было в начале 2000 года. Мы, свободные демократы, хотели объединяться с ним. У нас были всегда очень хорошие отношения с Сергеем Николаевичем. И я увидела в его кабинете человека, которого я не хотела видеть никогда, нигде, ни при каких обстоятельствах. Я не назову вам этой фамилии. И тогда я поняла, что лучше уехать. А Сергей Николаевич вскоре был убит. С 2000 года я не давала интервью либо предупреждала журналистов: о Путине – ни слова. Я переехала сразу, а Наташа через несколько месяцев - нужно было доделать дела в Москве.
    - Вы не хотели уехать за границу?
    - Нет. Я человек своей страны. Я космополит, безусловно, но жить могу только в своей стране... Я рада моему виду на озеро гораздо больше, чем была бы рада такому креслу, в котором восседала Людмила Нарусова в фильме о Собчаке.
    - В СМИ разошлась информация о телеграмме, якобы присланной вам на Новый 2001 год: "Желаю крепкого здоровья, а также возможности им пользоваться. В.В. Путин". Было такое?
    - Нет. Ничего подобного. Наверное, если бы она пришла на мой официальный адрес в Петербурге, то мне бы сообщили. С Путиным лично мы встречались два или три раза. Два хорошо помню. Один раз присутствовала вся наша рабочая группа, куда Путин пришел со своей бумажонкой (справкой о выдаче квот на экспорт сырья. – РС), а второй раз мы были вдвоем с Юрой Гладковым, моим заместителем. Юра уже умер. Когда в 2000 году у него пытались брать интервью, он категорически отказался.
    - Почему?
    - Боялся. Мне он так и объяснил: "Нет, Марина Евгеньевна, я не могу".
    - Почему именно Путин, по вашей версии, стал преемником?
    - Трудно объяснить. Знаю только, что Собчак и Ельцин не любили друг друга…
    Доминанта исполнительной власти была заложена именно при Собчаке . Ведь потом горсовет и меньше стал, и реже собирался…. И этот петербургский стиль, несомненно, повлиял на нынешнюю власть. Да и потом, из всех демократов, которые были в Петербурге, кроме Чубайса (можете убить меня за то, что я так говорю), кроме Чубайса, никто не попал.
    Когда наш координационный совет обсуждал, поддерживать или нет Путина на выборах 2000 года, именно голос Чубайса "за" решил все. Гайдар, кстати, не голосовал. Я, Лев Пономарев, Константин Титов на рельсы ложились, чтобы его не поддерживали.
    - Другие члены координационного совета знали о вашем отчете по поводу Путина ?
    - Специально я об этом не говорила... Но, например, "Новая газета" к тому времени опубликовала статью Олега Лурье об этом.
    И вот, благодаря Чубайсу, голосов "за Путина" хватило. Я тогда сказала: "Анатолий Борисович, мой лимит доверия к вам исчерпан". Теперь остается только злорадствовать: "я вам говорила". Я сразу поняла, что Путин – это надолго. Мне возражали – "ну, на два срока". Нет, я говорила – он что-нибудь придумает. Сегодня Медведев несамостоятелен, а Путин после Медведева вернется обратно на пост президента.
    - Есть ли надежда на объединение оппозиции?
    - У меня нет. Я вообще думаю, что Россия просто развалится на части.
    - Тогда, в 1991-93 году, тоже была такая угроза.
    - Но тогда был народ, который этому противостоял. А сейчас его нет, - сказала Марина Салье."
    Ушла из жизни 21 марта 2012г.(обширный инфаркт).
    Марина Салье - автор книг "Мафрупция, мафрупция! Мафия и коррупция" (1994), "История Свободных демократов России" (2000) и других.

  • 13 фев 2018 16:07

    НАТАН ШТРАУС— человек, который СПАС ПОЛМИЛЛИОНА ДЕТЕЙ!----
    Натан Штраус — один из самых знаменитых коммерсантов в американской истории. Будучи совладельцем и основателем сети магазинов Macy’s и Abraham & Straus и одним из самых успешных бизнесменов своего времени, он потратил практически весь свой личный капитал, чтобы помочь беднякам Нью-Йорка. Он подарил большинству детей шанс выжить — пастеризованное молоко. В конце XIX — начале XX века детская смертность в Нью-Йорке была высокой, в том числе из-за плохого молока.
    В то время о пастеризации молока не просто не задумывались, но даже считали это вредным для продукта и бесполезным переводом денег. А толчком к новой деятельности послужила семейная трагедия — во время путешествия по Европе у Штрауса и его жены из-за плохого молока умирает новорожденная дочь. Позже на ферме Штраусов умерла внешне абсолютно здоровая корова, а вскрытие показало, что у животного был туберкулез. Супруги начинают финансировать из личных сбережений исследования и открытие лабораторий для пастеризации молока.
    Штраус понимает, что дети заражаются от инфицированных коров и умирают. И что разработанная в 1860-х Луи Пастером технология, согласно которой надо было нагревать молоко, а затем быстро остужать, уничтожит опасные микроорганизмы и обезопасит молоко.
    Штраусы стали строить молочные станции в бедных районах и добиваться того, чтобы все продаваемое молоко подвергалось процессу пастеризации. В 1891 году 24% детей, рожденных в Нью-Йорке, умирали, не дожив до года. А из 20 тысяч детей, которых кормили пастеризованным молоком Натана Штрауса, умерло всего шесть.
    В 1898 году Штраус стал президентом департамента здравоохранения города и немедленно пожертвовал оборудование для пастеризации городскому сиротскому приюту. По всей стране были установлены 297 молочных станций в 36 городах. Детская смертность по стране упала со 125 на тысячу в 1891 году до 15 в 1925 году. Всего, по подсчетам некоторых историков, Штраус спас жизни 450,000 детей.
    Во время экономической депрессии 1893 года Штраус использовал молочные станции, чтобы продавать уголь по самым низким ценам. Кто не мог платить — получал уголь бесплатно. Также Штраус открыл дома с меблированными комнатами для 64 тысяч человек, где подавали завтрак за пять центов, и организовал 50 тысяч обедов за один цент. Штраус заметил, что двое подчиненных в его компании Abraham & Straus голодали, чтобы сэкономить деньги и прокормить семью, поэтому он открыл первую оплачиваемую компанией столовую.
    В 1911 году Натан Штраус был избран делегатом от США на Международном конгрессе по защите детей в Берлине, также был делегатом Конгресса по борьбе с детским туберкулезом в Риме.
    В 1912 году он посетил впервые Палестину, и эта поездка изменила всю его жизнь. Он увлекся этой землей, и когда его брат Исидор и женой Идой отправились назад в США, Натан решает не торопиться, а ещё попутешествовать по Палестине. На обратном пути брат Натана погибает в трагедии, произошедшей с лайнером Титаник. Натан отнесся к этой трагедии как к «знаку свыше», и что его жизнь была сохранена для того, чтобы он посвятил её Еврейскому ишуву в Палестине Натан Штраус создает здесь общественную школу науки для девочек. Огромные усилия он прилагает в области здравоохранения: борьба с малярией, трахомой, легочными заболеваниями — вот основные направления его деятельности. При Пастеровских институтах Иерусалима и Тель-Авива он открывает детские медицинские пункты помощи имени Натана и Лины Штраус и берет на себя финанисирование их деятельности.

  • 11 фев 2018 12:12

    Чисто английское убийство.

    Пистолет он держал очень уверенно. Меня удивило собственное спокойствие, когда я узнал, зачем он появился в моем кабинете.

    — Мне бы не хотелось умирать в неведении...
    — Кто вас нанял? — спросил я.
    — Может быть, ваш враг?
    — Я не знаю своих врагов. Неужели это моя жена?
    — Совершенно верно. — Он улыбнулся. — И ее мотивы вполне очевидны.
    — Да. — Я вздохнул. — У меня есть деньги, которые она не прочь заполучить и, разумеется, все.
    Он оглядел меня с головы до ног.
    — Сколько вам лет?
    — Пятьдесят три.
    — А вашей жене?
    — Двадцать два.
    Он даже прищелкнул языком:
    — Мистер Вильямс, в такой ситуации трудно рассчитывать на постоянство.
    — Да, но через пару лет я ожидал развода и ей досталась бы кругленькая сумма.
    — Вы недооценили ее жадности, мистер Вильямс.
    Мой взгляд скользнул по пистолету.
    — Полагаю, вам уже приходилось убивать людей?
    — Да.
    — И очевидно, вам это нравится?
    — Да, убийство доставляет мне наслаждение.
    Я пристально посмотрел на него.
    — Вы здесь уже больше двух минут, а я все еще жив.
    — Нам некуда торопиться, мистер Вильямс, — мягко ответил он.
    — А значит, сам момент убийства не столь важен. Главное для вас — прелюдия.
    — Вы очень проницательны, мистер Вильямс.
    — И я останусь жив, пока вам не наскучит мое общество.
    — Разумеется, хотя мы и ограничены временем.
    — Я понял. Хотите что-нибудь выпить, мистер...
    — Смит. Это имя легко запоминается. Да, с удовольствием. Но встаньте так, чтобы я мог следить за вашими руками.
    — Неужели вы думаете, что я держу под рукой яд?
    — Нет, но тем не менее возможно и такое.
    Он наблюдал, как я наполнил два бокала, взял свой и сел в кресло. Я опустился на кушетку.
    — Где сейчас моя жена?
    — В гостях, мистер Вильямс. И добрая дюжина людей подтвердит под присягой, что она невиновна.
    — Меня убьет вор?
    Он поставил бокал на столик между нами.
    — Да. После вашей смерти я вымою бокал и уберу его в бар. А перед тем как уйти, сотру все отпечатки пальцев.
    — И вы не возьмете с собой пару безделушек? Чтобы подтвердить версию грабежа?
    — Это не обязательно, мистер Вильямс. Полиция придет к выводу, что, убив вас, вор перепугался до смерти и покинул дом с пустыми руками.
    — Эта картина на восточной стене стоит тридцать тысяч долларов.
    Он посмотрел на картину, и тут же его взгляд вернулся ко мне.
    — Вы меня искушаете, мистер Вильямс. Но я не хочу, чтобы вашу смерть связали со мной. Меня восхищают произведения искусства, особенно я уважаю их материальную ценность, но не настолько, чтобы попасть из-за них на электрический стул. — Он улыбнулся. — Или вы хотите предложить мне эту картину в обмен на вашу жизнь?!
    — Именно об этом я и подумал.
    Он покачал головой.
    — Очень сожалею, мистер Вильямс. Если я принял заказ, то должен его выполнить. Это вопрос профессиональной чести.
    Я поставил бокал на столик.
    — Вы надеетесь увидеть во мне признаки страха, мистер Смит?
    — Все дело в напряжении, не так ли, мистер Вильямс? Испытывать страх и не решаться его выказать.
    — Вы привыкли к тому, что жертвы молят вас о пощаде?
    — Да. Так или иначе.
    — Они взывают к вашей человечности? И это бесполезно?
    — Да.
    — Они предлагают вам деньги?
    — Очень часто.
    — Что тоже не имеет смысла?
    — Так было до сих пор, мистер Вильямс.
    — За этой картиной — стенной сейф, мистер Смит.
    Он снова взглянул в указанном направлении.
    — Да?
    — В нем пять тысяч долларов.
    — Это большие деньги, мистер Вильямс.
    Я взял бокал и пошел к стене. Открыв сейф, я достал коричневый конверт, допил виски и, поставив бокал вовнутрь, захлопнул дверцу.
    Взгляд Смита задержался на конверте.
    — Пожалуйста, принесите его сюда.
    Я положил конверт на столик, рядом с бокалом.
    — Неужели вы надеетесь выкупить свою жизнь?
    Я закурил.
    — Нет. Насколько я понял, вы неподкупны.
    — Но зачем вы принесли мне эти пять тысяч?
    Я высыпал на столик содержимое конверта.
    — Это старые квитанции. Они не представляют для вас никакой ценности.
    На его щеках выступил румянец раздражения.
    — К чему весь этот балаган?
    — Я получил возможность подойти к сейфу и поставить в него ваш бокал.
    Глаза Смита метнулись к бокалу, стоявшему на столике.
    — Вот мой бокал.
    Я улыбнулся.
    — Ваш — в сейфе, мистер Смит. И полиция, несомненно, поинтересуется, почему там стоит пустой бокал. А додуматься до того, чтобы снять отпечатки пальцев, не так уж и сложно, особенно при расследовании убийства.
    Смит побледнел.
    — Я ни на секунду не спускал с вас глаз. Вы не могли поменять бокалы.
    — Нет? Но как мне помнится, вы дважды смотрели на картину.
    Рефлекторно он взглянул на нее в третий раз.
    — Я смотрел на нее не дольше одной или двух секунд.
    — Этого вполне достаточно.
    Он достал из кармана носовой платок и вытер потный лоб.
    — Я уверен, что вы не могли поменять бокалы.
    — Тогда, вероятно, вас очень удивит визит детективов. А через некоторое время вам представится возможность умереть на электрическом стуле. И вы вдосталь насладитесь ожиданием смерти.
    Он поднял пистолет.
    — Интересно, — продолжал я, — как вы умрете? Наверное, вы представляете, что спокойно подойдете к стулу и с достоинством сядете на него? Вряд ли, мистер Смит. Вас наверняка потащат к нему силой.
    — Откройте сейф, а не то я вас убью, — прорычал он.
    Я рассмеялся.
    — Перестаньте, мистер Смит. Мы оба знаем, что вы убьете меня, если я открою сейф.
    Последовала долгая пауза.
    — Что вы собираетесь делать с бокалом?
    — Если вы меня не убьете, я все больше склоняюсь к мысли, что я отнесу его в частное детективное агентство и попрошу сфотографировать отпечатки пальцев. Фотографии и записку, объясняющую их появление, я запечатаю в конверт. И оставлю инструкции, согласно которым, в случае моей насильственной смерти, конверт передадут в полицию.
    Смит глубоко вздохнул.
    — Это все лишнее. Сейчас я уйду, и вы никогда меня не увидите.
    Я покачал головой.
    — Нет. Я предпочитаю свой план. Мне хотелось бы обезопасить себя и в будущем.
    Он задумался.
    — А почему вы не хотите обратиться в полицию?
    — На то есть причины.
    Смит сунул пистолет в карман, и тут его осенило.
    — Ваша жена сможет нанять другого убийцу.
    — Да, это возможно.
    — А обвинят в вашей смерти меня. И я попаду на электрический стул.
    — Скорее всего так и будет. Если только... — Смит смотрел мне в рот. — Если только нанять другого убийцу ей не удастся.
    — Но ведь есть не меньше десятка... — он замолчал, и я поощряюще улыбнулся.
    — Моя жена сказала вам, куда она поехала?
    — К Петерсонам. Она собиралась вернуться к одиннадцати.
    — Одиннадцати? Очень подходящее время. Ночи нынче темные. Вы знаете, где живут Петерсоны?
    — Нет.
    — В Бриджхэмптоне, — я дал ему адрес.
    Смит медленно застегнул пальто.
    — А где вы будете в одиннадцать часов, мистер Вильямс?
    — В своем клубе. Буду играть в карты с друзьями. Несомненно, они станут искренне утешать меня, когда я получу печальное известие о том, что мою жену... застрелили?
    — Все будет зависеть от конкретной ситуации, — он сухо улыбнулся и вышел из кабинета.
    После ухода Смита я отвез бокал, стоящий на столике, в детективное агентство и поехал в клуб.
    Сейф я даже не открывал. На том бокале остались лишь отпечатки моих пальцев.

    "Shatter Proof"
    Jack Ritchie.

  • 10 фев 2018 13:05

    История появления Champagne-Шампанского------
    Вокруг самого праздничного алкогольного напитка сложилось множество мифов. Уже само наименование "Шампанское" таит в себе некую угрозу для производителей. Говорят, его изобрел Дом Периньон. Некоторые до сих пор считают, что в России познакомились со знаменитой маркой шампанского "Вдова Клико" после победоносных походов русской армии в Европу в 1815 году.
    Но как же все обстояло на самом деле?
    Шампанское - это неповторимый и уникальный напиток. Без него не проходит ни Новый год, ни свадьба. А что касается светских вечеринок, то там Шампанское просто льется рекой. Но как же появился на свет этот прекрасный напиток названый Шампанским?
    История Шампанского довольно таки обширная, а само появление шампанского считается всего лишь большой случайностью. Виноград в провинции Шампань, что во Франции, начали выращивать в 3 веке, а вот виноделием начали заниматься на тысячу лет позже. Поначалу в Шампани делали только красные вина, но они почему то получались слегка газированными.
    Шампанское - игристое вино, изготавливаемое путём вторичного сбраживания вина. Само слово "шампанское" происходит от названия провинции Шампань во Франции.
    Достоверно известно, что первыми жителями, высадившими виноград на территории современной Шампани, стали римляне. Название Шампань возникло от латинского слова campania с целью обозначить сходство холмистого ландшафта провинции с сельской местностью итальянской Кампании, расположенной к югу от Рима. Провинция была разделена на две части — Champagne pouilleuse, известняковая бесплодная равнина восточнее Реймса, и Champagne viticole, область лесистых холмов, известная как Монтань-де-Реймс (фр. Montagne de Reims), располагавшуюся между Реймсом и рекой Марна, где и были высажены виноградники. Первый зарегистрированный виноградник принадлежал Святому Ремигию в V веке, хотя виноградники были здесь, без сомнения, ещё ранее. Большую часть ранней истории винодельческого региона вина Шампани не носили названия шампанское. Они были известны как "реймсское вино" и как "речное вино", имея в виду реку Марна, которая являлась важнейшим торговым маршрутом, по которому грузы через Сену попадали в Париж. Расположение Шампани на перекрестке двух важнейших торговых маршрутов того времени — один с запада на восток, между Парижем и землями Рейна, второй с севера на юг, между Фландрией и Швейцарией — с одной стороны принесло богатство и известность региону и его винам, но с другой стороны стало причиной постоянных разорений этих земель из-за бесчисленного количества сражений и оккупаций Шампани.
    В 987 году Гуго Капет был коронован в кафедральном соборе Реймса королём Франции. На банкете по случаю коронации подавали местные вина провинции. Город получил славу духовной столицы Франции и на протяжении следующих восьми столетий монархи придерживались традиции Капетингов короноваться в Реймсе. Ассоциирование региона с королевскими особами ещё больше повысило известность местных вин. К XVI веку расположенная южнее Реймса деревенька Аи получила широкое признание благодаря качеству своего вина, а король Франциск I объявил себя "Королём Аи и Гонесса" — земель, где производились лучшие в стране вино и мука. Репутация вин из Аи была настолько высока, что их стали называть вином Франции (фр. vins de France), а по их качеству судили не только о регионе, но и обо всей стране. Со временем слово "Аи" стало использоваться для обозначения всех вин из региона Шампань. (Аналогично тому как сегодня названия Бордо или Бон используются для обозначения вин, произведённых в регионах Жиронда и Бургундия, соответственно).
    В период средневековья, по мере обострения соперничества между виноделами Шампани и их южными соседями из Бургундии, вина Шампани стали иметь различные оттенки — от светло-красного до бледно-розового. Торговый путь фламандских торговцев в Бургундию пролегал прямо через Реймс и жители Шампани всячески стремились переманить их деловое внимание на своё "более дешевое" вино. К сожалению, климат Шампани не позволял производить красные вина, по цветовой насыщенности и богатству вкуса сравнимые с бургундскими винами, даже несмотря на то, что виноделы Шампани пытались "улучшить" свои вина добавлением в них ягод бузины. Стремясь выделить своё вино от продукции соперников из Бургундии, виноделы Шампани переключили свои усилия на производство белых вин. Однако, белые вина, изготавливавшиеся из белого винограда, имели незамысловатый вкус и быстро прокисали. Наиболее популярными оказались белые вина, произведённые из чёрного винограда, например, сорта пино нуар, поскольку они обладали более богатым вкусом, ароматом и стойкостью. Таким образом, на протяжении XVI века и вплоть до начала XVII века виноделы Шампани старались производить самое хорошее "белое" вино из чёрного винограда, несмотря на то, что зачастую вино получалось совсем не белым; его цвет варьировался от сероватого до бледно-розового оттенка, известного как oeil de perdrix или глаз куропатки. И только после развития специального метода, разработанного монахом-бенедиктинцем Пьером Периньоном из аббатства Отвильер, виноделы Шампани стали производить по-настоящему белое вино из чёрного винограда.
    Первое документальное упоминание об игристом вине с пузырьками датировано 1668 годом. Именно тогда аббат Годино в своей церковной книге описал "вино с лёгкой окраской, почти белое, насыщенное газом". Уже спустя 20-30 лет игристые вина получили во Франции широкое распространение. С ростом популярности шампанского, увеличивалось и количество производителей, а также улучшалось качество вина.
    История шампанского насчитывает около 300 лет. Первое упоминание о нем относится к 1722 году. В книге Жана Годино из Реймса утверждается: "Вот уже больше 20 лет французы сходят с ума по игристым винам. Поэтому многие виноторговцы испытывают все средства, чтобы сделать свои вина шипучими".
    "Течет шампанское рекою, и мысль туманится слегка" — в свою очередь мы обещаем Деве юной рассказать про шипучку. Именно так должен называться по-русски этот слабоалкогольный напиток с пузырьками. В ряде европейских языков существует буквальная калька — Schaumwein, fizz, spumante. Впрочем, у нас уже давно имеется другой аналог для обозначения шампанских вин — игристое. На деле слово "шампанское" должно применяться как марка игристого шипучего вина родом из французской провинции Шампань.
    Одно из заблуждений про этот напиток, который мы привычно будем именовать шампанским, время от времени употребляя синонимы, заключается в том, кто и где стал его производить первым. Самый распространенный миф называет изобретателем игристого вина бенедектинского монаха Пьера Периньона (Pierre Pérignon, 1638-1715), прозванного Дом Периньон (Dom Pérignon). В аббатстве Отвильер (Hautvillers) он вплоть до своей смерти занимал должность келаря и отвечал за снабжение всем необходимым обитателей монастыря. Нужно отметить, что упомянутое аббатство располагалось на территории провинции Шампань.
    Начальник продовольственной службы аббатства Дом (от латинского domus - господин) Периньон, по одной легенде, однажды обратил внимание, что содержимое одной из бочек повторно перебродило и стало гораздо приятнее на вкус. И патриотически настроенные граждане создали миф о том, что игристое вино родилось во Франции.
    Возможно, подобное недоразумение возникло из-за того, что первое письменное упоминание vin mousseux - игристых вин — относится к 1718 году. Спустя три года после кончины брата Периньона. Кроме того, во времена Французской революции (1789-1799) в Шампани отсиживались представители голубой крови и белой кости, глушившие свою тоску по Ancien Régime местными винами. Вспомните бессмертную фразу: "Шампанское по утрам пьют или аристократы, или дегенераты". Во многом именно беженцы-дворяне поспособствовали если не рождению, то распространению мифа по Европе.
    В производство игристого вина внесли свой вклад многие. Пенистый виноградный напиток упоминается во многих произведениях мировой литературы: от Гомера и Вергилия до Омара Хайяма и Шота Руставели. Не стала исключением и Библия.
    Первыми возделывать виноградники в Шампани стали древние римляне. Вот только производимое ими вино было обычным, а не игристым. Несмотря на то что французское название Шампань — Champagne - происходит от латинского campania, означающее бесплодную землю, годную лишь для выпаса овец, но никак не предназначенную для выращивания сельскохозяйственных культур, выращенный здесь виноград и особенно вино пользовалось популярностью во Франции и Англии.
    Монахи (Дом Периньон был всего лишь главным, но далеко не единственным дегустатором) аббатства вШампани, которые "гнали" шипучку, обратили внимание на одно немаловажное обстоятельство. Их газированные с легким фруктовым привкусом напитки начинали вторично бродить и взрываться. И вот тут-то на сцену выступил Дом Периньон собственной персоной.
    Кажется, бенедектинец первым стал разливать вина в бутылки, что позволяло удерживать углекислый газ, взрывавшийся в бочках, придумал затыкать бутыли затычками из коры пробкового дерева, который подсмотрел у заезжих пилигримов из Испании и Португалии. Однако главной заслугой Периньона стало открытие им секрета купажирования — смешивания различных сортов винограда или вин разной выдержки. Благодаря этому процессу образуется оригинальный неповторимый вкус. И тут Периньон был пионером. Поэтому давайте с уважением отнесемся к его памяти, но внесем необходимые поправки.
    Классический купаж делается из трех сортов винограда: двух красных (pinot noir и pinot meunier) и одного белого (chardonnay). Виноград для хорошего шампанского собирается вручную, причем каждый сорт давится и проходит первичную обработку отдельно. Для купажа не обязательно использовать вина урожая одного года. Главное, чтобы все составляющие были из одного виноградника.
    Через некоторое время в соседнем с бенедектинцами аббатстве заметили, что бутылки из темного стекла взрываются намного реже. Это был очередной шаг по пути к хорошо нам знакомому шампанскому. И только в 1800 году аптекарь по имени Франсуа из города Шалон-ан-Шампань (Châlons-en-Champagne) придумал современную бутылку: ее форму, цвет и толщину стекла
    Примерно тогда же вдова Клико (Veuve Clicquot) усовершенствовала недоработку своего соотечественника Периньона. Ее виноделы разработали технологию remuage - выдерживание бутылок в специальной подставке вниз горлышком. Бутылки надо было постоянно поворачивать, чтобы осадок не оседал на пробку, затем замораживать, а потом вместе с пробкой вынимать из бутылки небольшой кусочек льда с осадком. Бутылки доливали таким же вином и оставляли для дальнейшей выдержки, благодаря чему шампанское становилось кристально прозрачным.
    Продолжительное время распространение шампанского ограничивалось границами Франции. В соседнюю Германию массово оно стало проникать в 1830-е годы. Тем не менее с популярным шампанским "Вдова Клико" русские офицеры познакомились не в 1815 году, когда разгромив Наполеона, вошли во Францию.
    Задолго до того, как опустошить полные прекрасного вина подвалы в Реймсе, русские аристократы и купцы заказывали шампанское у компании, во главе которой стоял винодел Филипп Клико (Philippe Clicquot). Он основал свое предприятие в 1772 году. После смерти в 1805 году его сына Франсуа (Francois Clicquot) дело продолжила 28-летняя вдова Барб Николь Клико Понсарден (Barbe-Nicole Clicquot-Ponsardin, 1777-1866). Сохранились документы, из которых явствует, что в Российскую империю шампанское "Вдова Клико" поступало еще в 1780 году, когда будущей вдове было всего-навсего три годика.
    Такие вина были очень легки и приятны на вкус, а нежный фруктовый аромат был прекрасным и даже идеальным дополнением. Но была и неприятная особенность, эти вина имели тенденцию к вторичному брожению, которое приводило даже к взрыву бочек в которых хранилось вино. Даже после розлива процесс брожения повторялся и бутылки из тонкого, на то время, стекла просто не выдерживали такого давления. Во время брожения повышался уровень углекислого газа и соответственно давление, а это приводило к неконтролируемым потерям вина во время взрыва. Некоторые виноделы даже делали специальное углубление в полу для сбора вина из взорвавшихся бочек и бутылок. Поскольку вино из Шампани взрывалось его очень часто называли "дьявольским". Одной из причин вторичного брожения был переменчивый климат. Поскольку внезапные холода прерывали процесс брожения, а весной этот процесс запускался вновь из-за того, что в вине оставался не перебродивший сахар.
    Сегодня существует два способа изготовления шампанского. Первый способ берет начало от Дома Периньона.
    Процесс производства начинается с традиционной винификации (сбраживания виноградного сока), в результате которой получается сухое вино – виноматериал. Важнейшие качества для такого вина – кислотность и свежесть букета.
    Сам процесс шампанизации (ее называют также methode champenois – "шампанским методом" производства вин) состоит из нескольких стадий: тираж, ремюаж, дегоржаж, дозаж.
    Тираж – первый этап процесса шампанизации. Подготовленная смесь вин (кюве) помещается в толстостенную бутылку, способную выдержать высокое внутреннее давление. В вино добавляется также так называемый тиражный ликер, состоящий из дрожжей, сахара и резервных вин, после чего бутылка прочно укупоривается и помещается в погреб. Тиражный ликер вызывает в вине повторное брожение, в процессе которого выделяется углекислый газ; не найдя выхода, он насыщает вино и придает ему игристость. После завершения брожения дрожжи выпадают в осадок, остающийся на стенке лежащей горизонтально бутылки. Выдержка вина на осадке играет важную роль в формировании букета шампанского, добавляя ему оттенки сладкой выпечки, орехов, усложняя и углубляя его. Срок выдержки шампанского варьируется от года до 4–5 и более лет.
    Когда срок выдержки подходит к концу, наступает следующая стадия - ремюаж. Его цель - подготовить снятие с осадка. Бутылки помещаются горизонтально в специальные пюпитры. Специалисты погреба периодически обходят пюпитры, встряхивая, поворачивая и слегка наклоняя вниз каждую бутылку. Постепенно осадок сползает со стенок бутылки к горлышку и скапливается на пробке, а сама бутылка устанавливается "вниз головой". Ручной ремюаж практикуется в маленьких хозяйствах, крупные же дома используют специальные контейнеры, которые встряхивают и поворачивают одновременно до тысячи бутылок.
    Дегоржаж необходим для удаления осадка из бутылки. На крупных производствах дегоржаж осуществляется с помощью машин. Горлышко бутылки вместе с осадком замораживается, и, когда бутылка открывается, "грязная" ледяная пробка под давлением выталкивается.
    После удаления осадка в бутылку доливается смесь сахара и вина. Такая операция называется дозаж. Если шампанское будет с нулевым содержанием сахара (brut nature), то бутылка доливается таким же вином. Дозаж - последняя стадия производства шампанского. После него бутылка укупоривается специальной пробкой в виде гриба, которая фиксируется проволокой.
    Перед поступлением в продажу шампанское выдерживается в бутылках несколько месяцев.
    За пределами Франции таким классическим способом шампанское производят на заводе в Абрау-Дюрсо (Россия, Краснодарский край), в Крыму (Украина) на заводе "Новый Свет", в Молдове ("Криково") и на Артемовском заводе шампанских вин (Украина, Донецкая область).
    Однако и за рубежом, и в России, давно известен другой способ производства шампанского - ускоренный. При нем второе брожение производится не в бутылках, а в специальных резервуарах — акротофорах. И шампанское готово в них уже через месяц. По классическому же способу минимальный срок – 9-10 месяцев, а для лучших марок – до 10 лет.
    Основные производители шампанского
    Чтобы иметь право называться шампанским, вино должно отвечать следующим требованиям: производиться только в провинции Шампань; изготавливаться из определенных сортов винограда - Pinot Meunier (пино менье), Pinot Noir (пино нуар), Chardonnay (шардоне). При производстве может использоваться только технология двух ферментаций, применяемая в данном регионе. Вина, полученные тем же самым способом, но в другом месте, имеют право называться винами, произведенными по классическому методу.
    Франция имеет более 120 небольших фирм, производящих шампанское. Из них только 16 имеют высокий авторитет в мире и производят 65% всего французского шампанского. Все эти 16 фирм производят шампанское традиционным методом вторичного брожения в бутылках с выдержкой от 3 до 8 лет: Моэт и Шандон (Moet et Chandon N.M. 3.342.272); Вдова Клико (Veuve Clicquot N.M. 3.348.392); Луи Редерер (Roederer); Боулингер (Bollinger); Крюг S.A. (Krug); Пол Роже (Pol Roger); Мумм (G.H. Mumm N.M. 3.921.422); Перье-Жует (Perrier-Jouet N.M. 3.624.332); Поммери (Louise Pommery); Рюинарт (Ruinart); Татингер (Taittinger N.M. 3.924.392); Лоретн-Перье (Laurent-Perrier); Жанмер (Jeanmaire); Пипер-Хейдсек (Piper-Heidsieck); Мерсье (Mercier N.M. 3.339.302); Канард-Дюшенэ (Canard Duchen).
    А вот "Советское" шампанское появилось в 30 - х годах 19 века. Правительство России потребовало от Антона Фролов - Багреева, который был царским шампанистом, наладить массовое, ускоренное производство шампанского, так сказать для нужд трудового народа России. Такое шампанское делалось по ускоренной технологии и было уже готово всего лишь за 26 дней.И в то время когда за границей шампанское стояло больших денег, то в России бокал шампанского мог позволить себе каждый житель, ведь стоял он всего 40 копеек. И по этот день без шампанского не проходит ни один праздник.
    В России наиболее известными производителями шампанских вин являются: ОАО "Московский комбинат шампанских вин" (МКШВ, проектная мощность 30 млн. бутылок в год), ОАО "Корнет", ООО "РИСП" (создан на базе производственных мощностей МКШВ, выпускает около 20 млн бутылок шампанских и игристых вин), ЗАО "Игристые вина" (Санкт-Петербург, 20 млн бутылок шампанского), ГК "Исток", ЗАО "АБРАУ-ДЮРСО" (Краснодарский край), Ростовский КШВ, Нижегородский КШВ и Екатеринбургский КШВ.
    Игристые вина изготавливаются по всему миру, и во многих местах для определения собственного игристого вина используются свои термины: в Испании это "Cava", в Италии - "spumante", в Южной Африке - "Cap Classique". Итальянское игристое вино из винограда сорта мускат называют "Asti". В Германии наиболее распространено игристое вино "Sekt". Даже другим регионам Франции запрещено использовать название "шампанское". Например, виноделы Бургундии и Эльзаса изготавливают вино под названием "Cremant". Что касается "Советского шампанского", закон не позволяет использовать на этикетках имя "Шампанске" написанное латинскими буквами "Champagne".

  • 08 фев 2018 15:04


    Святитель Лука Войно-Ясенецкий, архиепископ Крымский
    "Архиепископ Лука (в миру Валентин Фе́ликсович Во́йно-Ясене́цкий) — профессор медицины и духовный писатель, епископ Русской православной церкви; с 1946 года — архиепископ Симферопольский и Крымский. Был одним из самых крупных теоретиков и практиков гнойной хирургии, за учебник по которой был в 1946 году удостоен Сталинской премии (была передана Владыкой детям-сиротам). Теоретические и практические открытия Войно-Ясенецкого спасли в годы Отечественной войны жизнь буквально сотен и сотен тысяч русских солдат и офицеров.
    Архиепископ Лука стал жертвой политических репрессий и провёл в ссылке в общей сложности 11 лет. Реабилитирован в апреле 2000 года. В августе того же года канонизирован Русской православной церковью в сонме новомучеников и исповедников Российских.
    Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий родился 27 апреля 1877 года в Керчи в семье провизора Феликса Станиславовича и его супруги Марии Дмитриевны и принадлежал к древнему и знатному, но обедневшему польскому дворянскому роду. Дед жил в курной избе, ходил в лаптях, правда, имел мельницу. Отец его был ревностным католиком, мать - православной. По законам Российской империи дети в подобных семьях должны были воспитываться в православной вере. Мать занималась благотворительностью, творила добрые дела. Однажды она принесла в храм блюдо с кутьей и после панихиды случайно оказалась свидетельницей дележа ее приношения, после этого она больше никогда не переступала порога церкви.
    По воспоминаниям святителя, свою религиозность он унаследовал от очень благочестивого отца. На формирование его православных взглядов оказала огромное влияние Киево-Печерская Лавра. Одно время он увлекся идеями толстовства, спал на полу на ковре и ездил за город косить рожь вместе с крестьянами, но прочитав внимательно книжку Л. Толстого "В чем моя вера?", он сумел разобраться в том, что толстовство – издевательство над православием, а сам Толстой – еретик.
    В 1889 году семья переехала в Киев, где Валентин окончил гимназию и художественную школу. После окончания гимназии стал перед выбором жизненного пути между медициной и рисованием. Подал документы в Академию Художеств, но, поколебавшись, решил выбрать медицину как более полезную обществу. В 1898 году стал студентом медицинского факультета Киевского университета и «из неудавшегося художника стал художником в анатомии и хирургии». После блестяще сданных выпускных экзаменов удивил всех, заявив, что станет земским «мужицким» доктором.
    В 1904 году в составе Киевского медицинского госпиталя Красного Креста отправился на Русско-Японскую войну, где получил большую практику, делая крупные операции на костях, суставах и черепе. Многие раны на третий-пятый день покрывались гноем, а на медицинском факультете отсутствовали даже понятия гнойной хирургии, обезболивания и анестезиологии.
    В 1904 году он женится на сестре милосердия Анне Васильевне Ланской, которую называли «святой сестрой» за доброту, кротость и глубокую веру в Бога. Она дала обет безбрачия, но Валентин сумел добиться её расположения и она нарушила этот обет. В ночь перед венчанием во время молитвы ей показалось, что Христос на иконе отвернулся от нее. За нарушение обета Господь тяжело наказал ее невыносимой, патологической ревностью.
    С 1905 по 1917 гг. работал земским врачом в больницах Симбирской, Курской, Саратовской и Владимирской губернии и проходил практику в Московских клиниках. За это время он сделал множество операций на мозге, органах зрения, сердце, желудке, кишечнике, желчных путях, почках, позвоночнике, суставах и т.д. и внес много нового в технику операций. В 1908 году он приезжает в Москву и становится экстерном хирургической клиники профессора П. И. Дьяконова.
    В 1915 году в Петрограде вышла книга Войно-Ясенецкого "Региональная анестезия", в которой Войно-Ясенецкий обобщил результаты исследований и свой богатейший хирургический опыт. Он предложил новый совершенный метод местной анестезии - прервать проводимость нервов, по которым передается болевая чувствительность. Годом позже он защитил свою монографию «Региональная анестезия» как диссертацию и получил степень доктора медицины. Его оппонент известный хирург Мартынов сказал: "когда я читал Вашу книгу, то получил впечатление пения птицы, которая не может не петь, и высоко оценил ее". За эту работу Варшавский университет присудил ему премию имени Хойнацкого.
    Чтобы содержать семью, он вернулся к практической хирургии. В Переславле-Залесском одним из первых в России он делал сложнейшие операции не только на желчных путях, почках, желудке, кишечнике, но даже на сердце и мозге. Прекрасно владея техникой глазных операций, он многим слепым возвращал зрение.
    1917 год был переломным не только для страны, но и лично для Валентина Феликсовича. Заболела туберкулезом его жена Анна и семья переехала в Ташкент, где ему предложили должность главного врача городской больницы. В 1919 г. жена скончалась от туберкулеза, оставив четверых детей: Михаила, Елену, Алексея и Валентина. Когда Валентин читал Псалтирь над гробом жены, его поразили слова 112 псалма: «И неплодную вселяет в дом матерью, радующеюся о детях». Он расценил это как указание Божие на операционную сестру Софию Сергеевну Белецкую, о которой он знал только то, что она недавно похоронила мужа и была неплодной, то есть бездетной, и на которую он может возложить заботы о своих детях и их воспитании. Едва дождавшись утра, он пошел к Софье Сергеевне «с Божьим повелением ввести ее в свой дом матерью, радующеюся о детях». Она с радостью согласилась и стала матерью четырем детям Валентина Феликсовича, избравшего после кончины жены путь служения Церкви.
    Валентин Войно-Ясенецкий был одним из инициаторов организации Ташкентского университета и с 1920 г. избран профессором топографической анатомии и оперативной хирургии этого университета. Хирургическое искусство, а с ним и известность проф. Войно-Ясенецкого все возрастали.
    Сам он все больше находил утешение в вере. Посещал местное православное религиозное общество, изучал богословие. Как-то «неожиданно для всех, прежде чем начать операцию, Войно-Ясенецкий перекрестился, перекрестил ассистента, операционную сестру и больного. Однажды после крестного знамения больной — по национальности татарин — сказал хирургу: „Я ведь мусульманин. Зачем же Вы меня крестите?“ Последовал ответ: „Хоть религии разные, а Бог один. Под Богом все едины“».
    Однажды он выступил на епархиальном съезде "по одному очень важному вопросу с большой горячей речью". После съезда Ташкентский епископ Иннокентий (Пустынский) сказал ему: "Доктор, вам нужно быть священником". "У меня не было и мыслей о священстве, - вспоминал Владыка Лука, - но слова Преосвященного Иннокентия я принял как Божий призыв архиерейскими устами, и минуты не размышляя: "Хорошо, Владыко! Буду священником, если это угодно Богу!"
    Вопрос о рукоположении был решен так быстро, что ему даже не успели сшить подрясник.
    7 февраля 1921 г. был рукоположен во диакона, 15 февраля - во иерея и назначен младшим священником Ташкентского кафедрального собора, оставаясь и профессором университета. В священном сане он не перестает оперировать и читать лекции.
    Волна обновленчества 1923 года доходит и до Ташкента. И в то время, когда обновленцы ждали прибытия в Ташкент «своего» епископа, в городе вдруг объявился местный епископ, верный сторонник Патриарха Тихона.
    Им стал в 1923 году святитель Лука Войно-Ясенецкий. В мае 1923 г. он принял монашество в собственной спальне с именем в честь св. апостола и евангелиста Луки, который, как известно, был не только апостол, но и врач, и художник. А вскоре был хиротонисан тайно во епископа Ташкентского и Туркестанского.
    Через 10 дней после хиротонии он был арестован как сторонник Патриарха Тихона. Ему предъявили нелепое обвинение: сношения с оренбургскими контрреволюционными казаками и связь с англичанами.
    В тюрьме ташкентского ГПУ он закончил свой, впоследствии ставший знаменитым, труд "Очерки гнойной хирургии". На заглавном листе владыка написал: «Епископ Лука. Профессор Войно-Ясенецкий. Очерки гнойной хирургии».
    Так исполнилось таинственное Божие предсказание об этой книге, которое он получил еще в Переславле-Залесском несколько лет назад. Он услышал тогда: «Когда эта книга будет написана, на ней будет стоять имя епископа».
    "Пожалуй, нет другой такой книги, - писал кандидат медицинских наук В.А. Поляков, - которая была бы написана с таким литературным мастерством, с таким знанием хирургического дела, с такой любовью к страдавшему человеку".
    Несмотря на создание великого, фундаментального труда последовало заключение владыки в Таганскую тюрьму в Москве. Из Москвы св. Луку отправили в Сибирь. Тогда-то впервые у епископа Луки сильно прихватило сердце.
    Сосланный на Енисей, 47-летний епископ опять едет в поезде по дороге, по которой в 1904 году ехал в Забайкалье совсем молодым хирургом…
    Тюмень, Омск, Новосибирск, Красноярск… Затем, в лютую январскую стужу заключенных повезли на санях за 400 километров от Красноярска — в Енисейск, а потом еще далее — в глухую деревню Хая в восемь домов, в Туруханск… Иначе как преднамеренным убийством это назвать было нельзя, и свое спасение в пути за полторы тысячи верст в открытых санях на жестоком морозе он позднее объяснял так: «В пути по замерзшему Енисею в сильные морозы я почти реально ощущал, что со мной — Сам Иисус Христос, поддерживающий и укрепляющий меня»…
    Дети епископа Луки в полной мере заплатили за «поповство» отца. Сразу после первого ареста их выгнали из квартиры. Потом от них будут требовать отречься от отца, будут исключать из института, «травить» на работе и на службе, клеймо политической неблагонадежности будет преследовать их много лет… Его сыновья пошли по стопам отца, избрав медицину, но никто из четверых не разделил его страстной веры в Христа.
    В 1930 году последовал второй арест и вторая, трехлетняя ссылка по явно сфабрикованному уголовному делу об убийстве профессора-физиолога И.П.Михайловского Святитель Лука был отправлен в Архангельск на Валаам, после возвращения из которой он ослеп на один глаз, а за ней и третья — в 1937-м, когда начался наиболее страшный для Святой Церкви период, унесший жизни многих-многих верных священнослужителей. Впервые владыка узнал, что такое пытки, допрос конвейером, когда сутками следователи сменяли друг друга, били ногами, кричали озверело.
    Начались галлюцинации: желтые цыплята бежали по полу, внизу, в огромной впадине виделся город, ярко залитый светом фонарей, по спине ползли змеи. Но пережитые епископом Лукой скорби нисколько не подавили его, но, напротив, утвердили и закалили его душу. Владыка дважды в день вставал на колени, обратившись к востоку, и молился, не замечая ничего вокруг себя. В камере, до отказа наполненной измученными, озлобленными людьми, неожиданно становилось тихо. Его опять сослали в Сибирь, на сто десятый километр от Красноярска.
    Начало Второй мировой войны застало 64-летнего епископа Луку Войно-Ясенецкого в третьей ссылке. Он отправляет телеграмму Калинину, в которой пишет: «являясь специалистом по гнойной хирургии, могу оказать помощь воинам в условиях фронта или тыла, там, где мне будет доверено… По окончании войны готов вернуться в ссылку. Епископ Лука».
    Его назначают консультантом всех госпиталей Красноярского края — на тысячи километров не было специалиста более необходимого и более квалифицированного. Подвижнический труд архиепископа Луки был отмечен медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», Сталинской премией Первой степени за научную разработку новых хирургических методов лечения гнойных заболеваний и ранений.
    Слава архиепископа Луки становилась всемирной. Его фотографии в архиерейском облачении передавались по каналам ТАСС за рубеж. Владыку все это радовало лишь с одной точки зрения. Свою научную деятельность, публикации книг и статей он рассматривал как средство поднятия авторитета Церкви.
    В мае 1946 года владыка был переведен на должность архиепископа Симферопольского и Крымского. Студенческая молодежь отправилась встречать его на вокзал с цветами.
    Перед этим он какое-то время послужил в Тамбове. Там с ним произошла такая история. Одна женщина-вдова стояла возле церкви, когда владыка шел на службу. «Почему ты, сестра, стоишь такая грустная?» – спросил владыка. А она ему: «У меня пятеро детей маленьких, а домик совсем развалился». После службы повел он вдову к себе домой и дал денег на постройку дома.
    Примерно в то же время ему окончательно запретили выступать на медицинских съездах в архиерейском облачении. И его выступления прекратились. Он все отчетливее понимал, что совмещать архиерейское и врачебное служение становится все труднее. Его медицинская практика стала сокращаться.
    В Крыму владыку ждала суровая борьба с властями, которые в 50-е годы одну за другой закрывали церкви. Одновременно развивалась его слепота. Кто не знал об этом, не мог бы и подумать, что совершающий Божественную литургию архипастырь слеп на оба глаза. Он осторожно благословлял Святые Дары при их пресуществлении, не задевая их ни рукой, ни облачением. Все тайные молитвы владыка читал на память.
    Жил он, как всегда, в бедности. Всякий раз, как племянница Вера предлагала сшить новую рясу, она слышала в ответ: «Латай, латай, Вера, бедных много».
    В то же время секретарь епархии вел длинные списки нуждающихся. В конце каждого месяца по этим спискам рассылались тридцать-сорок почтовых переводов. Обед на архиерейской кухне готовился на пятнадцать-двадцать человек. Приходило много голодных детей, одиноких старых женщин, бедняков, лишенных средств к существованию.
    Крымчане очень любили своего владыку. Как-то в начале 1951 года архиепископ Лука вернулся самолетом из Москвы в Симферополь. В результате какого-то недоразумения на аэродроме никто его не встретил. Полуслепой владыка растерянно стоял перед зданием аэропорта, не зная, как добраться до дома. Горожане узнали его, помогли сесть в автобус. Но когда архиепископ Лука собрался выходить на своей остановке, по просьбе пассажиров шофер свернул с маршрута и, проехав три лишних квартала, остановил автобус у самого крыльца дома на Госпитальной. Владыка вышел из автобуса под аплодисменты тех, кто едва ли часто ходил в храм.
    Ослепший архипастырь также продолжал управлять Симферопольской епархией в течение трех лет и иногда принимать больных, поражая местных врачей безошибочными диагнозами. Практическую врачебную деятельность он оставил еще в 1946 году, но продолжал помогать больным советами. Епархией же управлял до самого конца с помощью доверенных лиц. В последние годы своей жизни он только слушал, что ему читают и диктовал свои работы и письма.
    Он был автором 55 научных трудов по хирургии и анатомии, а также, 12 толстых томов проповедей.
    Скончался Владыка 11 июня 1961 года в День Всех Святых, в земле Российской просиявших, и был похоронен на церковном кладбище при Всехсвятском храме Симферополя. Несмотря на запрет властей, его провожал весь город. Улицы были забиты, прекратилось абсолютно все движение. До самого кладбища путь был усыпан розами.
    В 1996 г. были обретены нетленными его честные мощи, которые покоятся ныне в Свято-Троицком кафедральном соборе Симферополя. В 2000 г. на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви он был причислен к лику святых как святитель и исповедник.
    Рака с мощами св.Луки Войно-Ясенецкого в Свято-Троицком кафедральном соборе Симферополя"
    --О прибывании и пмощи аключённым на Валааме Святителя Луки,к сожалению ничего не нашлось,кроме краткого сообщения. Бывают люди-чья жизнь-сплошной подвиг на благо людям.Святитель Лука-такой человек!

  • 07 фев 2018 13:35


    ЗАМУЖ ЗА АНДРЕЯ...

    Ирма Тарковская, первая жена Андрея Тарковского, никогда и никому не давала интервью, считая, что рассказывать о личной жизни - это значит «ничего не сказать о человеке»

    - Ирма, вы никогда не давали интервью. Очевидно, на то были веские причины?

    - Люди, которых любишь, представляются бессмертными. И когда они уходят, испытываешь растерянность, а потом появляется чувство вины. Только через десять лет я решилась написать о нем в

    "Литературной газете», в начале апреля, ко дню рождения Андрея.

    - Вы предупредили, что не любите говорить о личном. Но немалая часть вашей и Андрея жизни и молодости совпала. И совсем не обывательский, а человеческий интерес заставляет меня задать вам вопрос: как вы стали мужем и женой?

    - Очень просто. Первое сентября, занятие режиссерской мастерской М.И. Ромма. На вступительных экзаменах было несколько потоков, поэтому все вместе собрались впервые и с любопытством приглядывались. Курс оказался пестрым. Самыми полярными были Тарковский и Шукшин. Потом Ромм смеялся - на последней комиссии его уговаривали не брать ни того, ни другого. Но Ромм посчитал, что для атмосферы на курсе две такие непохожие личности будут полезны.

    - Это была любовь с первого взгляда?

    - Да нет, все было не быстро и не просто. И тут мне придется немного рассказать о себе. Я приехала в Москву из Казани, а родилась в Саратове. Мой отец из немцев Поволжья. В Казань, где были большие авиационные заводы, отца, инженера, перевели перед самой войной. Тогда это нас спасло. Всех немцев с семьями и детьми выселили из Саратова за одну ночь. Своих родных после войны отец так и не нашел. Позже его тоже отправили в лагеря, но нас не тронули. Маме каким-то чудом удавалось посылать отцу посылки - этим она спасла его от голодной смерти. Но после войны, когда он вернулся, их отношения почему-то не сложились. Детство мое не было радостным, и я мечтала уехать из дому. И уехала в Москву, как только окончила школу. С ходу я поступила на режиссерский факультет ВГИКа, о котором грезила, хотя все уговаривали идти на актерский, и, обретя свободу, чувствовала себя счастливой до легкомыслия. Жизнь казалась удивительной и прекрасной, и я так всему радовалась... Меня ничего не стоило рассмешить, за что частенько выгоняли из аудитории.

    В институте мы были заняты с утра до вечера, репетиции иногда затягивались допоздна. Андрей сразу стал ухаживать за мной, и если освобождался раньше, то ждал меня, а потом провожал до общежития. Общежитие было в городке Моссовета на Ярославском шоссе, а жил он на Серпуховке. Добирался до дому поздней ночью. Вообще Андрей очень пугал меня серьезностью отношений и своих намерений. Он сразу хотел жениться, а мне ничего не хотелось менять, потому что мне все было интересно и в радость.

    Я не хотела выходить замуж не конкретно за Андрея, а вообще. Мне казалось, выйти замуж - это поставить на себе крест. Откровенно говоря, я и сейчас так считаю.

    - Скажите, тогда, в Андрее-первокурснике, уже ощущалось то, что потом мы стали называть гениальностью?

    - Ну, если серьезно... Андрей вызывал сложные чувства. Что-то неуловимо проглядывало в облике этого пижонистого столичного молодого человека. Я не могла в этом разобраться, и мы часто ссорились из-за разности мироощущений. Чтобы вы поняли эту разность, приведу такой пример: Андрей восхищался тем, как была снята сцена изнасилования и убийства девушки в «Святом источнике», а мне нравился хор гномиков в «Белоснежке». Забегая вперед, скажу - я многое поняла, когда Андрей познакомил меня со своим отцом.

    - Как это произошло?

    - Андрей повез меня в Голицыно - там у его отца была небольшая дача. В Андрее по этому поводу чувствовалась какая-то торжественность, а я всю дорогу из духа противоречия валяла дурака. Когда мы приехали, Арсений Александрович был один. Кругом книги и пластинки, у окна большой телескоп на треноге. Звучала музыка, Арсений Александрович пластинку снял, Андрей поставил было вновь, но он снова как-то мимоходом ее убрал. Я не помню, о чем разговаривали - вроде бы и ни о чем, но я притихла и намертво замолчала. Внешне они вроде бы и не похожи, но нельзя было ошибиться, что это отец и сын. Может быть, внутренняя духовная конструкция была общей... Мне многое стало понятнее в Андрее. До меня каким-то образом дошло, каким через несколько лет станет Андрей. У Арсения Александровича были удивительные глаза -- мудрые и добрые -- и взгляд, как будто он и с вами, но между тем заглянул мимоходом, из вежливости...

    Все это я, вероятно, разглядела по-настоящему позже и поняла, что объединяет стихи отца и фильмы Андрея. Они обладают свойством пробуждать в человеке то, о чем он только смутно догадывается.

    - В конце концов ваше сопротивление было сломлено?

    - Не сразу. Мы поженились только после третьего курса, когда все разъехались по разным студиям на практику. Расставаться нам с Андреем уже не хотелось, и мы поженились, никому не сказав. Мою маму чуть удар не хватил. Мать Андрея, Мария Ивановна, с которой к тому времени я тоже познакомилась и которую очень полюбила, отнеслась к событию с философской стойкостью. А Арсению Александровичу я призналась, что решила выйти замуж за Андрея после того, как познакомилась с ним. Он очень смеялся и потом рассказывал об этом знакомым. У нас с ним сложились очень хорошие отношения. Они сохранились и после того, как мы с Андреем разошлись. Арсений Александрович, так же как и я, любил сказки, и мы дарили друг другу книги. Арсений Александрович с шутливыми надписями:

    «Жарко, и кусают мухи,

    Чтобы усмирить их прыть,

    Я решил снохе Ирмухе

    Эту книжку подарить!»

    - Семейная жизнь не поубавила вашей веселости?

    - Поначалу у нас не было дома. Мы мотались с двумя чемоданами и книгами по съемным квартирам. Это, слава богу, не было похоже на семейную жизнь, и от этого мне было много легче. Первая квартира появилась после «Иванова детства».

    По инерции мне было весело, потому что на дворе были 60-е годы, довольно оптимистические, и у нас в доме бывало много интересных людей. Но, с другой стороны, я оказалась выбитой из кинематографа.

    - Но, однако, все не так плохо сложилось. Вы снялись в двух фильмах Тарковского - «Иваново детство» и «Андрей Рублев». И вы единственная из его актеров, кто получил международный приз - «Хрустальную звезду» за роль Дурочки.

    - Да, это все так на первый взгляд. После «Иванова детства» родился сын Арсений - обычная житейская канва... У Андрея была идея, что режиссура - совершенно не женское дело. Это сейчас женщины косяком пошли в кинематограф, а тогда были единицы. Он считал, что я хорошая актриса, должна сниматься в кино и писать сказки. Голова у меня и вправду всегда была ими забита. И Андрею удалось сбить меня с толку. На свою голову. Впоследствии это явилось одной из составляющих нашего развода. Профессия актрисы меня никогда не привлекала. Уже после «Рублева» я снялась в главной роли в фильме «Доктор Вера» -- был такой фильм по повести Б. Полевого. Но если у актера не возникает общего языка с режиссером, сниматься очень тяжело...

    - В живописи есть такой закон: фон делает фигуру доминирующей в пространстве. Вы не хотели быть фоном, это очевидно. Наверное, это мешало семейной жизни?

    - Наверное... А может быть, и другое... Когда писался сценарий к «Рублеву», Андрей смеялся: «А Дурочку Ирка сыграет. Ей и играть нечего - юродивость у нее в характере».

    Но вы знаете, я все время размышляла о себе и Марии Ивановне, с которой у нас очень похожи судьбы. Она с Арсением Александровичем тоже училась вместе, потом родился Андрей, за ним - дочь. И в какой-то момент, мы говорили об этом с Марией Ивановной, вот эта одаренность мужа вдруг

    выбила из нее уверенность в себе. Ей казалось, что она рядом с ним не так талантлива, и она, учитывая появление детей, в какой-то момент решила, что ее судьба - дети и муж. Она очень боялась, как бы со мной то же самое не произошло. Но я по-другому была воспитана, и время было другое.

    - Гений, - говорят китайцы, - бедствие для человечества. Вы это ощутили на себе?

    - Был ли Андрей для меня бедствием? Если б он не был гениальным, вот это было бы бедствием!

    - Вы разошлись с Андреем стремительно или процесс был таким же долгим, как ухаживание?

    - Расходились мы долго. Официально мы развелись в 70-м году, но все пришло к концу много раньше. Я уезжала на съемки, Андрей тоже ездил в экспедиции, мы разошлись по-хорошему. Было очевидно, что нам друг с другом тяжело.

    После развода я пошла на студию Горького. Возвращаться к своей профессии после такого большого перерыва было непросто. На студии в это время работал Вася Шукшин, он мне помог, мы всегда были с ним большими друзьями. Стала снимать детские фильмы. Но это уже другой сюжет.

    - Но вы ведь продолжали общаться? И, как я знаю, вам первой он предложил главную роль в «Зеркале».

    - Да, это так... Первый вариант сценария был написан в 68-м году. Это было трудное время. И скандал с «Рублевым», и наш затянувшийся развод... Бывают в жизни периоды, когда вокруг все начинает сыпаться. Самое время заняться осмыслением жизни. Этот первый вариант был почти документален и назывался «Исповедь». Потом Андрей где-то писал, что таким образом он хотел избавиться от многих мучивших его воспоминаний.

    По каким-то таинственным совпадениям наша судьба чем-то повторила судьбу его родителей. И я внешне на Марию Ивановну немного похожа. Прочитав сценарий, я пришла в смятение. Такая обнаженность чувств для меня совершенно невозможна! Сниматься я отказалась, Андрей обиделся. Сценарий на студии тогда принят не был.

    И тогда он начал снимать «Солярис» и пригласил меня попробоваться на роль Хари. Но, увидев пробы, сказал мне: «Глядя на тебя, вряд ли кто-нибудь поверит, что ты можешь кончить жизнь самоубийством». Сценарий «Зеркала» он переписывал несколько раз. От многих эпизодов отказался, многое ушло вглубь. Сценарий остался автобиографичным, но в то же время и иносказательным. Появилась хроника, возникла многомерность, зазвучали стихи отца.

    - Вы не жалели, что не снимались в нем?

    - Нет. Терехова прекрасно сыграла. Мне кажется, это ее лучшая роль в кино. А мое присутствие Андрею только бы помешало.

    На другой день после премьеры «Зеркала» в Доме кино, на которую я не пришла, позвонил Андрей. «Могла бы вчера и прийти», - сказал он сердито. Позже я посмотрела фильм в кинотеатре на Таганке. В кассу стояла огромная очередь. Я подошла к администратору, показала союзный билет. Прочитав фамилию, он чуть из окошка не выскочил. Кинотеатр был полон, для меня притащили стул, торжественно усадили. Я начала плакать почти с первых кадров, так до конца и проплакала. Такого фильма в мировом кинематографе нет и не будет.

    - А как ваш сын воспринял развод?

    - Тяжело, как любой ребенок. А я сделала большую глупость. Когда Андрей женился, он захотел, чтобы Арсений приходил к нему в дом, но я не разрешила. «Когда мальчик подрастет - сам решит», - думала я. Я слишком хорошо помнила выражение лица Андрея, с которым он ходил в дом к отцу, -- вероятно, это выражение появилось в детстве да так и осталось. Получилось, что Андрей с сыном почти не общался. Приходить к нам в дом, как он сам говорил, ему было тяжело. Кончилось тем, что вмешалась Мария Ивановна -- просто взяла Арсения за руку и привела к отцу. Правда, Арсений к тому времени уже учился в старших классах. Отношения с отцом сложились непростые, как и когда-то у самого Андрея с Арсением Александровичем, несмотря на то, что они очень друг друга любили.

    Ко всему прочему прибавила сложностей еще и громкость фамилии, и в школе, а потом и в институте Арсению все время приходилось как бы обороняться, отстаивая свою независимость.

    Когда он оканчивал школу, Андрей решил поговорить с ним о его планах. Мы решили пообедать в Доме литераторов. На беду там оказалось много знакомых, к нам все время подходили. Андрей стал нервничать, взял какой-то неверный тон. Арсений молча слушал. А когда встали из-за стола, он с усилием, но твердым голосом вдруг сказал: «Я не согласен со всем, что ты говорил, но все равно, спасибо». Бедный Андрей был совершенно обескуражен.

    Но я счастлива, что наш сын Арсений очень любил деда. Отношения у них были простые и ласковые. Последние годы Тарковские жили в Матвеевском, в Доме ветеранов кино. К тому времени Арсений окончил институт, стал хирургом. Он часто бывал у них. А потом и в больнице, когда дед заболел, он сидел возле него и в последнюю ночь, когда Арсений Александрович был уже без сознания...

    - А у сына не было желания продолжать дело отца?

    - Это все равно что спросить сына Достоевского, не хотел бы он продолжить дело отца. Тарковские уникальны не тем, что один писал стихи, а другой снимал фильмы. Они уникальны своей духовной одаренностью, особой глубиной восприятия жизни, сознанием того, что жизнь - это отведенный человеку срок, в который он должен понять смысл своего пребывания здесь, на земле.

    Мой сын отличный хирург, и я этому очень радуюсь. Но человек он беспокойный, склонный к внезапным поступкам. Какие лабиринты проходит его душа, знает только он.

    - Наверное, вы человек, который любит уединение, не так ли? Как вам удается урвать эти мгновения у московской суеты?

    - Вы правильно заметили - я люблю уединение и даже одиночество. Кто-то сказал, что Бог приводит нас к одиночеству, чтобы потом вернуть себе. Вот так произошло и со мной, и это тоже благодаря Андрею. На съемках «Рублева» он привел меня в монастырь. И вдруг через много-много лет раздался звонок и знакомая спросила меня: «Вы не хотите поехать посмотреть женский монастырь в Коломне?» Я очень удивилась, но поехала. Выяснилось, что это необыкновенный монастырь. Все, кто там служат, молодые, и игуменье, человеку с высшим образованием, тогда тоже не было еще и сорока лет. Все они обожали Тарковского, и его фильмы стоят у них на полке.

    Когда они посмотрели «Рублева», то у них создалось впечатление, что сыграть Дурочку выше человеческих возможностей, и они очень захотели со мной познакомиться. И теперь я туда часто езжу и подолгу живу. Мне там очень хорошо думается. Я очень благодарна судьбе, что она послала мне это место.

    - Можете ли вы сказать, что были счастливы в молодости?

    - А что такое счастье? Чувство счастья не может быть абсолютным, как не может быть абсолютной свободы.

    Польский режиссер Кшиштоф Занусси, вспоминая о поездке с Андреем в Америку, рассказал, что однажды на встрече со зрителем молодой американец спросил Андрея: «Что я должен делать для того, чтобы быть счастливым?» Андрей сначала вопроса вообще не понял, а потом сказал: «Сначала надо задуматься - для чего вы живете на свете? Какой смысл в вашей жизни? Почему вы появились на земле именно в это время? Какая роль вам предназначена? Разберитесь во всем этом. А счастье?.. Оно или придет, или нет». Американец ничего не понял, и Занусси отметил, что это был очень русский ответ.

    Маргарита РЮРИКОВА

  • 07 фев 2018 13:25


    Писатель ОЛЕГ ВОЛКОВ:--
    Писатель Олег Волков, человек с невероятной судьбой. Он прожил 96 лет, из них 28 провел в тюрьмах, лагерях, ссылках ГУЛАГа, о чем написал книгу «Погружение во тьму». По мощи документального свидетельства эта автобиографическая проза стоит в одном ряду с «Архипелагом ГУЛАГом» Солженицына и «Колымскими рассказами» Шаламова. О том, как удалось этому человеку выжить в лагерях, и как с этим опытом он существовал, выйдя на свободу, каким он был мужем и отцом, рассказывают его жена Маргарита Сергеевна и дочь Ольга.
    Олег Васильевич Волков (1900-1996) родился в Санкт-Петербурге в семье древнего жворянского рода. Отец был директором правления Русско-Балтийского завода. Мать происходила из рода Лазаревых (была внучкой знаменитого адмирала Лазарева). В 1917 году закончил Тенишевское училище, где его одноклассником был будущий писатель Владимир Набоков. Октябрьский переворот не дал сбыться планам Олега Волкова: окончить отделение восточных языков Петербургского университета и стать дипломатом. Работал переводчик древнеом в миссии Нансена, у корреспондента “Ассошиэйтед Пресс”, в греческом посольстве.
    В феврале 1928 года в первый раз арестован, после отказа стать осведомителем приговорен к 3 годам лагеря по обвинению в контрреволюционной агитации и направлен в Соловецкий лагерь особого назначения. Далее последует еще четыре ареста. Лишь в 1955 году Волков будет окончательно освобожден из ссылки и приедет в Москву. Он станет острым публицистом, горячим защитником природного и культурного наследия России. Его считают одним из основоположников экологического движения в Советском Союзе. Одним из первых он начнет борьбу за спасение Байкала. По рекомендации Сергея Михалкова Олег Волков станет членом Союза писателей СССР, напишет более пятнадцати книг об истории России, ее природе.
    Свою главную книгу – «Погружение во тьму» – Волков окончит в конце 70-х. За нее писатель получит Государственную премию России и Пушкинскую премию фонда А.Топфера (Германия), а также станет кавалером ордена Франции за заслуги в области литературы и искусства.
    Окуджава помог по-соседски
    – Маргарита Сергеевна, вы живете в знаменитом писательском доме в Протопоповском переулке, который в советское время именовался Безбожным и который стал предметом литературы благодаря песне Булата Окуджавы «Плач по Арбату», где есть такие строки: «Я выселен с Арбата, арбатский эмигрант. В Безбожном переулке хиреет мой талант».
    – Да, Окуджава был нашим соседом. Мы вселились сюда чуть ли не первыми, и нам поспешили установить телефон. Но – с номером, который до того принадлежал вендиспансеру! Нам еще долго звонили его взволнованные пациенты…
    По тем временам – а это были 70-е годы – дом наш считался «элитным»: многоэтажный, кирпичный. Вокруг народ еще ютился в крошечных деревянных домиках. Помню, как возле нашего подъезда бродил один дяденька, пинал ногой стоящие возле дома машины и злобно говорил, что нас всех скоро возьмут под ноготь.
    – В этой квартире Олег Васильевич, видимо, и писал «Погружение во тьму»?
    – Да, в том числе и здесь. Написал ее быстро. У него чудом сохранились еще с лагерных времен маленькие записные книжки – дневники, написанные по-французски. Их при новых арестах изымали, а потом частично возвращали. Он этим дневником пользовался, когда писал «Погружение». Хотя и так всё прекрасно помнил.
    – Почему вел дневник на французском, чтобы меньше чужих глаз смогло это прочитать?
    Ольга: Французский был первый папин язык, потом уже он выучил русский, так было принято в дворянских семьях. С матерью папа разговаривал исключительно по-французски, с сестрами и братьями – тоже. Может быть, какие-то личные вещи ему было легче и привычнее записывать по-французски. Кстати, «Погружение во тьму» сначала было издано во Франции (сперва – на русском, потом по-французски) в 1987 году, а через два года – уже и в Советском Союзе.
    – Получается, это был тамиздат?
    Ольга: Ну, конечно. Папа не надеялся, что это напечатают у нас. Да, он всегда говорил: «Карфаген должен быть разрушен», то есть надеялся, что этот строй однажды рухнет, но был уверен, что не при его жизни. Ему важно было написать этот текст как документ, свидетельство, в надежде, что когда-нибудь его всё же опубликуют. И вот так получилось, что Булат Окуджава предложил тайно перевезти рукопись «Погружения» во Францию. Папа был в добрососедских отношениях с Окуджавой, и Булат Шалвович был единственным из наших знакомых, кто тогда регулярно ездил за границу. Окуджаву, думаю, таможенники не посмели обыскивать. Но для надежности он, когда ехал в поезде, спрятал рукопись за спинку дивана.
    А потом, когда книгу издали у нас, папа стал первым в стране лауреатом Государственной премии уже Российской Федерации. Это был 1991 год. В момент, когда Ельцин вручал ему эту премию, папа сказал: «Борис Николаевич, вы же Ипатьевский дом в Екатеринбурге разрушили, вам его и восстанавливать». Ельцин ничего папе не ответил, только по плечу похлопал.
    Как важно мыть руки
    – Шесть судебных приговоров. Двадцать восемь лет лагерей. Что помогло Олегу Васильевичу выжить?
    Маргарита Сергеевна: Когда Олега однажды спросили, что нужно было делать в лагере, чтобы остаться человеком в нечеловеческих условиях, он ответил: «Мыть руки и не ругаться матом». И, видя недоумение в глазах собеседника (мол, всего-то?), добавил: «А вы думаете, это так просто – мыть руки, когда их никто вокруг не моет?»
    Это, может быть, странно, но в лагерях обычно выживала «белая кость». И дело в воспитании, которое формировало крепкий внутренний стержень. Олега очень сурово воспитывали. Он родился левшой, и его, совсем еще маленького, переучивали на правшу: надевали варежку на левую руку, чтобы он не мог ею пользоваться. Перечить родителям – это было для детей чем-то невообразимым! Единственное, что ему удалось отстоять в детстве, – это право не есть манную кашу. Он ее ненавидел и, наконец, взбунтовался, ушел на чердак, где несколько дней ничего не ел и ни с кем не разговаривал. Ему было тогда лет пять. Если он провинился, ему давали тетрадь, и он должен был всю ее исписать фразой: я такой-то ошибся в том-то.
    К тому же Олег был очень терпеливым и сильным человеком. Как-то отдыхали в Комарове, и, играя в бильярд, он сильно пропорол руку и даже не вскрикнул, а молча продолжил играть. Надо сказать, что он вообще не признавал никакую анестезию, обезболивающие.
    Муж был старорежимным – то есть сугубо соблюдающим правила – охотником, у нас всегда в доме жили охотничьи собаки, в основном – пойнтеры. И вот однажды, когда Олегу было под девяносто, в охотничьем заказнике нашего пойнтера Рекса Четвертого сильно искусали пчелы. Пес обессилел и не мог идти, и Олег больше семи километров нес его на руках, да еще тащил ружье и ягдташ.
    И потом, муж всё умел делать и, казалось, мог в любых условиях выжить. В дворянских семьях детей приучали к труду с малолетства, и лагерь тоже в этом смысле был хорошим учителем. И для Олега не существовало разделения на высокий и низкий труд. Он мог и мусор вынести, и приготовить поесть. Лучше всех умел варить макароны. А как-то с подругой пришли к нам домой, проходим на кухню чай попить, и видим: над раковиной висит записка, на которой подбоченившийся бородач предупреждает: «Осторожно! Не ослепните!» Это Олег надраил раковину…
    Ольга: Папа много месяцев просидел в одиночной камере. Что там делать? Ни погулять, ни почитать, поговорить тоже не с кем… Так он – по памяти! – переводил Гомера с греческого на французский, потом – на английский, ну и в конце концов – на немецкий. Гомера ему хватило надолго…
    – А как он вас воспитывал – баловал или строго? Всё-таки вы поздний ребенок.
    – Когда я была маленькая, он меня сильно баловал. Вот мама была строгим воспитателем, всё чему-то меня учила, какие-то задачи мы с ней постоянно решали, наказывала меня тоже она. А папа – наоборот, всё за меня заступался. Помню, мне было лет шесть, мы отдыхали в Коктебеле. Мама меня за что-то наказала и заперла в номере. Я сижу, страдаю. А тут к окну подходит папа и в форточку закидывает мне булочки, черешню, конфетки, яблочки. И записку: «Передача з/к Ольге Волковой от бывшего з/к Олега Волкова».
    А вот когда я стала барышней, лет с четырнадцати, папина методика воспитания резко поменялась – он стал строгим. Гонял всех моих кавалеров, они боялись к нам домой прийти. Да я их и не приводила, знала, что их здесь ждет. Конечно, никаких грубостей – папа просто был холоден и насмешлив, и непривычные к такому юноши краснели, бледнели, заикались и вообще становились довольно жалкими. А когда я шла к кому-нибудь из одноклассников на день рождения, папа каждый раз спрашивал у мамы: «Она пошла к Пете. А ты знаешь его родителей? Хорошая семья?» Его дореволюционные представления о том, как ведут себя барышни и вообще как должна быть устроена жизнь, остались незыблемы.
    – Вашему папе было 63 года, когда вы родились. Вы чувствовали разницу в возрасте?
    – Мне 6-7 лет, идем, гуляем. Прохожие мне говорят: «Девочка, тебя дедушка зовет». Я так страдала из-за этого: «Это не дедушка, это папа!» Тем более что он всегда был моложе многих молодых. Так, в метро он никогда не стоял не эскалаторе, всегда ходил и вверх, и вниз. Я, вся такая томная барышня, по лестницам скакать не желала, достоинство, видимо, берегла, всё вопила: «Ну па-а-а! Ну стой!» А он: «Нет, побежали!»
    Он и на лошадь меня посадил, мы вместе с ним на Кавказе по горам скакали. Мне – 14, ему – 77. Он меня обскакал, конечно.
    Папа очень трогательно дарил мне подарки. За границу поедет, привезет, допустим, джинсы, а они малы на сто размеров – он как-то не очень видел меня реальную. Или купит мне ботинки – в самый раз, но для мальчика, потому что девочки-подростки в его время носили именно такие вот ботиночки.
    – Он как-то повлиял на ваш выбор профессии?
    – К сожалению, не смог. Я была очень упряма. Он мне сразу сказал, что не надо быть журналистом: профессия ненадежная, очень зависимая, как актерская, только еще хуже. Говорил: учи языки. Хорошо знаешь язык – всегда прокормишься. Но я всё-таки выбрала журналистику.
    Встреча со святителем
    – Маргарита Сергеевна, а как вы познакомились с Олегом Васильевичем?
    – Это было начало шестидесятых, я тогда работала в редакции журнала «Дружба народов». Как-то бегу я по темному редакционному коридору, спешу – меня ждали на кофе. Наклонилась, чтобы на ходу стряхнуть с юбки какую-то бумажную труху – и вдруг головой с разбегу врезалась под дых идущему мне навстречу. Поднимаю голову и вижу: усы, борода – соль с перцем, – разбойные синие глаза. Незнакомец придержал меня за плечи и спросил: «Ну?» Я извинилась, вынырнула из-под его руки и побежала дальше. Признаюсь, с некоторой грустью… Так бывает, когда мимо проходит что-то манящее, недосягаемое. Возможность любви – вот что я тогда почувствовала. А когда я вечером выходила с работы, ушибленный мною незнакомец ждал меня на улице – ему непременно надо было узнать, цела ли моя голова…
    – Олег Васильевич пишет в «Погружении» о том, что он вырос в среде петербургских маловеров, которых было большинство среди питерской интеллигенции начала XX века. И сам он был в начале своего жизненного пути таким же маловером. Позже у него был страшный период в Архангельской тюрьме, когда обстоятельства жизни были так чудовищны, что верить в Бога было невозможно. Какая вера у него была в конце жизни?
    Маргарита Сергеевна: Олега сама судьба вела к истинной вере. И Господь его хранил. То, что муж выжил в страшной лагерной мясорубке, разве это не чудо, не милость Божья? Ведь сколько раз смерть была совсем близко… Из одного из лагерей его даже отпустили – умирать от туберкулеза и дистрофии, сделавшей его едва шевелившимся доходягой. Но каверны в его легких исчезли, болезнь отступила – это ли не чудо?
    Олег вспоминал, как однажды на лесоповале на одного из заключенных стал медленно падать неумело подпиленный лесной исполин. Гибель недотепы была неизбежна. Все застыли в ужасе. И вдруг дерево ушло в сторону, лишь поцарапав лицо бедолаги. Видевший это охранник восхищенно выматерился. «Вот такая сила у молитвы!» – заключил свой рассказ Олег, не уточняя, кто именно молился.
    Олег два срока отбыл на Соловках, где в то время сидели и те, кого сейчас мы признали мучениками и исповедниками – многие папины соседи по нарам теперь стали святыми. Так, в ссылке Олег познакомился со святителем Лукой (Войно-Ясенецким), и владыка сказал ему: «Не считайте себя ссыльным, считайте себя свидетелем». Кстати, святитель Лука не оставил Олега и после своей кончины: уверена, это его молитвами «Погружение во тьму» было сначала написано, а затем издано, в том числе – и в Греции.
    Настоятель одного из греческих монастырей архимандрит Нектарий (Антонопулос) поехал в Крым поклониться мощам святителя Луки, которого греки особенно почитают. И вдруг к нему подошла некая женщина и подарила ему «Погружение во тьму» на русском языке. Он отдал книгу переводчице. И та, прочитав, в полном восторге воскликнула: «Это надо печатать!» Книга вышла в Греции уже двумя изданиями. Получается, что отец Нектарий узнал о «Погружении» благодаря святителю Луке.
    Кстати, именно отец Нектарий разыскал в архиве греческого посольства уникальные документы, связанные с арестом Олега – мужа репрессировали, когда он работал переводчиком в греческом посольстве в Москве. И благодаря этим документам выяснилось, что после ареста Олега греческий посол подавал своему правительству прошение, чтобы заступились за одаренного молодого человека. Но помочь уже, видимо, было нельзя.
    – А вы с Олегом Васильевичем разговаривали о вере?
    – Говорили, но мало. Но именно он подарил мне первое Евангелие, потом принес Библию. Он открыл мне, что в Бога можно верить не умозрительно, а сердцем. Мы венчались у отца Димитрия Дудко в Гребневе. Потом он же крестил нашу Олю. В то время к Дудко были приставлены стукачи, и чтобы спокойно поговорить, Олег и отец Димитрий уходили в лес. И у меня сохранилась фотография, как они беседуют в лесу: маленький, полный Дудко и высокий худой Олег стоят в одной позе, склонившись друг к другу. Кстати, это фото мне подарил один из стукачей.
    Незадолго до кончины Олега к нему обратился редактор журнала «Витрина. Читающая Россия» с предложением поучаствовать в Тургеневской анкете, которая когда-то была очень популярна в салоне Полины Виардо. На вопрос «Каково ваше душевное состояние?» Олег ответил: в 18 лет было «ожидание грядущих великих дел», в 96 лет – «благодарность».
    Олег Волкв общался с Варламом Шаламовм и Дитьрием Лихачёвым,они все были на Соловках,но общение стало возможным только после реабилитации....
    «Я общался с Варламом Шаламовым после его реабилитации, когда уже были опубликованы его первые книги стихов, сразу замеченные и получившие признание».
    Последнюю встречу с Шаламовым Волков датирует 1972 годом, после письма Шаламова в ЛГ.
    "Я знаю только одного человека, который проявил дворянскую гордость, вспылил и отверг подачку, – это писатель Олег Волков. На его боевом счету двадцать семь лет, из них половина в тюрьмах и лагерях, другая – в ссылках. У Волкова скопилось пять реабилитаций. Так вот, когда с ним хотели «расплатиться» – а вы, наверное, знаете, что освободившимся выдавали двухмесячную зарплату, – Олег Васильевич отказался от денег. (Это я вам с его слов говорю.) В отличие от Олега Волкова, я свою «двухмесячную», стиснув зубы, взял, не отказался – вернулся из Кенгира в кирзовых сапогах и в бушлате, – взял деньги за расстрелянного отца, за мать, которая семнадцать лет в тюрьмах и ссылках отбыла."Марлен Кораллов, "Остаюсь на стороне Шаламова", с сайта журнал Лехаим
    «Сердечно поздравляю глубокоуважаемого Олега Васильевича с наступающим Новым Годом и желаю ему успеха в борьбе за сохранение памятников русской культуры.
    Кажется, я видел Вас на Соловках в конце 28 — начале 29 года?
    С приветом ДЛихачев».
    19 4 1966
    Дорогой, милый Олег Васильевич! С Праздником9!
    Спасибо Вам большое за очень тронувшее меня письмо. Я получил его в постели — провалялся несколько дней с радикулитом.
    Я очень счастлив возобновлением нашего знакомства и проявлением между нами дружеских чувств.
    Мои друзья все умерли уже, и я очень нуждаюсь в людях, с которыми я мог бы быть во всем откровенен.
    Буду ждать Вас у нас и надеюсь быть у Вас в Москве.
    Все мои шлют Вам самый сердечный привет. Большой привет Софии Всеволодовне.
    Любящий Вас Д.Лихачев"
    Каких людей пытались превратить в лагерную пыль!...Слава Богу,сохранлись немногие свидетели прошедшие этот ад,чтоб поведать нам правду,которую мы должны не только знать,но и помнить.Вечная память мученикам!
    Книга О.Волкова "Погружение во тьму",пронзительная,жуткая правда,которая стоит в одном ряду с "Колымскими рассказами"В.Шаламова.

  • 05 фев 2018 13:04

    Ещё одна интересная статья об Аляске.История-интересная наука,и если нет политических игр,а только сама история,подтверждённая археологическими и историческими исследованиями,большое желание узнать,что же было...
    В этой статье не мало фото найденных артефактов,но их поместить здесь нельзя,приходится удолять.
    "ПЕРВЫЕ ЛЮДИ попали на Аляску из Сибири.
    Согласно общепризнанной теории, первые поселенцы прибыли на Аляску из Северо-восточной Азии через сухопутную Берингию — палеогеографический континент, на месте которого ныне Берингов пролив. В своем самом широком месте Берингия тянулась на 1600 км с севера на юг и на 4800 км от Верхоянского хребта в Сибири на восток, до реки Маккензи в Канаде.
    Сколько людей поменяли тогда место жительства, приходили ли они группами в несколько этапов и как именно осуществили переход на Аляску и заселили новый континент — все это предметы многочисленных споров, которые не прекращаются и по сей день.
    Учёные предполагали, что миграционных волн было несколько, и начались они 14 000 лет назад. Однако новое исследование показывает, что миграция произошла в одной волне с последующим разделением нового населения на отдельные группы. Ранее неизвестная группа «аборигенов», которую антропологи из Университета Аляски в Фербенксе назвали «древними берингиями», сформировалась из того самого раздеоления первых переселенцев из Сибири.
    Чтобы это выяснить, международная команда исследователей, возглавляемая британскими и датскими учеными, изучила полный геном древнего новорожденного, найденного на Аляске. ДНК младенца, умершего 11 500 лет назад, может переписать историю заселения двух американских континентов.
    Останки девочки, умершей в младенчестве, были найдены на археологическом объекте Upward Sun River на Аляске в 2013 году, передает The Daily Mail. Хотя ребёнок родился уже после того, как первые люди прибыли на континент -11 500 лет назад, её генетическая информация не соответствовала ни одной из двух признанных ветвей ранних индейцев. С помощью оригинальных методик, позволивших им вычленить участки генома человека, который имел истинно индейские корни.
    Девочка принадлежала к совершенно отличной коренной американской популяции, которую назвали «древними берингиями». Дальнейшие генетические анализы показали, что группа отделилась от основной популяции северных и южных индейцев, превратившись в реликтовое наследие предковой группы. Благодаря этим данным учёные пришли к выводу, что первые люди из Сибири впервые попали на Аляску примерно 20 000 лет назад.
    До того как принять решение о переходе на другой континент, эти люди жили в северо-восточной Азии примерно 16 000 лет, однако за 5 000 лет до «переезда» контакты с другими группами местных поселенцев прекратились, вероятно, из-за жестких изменений климата, которые изолировали людей друг от друга.
    Тогда поселенцы, оставшиеся ближе к Берингии, стали пересекать «берингов мост» по направлению к другой, неизведанной земле.
    Северные и южные ветви индейцев разделились только между 17 000 и 14 000 лет назад — тоже по причине климатических изменений, уточнили специалисты.
    Учёные обнаружили, что популяция американских индейцев, населявших территории, пролегающие от севера Канады до самой южной точки Чили, возникла в результате трех миграций из Евразии. При этом, большинство генов были получены от первой миграционной волны, прокатившейся через Берингию — так называемый сухопутный мост, который во времена ледниковых периодов, более 15 веков назад, соединял Азию и Америку. Изучая изменения в цепочках ДНК индейцев, команда учёных обнаружила, что большинство индейских племён возникло в результате первого этапа переселения народов из Сибири, но две последующие миграции также существенно повлияли на геном коренных американцев.
    Вторая и третья стадии миграции из Сибири ощутимо воздействовали на арктическую популяцию народов северной Америки, которые говорят на языке эскимосов-алеутов, и на канадцев чипеван, носителей языка на-дене. Тем не менее, даже эти народности унаследовали большую часть своего генома от первой переселенческой волны арктическай популяции народов северной Америки, эскимосы и алеуты получили более 50% своей ДНК от первых американцев, а чипеваны — около 90%. Чем дальше на юг Америки продвигались исследователи генетики, тем влияние генотипа первых переселенцев из Азии ослабляется. Особенно мало генов сибирских народов у аборигенов Южной Америки — это объясняется разбавлением ДНК в ходе продвижения евразийских народов на юг. Имело место также и обратное переселение — из Южной Америки в северо-восточную Сибирь, что отразилось на популяции чукчей.
    Берингия.
    Теория о том, что люди около 10 тыс. лет населяли сухопутный Берингов мост дает разгадку к тому, как геном коренных жителей Америки — индейцев отделился от своего азиатского предка. Учёные считают, что сибирская популяция существовала какое-то время в отрыве от остальной части Азии, так как геном человека, попавшего на американский континент, отличается от родительской ДНК, оставшейся в Сибири. Исследователи предположили, что Берингия — единственное возможное место для изоляции мигрирующей популяции из Сибири. Генетические и экологические данные свидетельствуют, что после того, как предки коренных жителей Америки — индейцев покинули Азию 25 тыс. лет назад, они провели 10 тыс. лет в кустарниковых низинах Берингова моста, пока не начали продвигаться в сторону Америки порядка 15 тыс. лет назад после таяния льдов и освобождения путей для миграции. Когда ледниковые воды спали, новые переселенцы двинулись на юг вдоль побережья Тихого океана и достигли Нового Света.
    В течение долгого времени, многие учёные полагали, что сухопутный мост между Евразией и Америкой был тундро-степью — открытой бесплодной местностью, практически лишённой растительности. Но последние годы, в осадочных кернах, добытых бурением в Беринговом море и заболоченных местах вдоль побережья Аляски — ныне затопленных низинах Берингии — нашли пыльцу деревьев, кустарников и окаменелых насекомых. Здесь, когда-то, по всей видимости, произрастали деревья, обитали крупные стадные животные — мамонты, бизоны. Некоторые научные исследования говорят о том, что большая часть Берингии — особенно низменности — обладала средними летними температурами, почти идентичными нынешним в этом регионе. Значит, первобытные люди вполне могли обитать на данной территории.
    Новые данные о палеолитическом прошлом Прибайкалья
    Окладников А.П. К исследованиям в Бурети 1936-1939 гг.
    В 1936 г. было открыто палеолитическое поселение в окрестностях села Нижняя Буреть на правом берегу реки Ангары, недалеко от устья реки Белой. Тогда же был вскрыт небольшой участок площади поселения, на котором обнаружены немногочисленные, но весьма характерные остатки фауны, а также изделия из камня и кости, позволяющие определить отношение этих находок к ранее известным палеолитическим памятникам Сибири. Археологические работы в Бурети продолжались в 1937 г., причём основной целью было установление границ древнего поселения.
    Работа 1937 г. показала, что палеолитические остатки в Бурети не ограничиваются найденными раньше. Заложенные в Сухой пади сорок шурфов позволили точнее и дальше проследить распространение находок на площади около 500 кв. метров.
    В 1939 г. раскопки в Бурети продолжались Иркутским музеем с участием ИИМК АН СССР.
    При раскопках на периферии поселения к западу от раскопа 1937 г. был вскрыт один большой комплекс культурных остатков. Хотя раскопки в Бурети ещё не закончены и обнаруженный материал невелик по объёму, он представляет значительный интерес для понимания жизни древнейших обитателей Сибири.
    Существенно, прежде всего, уже то, что остатки палеолитической культуры имеют вполне целостный характер и позволяют с полной уверенностью отнести их к очень раннему времени сравнительно с большинством остальных палеолитических памятников Прибайкалья.
    До сих пор Мальтинская стоянка была одинокой как по своей древности, так и по общему облику обнаруженных там следов деятельности палеолитического человека. Сделанные в Бурети находки показывают, что вновь найденное древнее поселение по своему возрасту и характеру культуры должно быть поставлено рядом с Мальтой.
    В результате исследования ДНК останков годовалого ребёнка, которые были найдены в 1920 году в Центральной Сибири неподалеку селения Мальта (Mal’ta), был установлен их возраст, составляющий 24 тыс. лет и 30% индейской расы содержат черты его генофонда. Около останков мальчика были обнаружены кремневые орудия, вышитое бисером ожерелье с кулоном, и другие предметы каменного века, помещенные в погребение. Скелет мальчика из раскопок Мальты хранится в Санкт-Петербурге, в Государственном музее Эрмитаж, и был любезно предоставлен международной команде учёных из Дании, Америки, Великобритании для анализа ДНК. Исходя из анализа костного материала предплечья было выявлено, что это именно мальчик.
    Как показывал анализ ДНК, ребёнок обладает тесной генетической связью с коренными жителями Америки — индейцами, и западными евразийцами, в частности, с некоторыми группами народов ледникового периода, распространенными ранее в Европе (России, Чехии, Германии), Центральной и Южной Азии. Известно, что азиатские кочевые народности доисторического периода были довольно мобильны, и смогли распространить свой генофонд на большие территории, простирающиеся от центральной Сибири как на запад, так и на восток. Научная работа международной группы учёных доказывает, что предки коренных жителей Америки мигрировали на новый континент из Сибири, а не из Европы, как предполагалось ранее, а ДНК мальчика из Мальты является старейшим полный геном древнего человека.
    Результаты научного исследования указывают на то, что предки американских индейцев, скорее всего, пришли из Берингии — крайней северо-восточной оконечности России около 24 тыс. лет назад и колонизировали Аляску, а затем и Америку около 14.5 тыс. лет назад, исходя из археологических находок.
    Находки из раскопок в Бурети и Мальта сближает, прежде всего, фауна, свидетельствующая о принадлежности обеих стоянок к одной эпохе верхнего палеолита. В Бурети найдены кости мамонта, целый череп носорога, быка, лошади, джигетая и северного оленя.
    Выдержанному фаунистическому комплексу Бурети соответствует характерный и столь же выдержанный по составу каменный инвентарь. Среди каменных орудий имелись скребки на удлиненных пластинах, близкие к концевым, острия, резец, нуклеусы призматического типа. Найдено также одно крупное орудие из кварцитовой гальки, большой „нуклеус-скребок“, грубое скребло.
    В 1939 г. раскопки окончательно подтвердили мнение о близости Бурети к Мальте.Инвентарь этих поселений определенно противопоставляется каменному инвентарю остальных более поздних палеолитических памятников. Для последних характерно наличие и даже преобладание крупных орудий из речной гальки, или кремня и сланцев, по форме напоминающих мустьерские скребла, остроконечники и даже „ручные рубила». Мустьерская культура — культурно-технологический комплекс в странах Старого Света, ассоциируемый с поздними неандертальцами, жившими 120-100 тыс. — 40 тыс. лет назад.
    Замечательно также наличие в Бурети и Мальте нуклеусов дисковидного типа и применение ретуши, напоминающей мустьерскую, „контр-ударную». Такие изделия резко отличаются от обычных для верхнего палеолита Европейской части СССР и поэтому сибирские памятники выделялись в особую „фацию» верхнего палеолита. Напротив, инвентарь Мальты и Бурети не имеет таких особенностей и, как указывал П. П. Ефименко, больше сближается с инвентарем стоянок Европейской части Союза ССР.
    Столь же определенно связь Бурети с Мальтойвыявляется хотя и в немногих, но зато выразительных памятниках искусства. Самая замечательная находка, сделанная во время раскопок 1936 г., — скульптурное изображение человека типа ориньяко-солютрейских статуэток. Детали скульптуры дают представление о меховой одежде, типичной для арктического климата, костюме, наиболее близком к женскому эскимосскому (а).
    В 1939 г. вновь была найдена маленькая статуэтка, вырезанная из бивня мамонта и представляющая фигурку обнаженной женщины с руками, сложенными на животе (б). У статуэтки слегка намечен нос, очень тщательно оформлена прическа. Сравнивая вновь найденную статуэтку со статуэткой из раскопок 1936 г., нетрудно окончательно убедиться также и в том, что все особенности трактовки последней объясняются именно наличием у неё „одежды».
    Таким образом обитатели Бурети, как и древние мальтинцы, имели статуэтки двух основных типов: одетые и обнаженные.
    Материалы исследований в Бурети подтверждают наблюдения, сделанные в Мальте и относительно общего характера жилищ и устройства поселения в целом. Культурные остатки концентрируются в Бурети определенными пятнами.
    Правда, до сих пор не было констатировано особой расцветки всего культурного слоя, благодаря примеси золы, угля или охры, как это имеет место, например, в Костёнковских палеолитических поселениях. В сущности речь идёт пока только об определенном горизонте залегания костей и кремней, но все находки тяготеют друг к другу и представляют единый комплекс остатков.
    Комплекс, раскопанный в 1939 г. в Бурети, сопровождался, как и в Мальте, каменными плитами, располагавшимися полукругом. Что здесь мы имеем дело именно с остатками жилища, показал очажок, обнаруженный в 1939 г. Очажок представлял западину, заполненную зольной массой с примесью древесного угля, охристых включений и отдельных кремней.
    Нельзя не отметить, что статуэтки явно тяготеют к центру комплексов, в последнем случае — в комплексе 1939 г. — к очагу. Можно даже сказать, что наличие статуэток при комплексах — в остатках жилищ,почти обязательно. Двум раскопанным комплексам соответствуют и две статуэтки. Нужно ожидать, что в третьем, нераскопанном, комплексе будет то же самое. Этот факт, как и аналогичные и другие находки в поселении Мальта, отражает ритуальное значение статуэток в жизни палеолитических людей, их связь с жилищем, с домашним очагом, полнее понять которую можно при выходе в область этнографии („эмегендеры“ алтайцев — идол-духов-покровительниц замужних женщин).
    Рассматривая материалы Бурети, можно установить и некоторые новые оригинальные элементы, расширяющие наши представления о культуре обитателей Сибири того времени и выдвигающие ряд интересных вопросов. Поселение Буреть, прежде всего, обнаруживает своеобразие в своём расположении и планировке.
    Палеолитические остатки в целом располагаются по склону древней надпойменной террасы от её подножия и до бровки. Начинаясь на высоте 16—20 метров по отношению к реке, они спускаются до уровня 10 метров. При этом мы имеем дело не с результатами вполне вероятного частичного сползания глинистых толщ, а с особенностями планировки древнего поселения. Находка крупных каменных плит, сопровождаемых кремнями и костями животных, даёт право предполагать, кроме раскопанных двух, наличие ещё одного самостоятельного комплекса культурных остатков, как уже говорилось выше.
    Судя по мальтинским находкам и по раскопкам 1936—1939 гг., это должны быть следы жилищ. В таком случае можно думать, что древнее поселение располагалось соответственно рельефу на пологом склоне древней террасы, у самой воды. Это был, видимо, прибрежный посёлок. Расположение древнего посёлка на склоне у воды может отчасти объяснить и то обстоятельство, что, как сказано выше, культурного слоя в собственном смысле слова, т. е. пласта, окрашенного золой, углистыми частицами, охрой и пр., не найдено, хотя все находки лежали в непотревоженном виде и в одной плоскости. Вполне вероятно также частичное смывание культурного слоя дождевыми потоками ещё задолго до образования современного дернового покрова, но уже после оставления этого места его древними обитателями.
    Повидимому, различия между двумя близкими по времени и культуре поселениями Буреть и Мальта коренятся в хозяйственном укладе древнего населения, может быть, в условиях, связанных с сезонными перекочевками. Поселение Мальта располагается в долине Белой, Буреть — на главной водной артерии, Ангаре; расстояние же между ними не слишком велико, и, конечно, не могло исключать перекочевок.
    Далее, при общем сходстве произведений искусства, найденных в Мальте и Буретивыделяется, например, своеобразное изделие в виде длинного стержня из рога, заканчивающегося хорошо выраженной головкой. Больше всего это изделие напоминает голову водоплавающей птицы. В Мальте, как известно, были найдены изображения летящих водяных птиц, повидимому гусей или гагар.
    В Мальте найдено тринадцать или четырнадцать изображений стилизованных птиц, найденных во время раскопок 1956-1957 годов, в жилище справа от очага, на мужской половине.
    Стилизованные изображения птиц с длинными змееподобными шеями, изготовлены из мамонтовой слоновой кости и, хотя их размеры неравны — наибольшие размеры 150 мм и наименьшие 50 мм по своей форме и стилю они чрезвычайно однородными. Голова птицы-змеи имеет ромбовидный контур, на вытянутой шеей соединяется с головой змеи.
    Возможно, что это лишь часть крупного скульптурного изображения птицы, имевшего деревянное туловище и голову, вырезанную из рога северного оленя.
    Такие крупные изображения, согласно этнографическим данным, характерны были для могил шаманов и для общеродовых культовых мест — „святилищ» или „мольбищ» лесных племён Сибири. Изучение этих изображений намечает выход в область исключительно интересных и ещё ни разу по сути не затронутых в увязке с археологическими фактами представлений о птицах в фольклоре Сибири.
    Неожиданным было открытие в Бурети в 1939 г. в культурном слое маленьких, очевидно специально подобранных, плоских галечек из темнозелёного нефрита или благородного змеевика. Но еще интереснее оказалась находка миниатюрного нефритового диска с бесспорными следами пришлифовки. Известно, что одной из наиболее характерных особенностей байкальского неолита является широкое применение нефрита для выделки орудий и украшений.
    Диск из Берети- «змеевик»-оберег
    Диск из Бурети напоминает миниатюрные кружки из камня и кости, встречающиеся в верхнепалелитических поселениях Сибири (Афонтова гора, кружок из агальматолита) и на Западе; но материал этого диска показывает, не только знакомство с нефритом и первые попытки обработать этот камень, почти не поддающийся обычным для палеолита техническим приемам — оббивки и ретуши, но и техники обработки камня, восходящей к очень отдаленному времени. Самый древний каменный браслет найден на Алтае. В этом можно видеть новое свидетельство в пользу генетической связи между палеолитической и неолитической культурой Сибири.
    Исследования в Бурети не только указывают на высокий уровень развития и сложность палеолитической культуры в Сибири, но и вновь настойчиво выдвигают проблему взаимоотношения древнейшей культуры палеолита с более поздними её звеньями. Теперь ясно, что говорить об „архаичности» культуры сибирского палеолита в целом нельзя. Такая формулировка должна быть снята, прежде всего, по отношению к самым ранним памятникам, к Мальте и Бурети. Здесь-то как раз и нет элементов, накладывающих отпечаток архаизма на каменный инвентарь остальных стоянок, начиная с Афонтовой горы (нижнего горизонта) и кончая памятниками, уже смыкающимися во многом с неолитом (позднейшие палеолитические стоянки на Енисее, Усть-Белая, Ушканка, Бадай около Иркутска).

    При внимательном анализе можно, наконец, обнаружить в мнимо-архаичном, якобы „пережиточном», инвентаре поздних памятников признаки дальнейшего своеобразного развития, которое охватывает огромную территорию, от Енисея до бассейна реки Жёлтой.
    Продолжение работ в Сибири, очевидно, поможет глубже уяснить эти вопросы, встающие на данном этапе исследований, и вызовет новые, ещё более интересные и существенные для изучения отдаленного прошлого Азиатской части СССР."

  • 05 фев 2018 12:55

    .Уважаемый Серж ! Полностью с вами Согласен на все 10000!!!!
    Прочтите стихотворение Дмтория Быкова на эту тему : "Но Бога там больше нет "
    Спасибо за объективную и смелую точку зрения !

  • 05 фев 2018 01:38

    Что же касается затонувшего корабля с золотыми слитками, то, как утверждают злые языки, он утонул не потому, что был перегружен золотом... таки там уже не было никаких слитков и потому он "своевременно" затонул не доходя до пункта назначения, дабы не расстраивать и не разочаровывать встречающую публику...== :))))))) Просто гениально!

  • 04 фев 2018 20:47

    2 Vino. Я прочитал Ваш комментарий. Но однозначно не хочу ни чего утверждать. Вдруг скажу неправду. Лично для меня ,а я могу отвечать только за себя ,разницы нет в каком году коммунисты пристегнули к себе кусок Украины. В 25м,или 54м. Они постоянно этим занимались,Территориальное ( и не только) изнасилование,войны,кровь и постоянное враньё. Оккупирование Латвии, Литвы, Эстонии, половину Польши, Северную Буковину, Бессарабию, часть Финляндии. Тонкие специалисты по системным голодоморам,( в одной только Украине уничтожили более 6 мил. гражданского населения)
    репрессии, депортации, коллективизации, суды-тройки,и тд. В наше время 2 (Две) Чеченские, Приднестровье,Грузия,Крым, Донбасс. С Сирией правда обломалась....пс. я в пятницу лечу домой, обязательно спрошу у качественного человека. Всего Вам доброго. С уважением Серж.

  • 04 фев 2018 10:52

    Что же касается затонувшего корабля с золотыми слитками, то, как утверждают злые языки, он утонул не потому, что был перегружен золотом... таки там уже не было никаких слитков и потому он "своевременно" затонул не доходя до пункта назначения, дабы не расстраивать и не разочаровывать встречающую публику... в интернете имеются версии об этой удачной грандиозной афере... А по поводу Таганрога те же самые языки утверждают, что ===== 16 октября 1925 года Постановлением Президиума ЦИК СССР Таганрог вместе с рядом районов Таганрогского и Шахтинского округов и городом Шахты был передан от Украинской ССР в состав РСФСР[35] и более в состав УССР не переходил. =====

  • 03 фев 2018 12:25

    Серж, пожалуйста, мне нужна ваша помощь. В вашем посте я прочитала, что "в 1954 году ..В Российскую Федерацию тогда же (протокол Президиума ЦК КПСС №49 от 25 января 1954 г.) передали Таганрог и приграничные к нему земли, по территории равные площади полуострова в Черном море, только в разы плодароднее".
    Это было новостью для меня, захотелось узнать побольше. Но в Википедии о Таганроге (кроме того, что там родились А.П.Чехов и Фаина Раневская) сказано, что "16 октября 1925 года Постановлением Президиума ЦИК СССР Таганрог вместе с рядом районов Таганрогского и Шахтинского округов и городом Шахты был передан от Украинской ССР в состав РСФСР и более в состав УССР не переходил".
    В интернете по этому поводу сведения самые противоречивые. На один пост: "Да, передали" - есть противоположный: "В протоколе Президиума ЦК КПСС №49 от 25 января 1954 г. о Таганроге нет ни слова".
    Может быть, вы можете привести какие-то документы?

  • 03 фев 2018 10:56

    Добрый день,Серж.Когда я читала статью об Аляске,где написано,что Хрущёв подарил Аляску США,меня это удивило.Решила поискать сведения в сети об этом.И нашла несколько разных источников,где написано,что в граждансой войне в 1863-1864г.г. в США Россия оказала помощь и Линкольн должен был расплптиться с Россией.Была договорённость о передаче денежных средств,оформив договор аренды сроком на 90 лет.Линкольн был убит и Александр тоже.Деньги не были получены.Срок аренды истёк в 1957г.США попыталась продлить срок аренды,но Хрущёв фактически подарил Аляску Америке,и 3 января 1959г. Аляска стала 49-м штатом США.
    Что касается Крыма,тоже не мало разного.Вот выкладка из статьи:-
    "19 февраля 1954 года был принят указ о передаче Крымской области в состав УССР. Никита Хрущев широким жестом передал Крым Украине. «Кредитная история» Одной из версий передачи Крыма является «кредитная история», связывающая РСФСР и американскую еврейскую организацию «Джойнт». Мысль о переселении евреев в Крым начал обсуждаться сразу после окончания Гражданской войны. Вопрос активно лоббировали зарубежные фонды. Политбюро неоднократно обсуждало этот проект. Активными его сторонниками выступали Троцкий, Каменев, Зиновьев, Бухарин, Рыков. В Симферополе был создан филиал банка «Агро-Джойнт». В январе 1924 года речь уже шла об «автономном еврейском правительстве, федерированном с Россией», был подготовлен проект декрета о создании в северной части Крыма Еврейской Автономной ССР. Еврейское телеграфное агентство (ЕТА) 20 февраля 1924 году распространило за рубежом соответствующее сообщение. В 1929 году между РСФСР и организацией «Джойнт» был заключен договор. Документ, носивший красивое название «О Крымской Калифорнии», содержал в себе обязанности сторон. «Джойнт» выделял СССР по 1,5 млн. долларов в год (до 1936 года было получено 20 млн. долл.), и под эту сумму ЦИК оставил в залог 375 тыс. гектаров крымской земли. Они были оформлены в акции, которые купили 200 с лишним американцев, в том числе политики Рузвельт и Гувер, финансисты Рокфеллер и Маршалл, генерал Макартур. Решение по созданию «Крымской Калифорнии» затягивалось. Во время Тегеранской конференции Рузвельт напомнил Сталину об обязательствах, генсек не спешил, но депортацию татар в 1944 году некоторые историки объясняют как раз освобождением Крыма для еврейских переселенцев. 1954 год был крайним сроком расплаты по долгам и Хрущев сделал «ход конем», отдав Крым Украине.
    Статья 151 гласит, что изменение Конституции возможно только решением Верховного Совета РСФСР, принятым большинством «не менее двух третей голосов». Таким образом, изменение статьи 14 Конституции РСФСР и удаление из нее Крымской области можно расценивать как полученное согласие на передачу этого региона в другую союзную республику. Таким образом, юридическая процедура передачи Крыма Украине в 1954 году была абсолютно корректной. Вопрос обсуждался Президиумами Верховного Совета РФ и УССР, они совместно обратились в Верховный Совет СССР. И только на основе этого обращения было принято постановление и подписан указ о передаче Крыма Украинеэ"
    Всегда с уважением отношусь к вашим познаниям истоии,Серж.---И давно известно,что история-наука неточная,каждый правитель требует переписывать её по своему усмотрению,и разные версии многих событий
    трактуются по разному.Всей правды народ не знает.-Всего дброго.Н.

  • 02 фев 2018 23:49

    Купленные на эту сумму золотые слитки по морю повезли в Петербург.
    Но это еще полбеды. Корабль "Оркни", перевозивший золотые слитки, затонул на подходе к российской столице.== В 19 веке ,я так понимаю, достать золото было проблематично, но почему никто не пошевелился с тех пор? Золото на дне можно сказать валяется :) Или там слишком глубоко?

  • 02 фев 2018 19:28

    // но товарищ Хрущев в 57-м году ее американцам фактически подарил. // Надя , здравствуйте. Ничего общего с подарками Хрущева эта история не имеет. Как ,кстати с якобы подареным Украине Крымом. За что у тогда еще Советской Украины отшматали шикарный ламоть. в 1954 году ..В Российскую Федерацию тогда же (протокол Президиума ЦК КПСС №49 от 25 января 1954 г.) передали Таганрог и приграничные к нему земли, по территории равные площади полуострова в Черном море, только в разы плодароднее.Но об этом конечно не принято говорить есс-но... Back to our conversation about Alaska. Первое что сделали большевики после расстрела Царской семьи палачами ЧК.Это - Указ: долги,обязательства и иски аннулированы. Новая власть не имеет ни чего общего с договорами и обязательством Царской России. Государство под таким названием просто перестало существовать. ( Иначе пришлось бы платить огромные кредиты Европе) за строительство железной дороги, весь Военной Морской Флот, поставки продовольствия и прочее во время 1 ой Мировой. И так далее. Это миллиарды,в крепкой валюте, а не биткоинов и крепто рублей. В противном случае страна по факту становилась банкротом. Этого не могло допустить ни одно Государство. У комисаров не было выбора. Так что к "подарку "Аляски история о щедрости КПСС имеет самое отдаленное отношение. С искренним уважением Серж.

  • 02 фев 2018 16:20

    ИСТОРИЯ АЛЯСКИ---
    Более века Российская империя владела Аляской и прилегающими островами, пока 150 лет назад 18 октября 1867 года Александр II не уступил эти земли США за семь с лишним миллионов долларов. По альтернативной версии, Аляску не продали, а сдали в аренду на сто лет, но товарищ Хрущев в 57-м году ее американцам фактически подарил. Более того, некоторые убеждены, что полуостров до сих пор наш, поскольку судно, на котором везли золото в оплату сделки, затонуло.
    Так или иначе, вся эта история с Аляской за давностью лет затуманилась. Предлагаем разобраться, как так получилось, что часть другого континента вошла в состав России и с чего решили продавать земли, на которых за 30 лет после продажи добыли 200 миллионов долларов золотом.
    Репу и картошку вам
    В 1741 году выдающий российский путешественник датского происхождения Витус Беринг преодолел пролив между Евразией и Северной Америкой (который впоследствии назвали его именем) и стал первым человеком, исследовавшим берега Аляски. Через полвека туда прибыл купец и по совместительству мореплаватель Григорий Шелихов, который приучил местное население к репе и картофелю, распространил среди туземцев православие и даже основал сельскохозяйственную колонию "Слава России". С того времени Аляска стала принадлежать Российской империи на правах первооткрывателя, а ее жители неожиданно для себя стали подданными императора.
    Индейские диверсии
    Вид на столицу русской Аляски — Ново-Архангельск.
    Индейцы, и их можно понять, были недовольны тем, что чужестранцы захватили власть над их землями, да еще заставляют есть репу. Свое неудовольствие они выразили тем, что в 1802 году сожгли Михайловскую крепость, которую основала компания Шелихова и его деловых партнеров. Вместе с церковью, начальной школой, верфью, мастерскими и арсеналом. А через три года подпалили еще один опорный пункт русских. Эти дерзкие предприятия ни за что бы туземцам не удались, если бы их не вооружили американские и английские предприниматели.
    Как бы чего не вышло
    История Аляски
    Денег из Аляски выкачивали много: мех калана стоил дороже золота. Но жадность и недальновидность добытчиков привели к тому, что уже в 1840-х годах ценных зверьков на полуострове практически не осталось. Правда, к тому времени на Аляске были обнаружены нефть и золото. Именно это, как ни парадоксально, стало важнейшим стимулом поскорее избавиться от этих территорий. Дело в том, что на Аляску начали активно прибывать американские старатели, и русское правительство обоснованно опасалось, что вслед за ними придут американские войска или, что еще хуже, нагрянут англичане. К войне империя не была готова, а отдавать Аляску за спасибо было бы совсем глупо.
    Обременительное приобретение
    Первая страница договора "об уступке Северо-Американским Соединенным Штатам Российских Северо-Американских Колоний".
    Идея продать Аляску, пока еще можно, родилась у брата императора Константина Романова, который занимал пост главы Морского штаба России. Это предложение самодержец Александр II одобрил и 3 мая 1867 года подписал договор о продаже заморских земель США за 7,2 миллиона долларов (по нынешнему курсу — примерно 119 миллионов золотом). В среднем получилось где-то под четыре с половиной доллара за квадратный километр со всем недвижимым имуществом, на нем расположенным.
    В соответствии с процедурой договор передали в Конгресс США. Комитет по иностранным делам (в лица членов этого комитета вы можете вглядеться на приведенной иллюстрации) высказывал сомнения относительно целесообразности столь обременительного приобретения в обстановке, когда в стране только что завершилась гражданская война. Тем не менее договор был ратифицирован, и над Аляской взвился звездно-полосатый флаг.
    Где деньги, Зин?
    Чек на покупку Аляски. Выписан на имя Эдуарда Андреевича Стекля.
    Барон Эдуард Стекль, поверенный в делах российского посольства в Вашингтоне, получил чек на сумму 7 миллионов 200 тысяч долларов. 21 тысячу он взял себе за труды, 144 тысячи в качестве обещанных взяток раздал сенаторам, проголосовавшим за ратификацию договора. Остальное отправил в Лондон банковским переводом. Купленные на эту сумму золотые слитки по морю повезли в Петербург. При конвертации валюты сначала в фунты, а потом в золото потеряли примерно полтора миллиона.
    Но это еще полбеды. Корабль "Оркни", перевозивший золотые слитки, затонул на подходе к российской столице. Компания, которая зарегистрировала груз, объявила себя банкротом, и ущерб возместили только частично. Между тем на полуострове началась золотая лихорадка, и, как уже было сказано, за 30 лет там добыли золота на 200 миллионов долларов.

  • 01 фев 2018 16:33

    ЮРИЙ ВАВИЛОВ (сын Н.Вавилова)-о братьях Вавиловых-интервью----
    "О двух выдающихся российских ученых — генетике Николае Ивановиче и физике Сергее Ивановиче Вавиловых — мы несколько часов говорили с Юрием Николаевичем Вавиловым — доктором физико-математических наук, ведущим научным сотрудником ФИАН имени П.Н.Лебедева, раскинувшим свои корпуса на Ленинском проспекте Москвы.
    — Юрий Николаевич, до революции семья Вавиловых жила в Москве, ваш отец — Николай Иванович Вавилов — был выпускником Петровской, ныне Тимирязевской, сельскохозяйственной академии, правильно?
    — Отца в Тимирязевской академии очень чтут. В этом году стараниями Юрия Михайловича Лужкова — федеральные власти остались в стороне — на территории Тимирязевки академику Николаю Ивановичу Вавилову будет установлен бюст.
    — Вы сказали как-то, что помните себя с 4-х лет. А помните ли вы тепло присутствия отца?
    — Конечно, помню. Когда отец приезжал с работы, ребятишки, игравшие во дворе, дружно бежали к нему навстречу. Здоровались и просили покатать на автомобиле, который тогда был редкостью. Отца я потерял рано: когда его арестовали в августе 1940 года, мне исполнилось 12 лет.
    В общении с отцом больше повезло моему брату Олегу — сыну Николая Ивановича Вавилова от первого брака. Он был старше меня на десять лет, отец брал его с собой в экспедиции — на Кавказ, в Среднюю Азию, в Хибины. А в тринадцатилетнем возрасте даже взял его в Лондон — на конгресс по истории науки и рекомендовал Олегу одному ходить по Лондону для знакомства с интересным городом и усвоения английского языка.
    Это был очень одаренный молодой человек, красивый, высокого роста.
    Олег настолько обожал отца, что не мог смириться с его гибелью. И именно он узнал точную дату его кончины и подробности его мученической смерти в Саратовской тюрьме — подробности, которые НКВД пытался скрыть.
    После посмертной реабилитации отца в 1955 году маме дали липовую справку, в которой и год его смерти, и ее причина были перевраны.
    — Какова судьба Олега, Юрий Николаевич?
    — Он погиб в 1946 году на 28-м году жизни при весьма загадочных обстоятельствах во время зимнего отдыха на Кавказе. Он поехал туда покататься в горах на лыжах, став месяц назад кандидатом физ.-мат. наук. Я уверен, что он был убит, и убийство было совершено по заданию НКВД. Эта организация не любила тех, кто слишком много знал, к тому же брат неосторожно называл убийцей отца Лысенко.
    — Трофим Денисович Лысенко — антипод вашего замечательного отца. Я где-то читал, что Николай Иванович сам его нашел, сам способствовал его карьере. Это так?
    — К сожалению, так, но отец довольно скоро понял, с кем имеет дело. История не терпит сослагательного наклонения, и неизвестно, выдвинулся бы Лысенко без поддержки моего отца или нет. Скорее всего, даже без поддержки Н.И.Вавилова он занял бы высокое административное положение. Так считает, например, Жорес Медведев, написавший книгу "Взлет и падение Лысенко", изданную сначала на Западе, а потом и в России. Советской власти, Сталину, такой человек, как Лысенко, был нужен, поэтому он, как говорится, вылез бы на свет Божий и без помощи моего отца. Он обещал быстро накормить страну, но накормил ее только обещаниями.
    Лысенко, как известно, поддерживал не только Сталин, но и его ниспровергатель Хрущев. Как только он был смещен со всех постов, был разжалован и Лысенко, руки которого обагрены кровью моего отца и его соратников.
    — При каких обстоятельствах Николай Иванович был арестован?
    — В конце июля 1940 года отец поехал в экспедицию во вновь присоединенные к Советскому Союзу районы: Западную Украину и Прикарпатье. А 6 августа в поле, в предгорьях Карпат, в нескольких десятках километров от города Черновцы, где отец работал с сотрудниками, остановилась черная "Эмка". Двое людей в штатском подошли к отцу и сказали, что его срочно вызывают в Москву. Едва машина въехала в Черновцы, отцу сказали, что он арестован...
    — Что послужило непосредственной причиной, точнее, поводом для ареста Н.И.? Причина-то была, мне кажется, проста: "корифея всех наук" настоящий гений сильно раздражал своей мировой известностью, свободным выездом за границу и т.д.
    — Травля Н.И.Вавилова началась примерно в 1935 году, когда он по прямому указанию Сталина был смещен с должности Президента ВАСХНИЛ, и резко усилилась в 1938 году, когда Президентом ВАСХНИЛ стал Лысенко. А следить за отцом органы стали в самом начале 30-х годов.
    Став непосредственным начальником отца, Лысенко начал откровенную смертельную травлю Н.И., приведшую, в конце концов, к его гибели.
    Самым свежим перед арестом был донос идеолога и ближайшего соратника Лысенко — И.Презента, на имя Молотова. Этот донос впервые опубликован в "Вестнике Академии наук СССР" Яковом Григорьевичем Рокитянским и приведен в моей книге "В долгом поиске". "Убойными" словами в этом сочинении были следующие: Вавилов де — ярый антисоветчик, к тому же вейсманист-морганист, отвергающий учение Лысенко.
    На последней странице "письма" И.Презента Молотову стоит виза: "С докладной запиской И.Презента согласен. Академик Лысенко".
    Молотов переадресовал донос Берии, и колесо подготовки ареста отца завертелось.
    Важно заметить, что еще в 1937 году в Москве должен был состояться Международный конгресс генетиков, однако его перенесли на 1939-ый. Лысенковская банда — иначе группу Лысенко я назвать не могу — решила во что бы то ни стало конгресс сорвать. Ведь настоящие ученые — участники конгресса — быстро бы оценили, кто есть кто в российской генетике. Вавилова знали во всем мире как крупнейшего ученого, а абсурдную с точки зрения биологии и генетики теорию Лысенко и его "учеников" о наследовании благоприобретенных признаков они просто подняли бы на смех. Поэтому московский конгресс был сорван, в конце концов, он состоялся в Шотландии, в городе Эдинбурге, а Н.И.Вавилов был объявлен почетным президентом конгресса.
    — Итак, Николай Иванович был арестован. Звания академика он был лишен?
    — Нет, хотя на допросах говорил: "Я — бывший академик, а теперь, по мнению следователей, говно". После посмертной реабилитации отца в 1955 году Президиум Академии наук восстановил его в списках академиков, учитывая, что Общее собрание Академии наук этого звания его не лишало.
    — После осуждения Николая Ивановича к смертной казни как изменника Родины, вы с мамой становились "чсирами" — членами семьи изменника родины. Маму должны были арестовать, а вас поместить в специальный детдом для детей "врагов народа". Что же вас спасло?
    — Нас спас Сергей Иванович Вавилов — мой дядя, брат отца. Без его участия в моей судьбе я бы сейчас с вами не разговаривал. Поэтому я считаю дядю своим вторым отцом.
    После ареста отца мы некоторое время оставались в Ленинграде, а перед самой войной, в мае 1941 года, нас пригласила погостить на лето в Подмосковье семья соратника моего отца Г.Д.Карпеченко. Пригласила, несмотря на то, что глава семьи, генетик Карпеченко, незадолго до нашего приезда в Ильинское тоже был арестован, и семье грозили огромные неприятности.
    Так мы с мамой не оказались в блокадном Ленинграде, где наверняка умерли бы от голода. Мама еще в 1939 году вынуждена была уйти с работы, став инвалидом 1-ой группы.
    В самом конце июля 1941 года нам удалось из подмосковного дачного поселка Ильинское с очень большими трудностями выехать на родину мамы — в Саратов.
    — Где в это время в тюрьме находился ваш отец. Какое трагическое совпадение!
    — Согласен с вами. Когда пришла эпоха гласности, я один день провел в той тюрьме, ставшей последним приютом моего отца — во время съемок документального фильма о нем.
    На съемках этого фильма начальник тюрьмы, правда, хрущевских времен, рассказал, что академик Вавилов в Саратове оказался случайно. 16 октября 1941 года, в дни поднявшейся в Москве паники (немцы подошли вплотную к Москве), заключенных Бутырок и других московских тюрем решили этапировать в Свердловскую область. Набили эшелон несчастными зэками, он потащился на восток — до Саратова шел две недели. Но где-то перед Саратовым немцы разбомбили пути на Урал, поэтому поезд дальше не пошел, стрелки на узловой станции перевели на Саратов, где зэков распределили по саратовским тюрьмам. Мы с мамой жили в пятнадцати минутах ходьбы от тюрьмы № 1 НКВД, в которой томился мой отец, но мы не знали об этом.
    — Расскажите, если можно, о суде над Николаем Ивановичем.
    — Он был скорый и неправый, буквально несколько минут заседала тройка Военной коллегии Верховного суда СССР. А следствие по делу отца во внутренней тюрьме НКВД на Лубянке вел старший лейтенант НКВД Хват, — знаменательная фамилия, не правда ли? Хват допрашивал стоящего перед ним подследственного многими часами, после чего отец идти самостоятельно не мог и ползком добирался до нар.
    Отца приговорили к расстрелу, он подал прошение о помиловании. Это письмо, начинающееся словами "Обращаюсь с мольбой в Президиум Верховного Совета о помиловании..." — приведено в моей уже упомянутой книге. В помиловании отцу было отказано.
    Кто же входил тогда в так называемый Президиум Верховного Совета? Несколько довольно незначительных лиц, а самыми главными "членами" были Сталин, Маленков и Калинин. Именно они — и это документально подтверждено! — приняли решение оставить Николаю Ивановичу Вавилову в качестве наказания смертную казнь.
    И тут, как ни странно, положительную роль в судьбе отца сыграл Берия. Несмотря на решение "тройки", Берия сохранил жизнь отца, более того, к нему в камеру Бутырской тюрьмы в Москве приходил его, Берии, представитель и обещал работу по специальности в какой-то "шарашке". В моей книге приведены два письма отца на имя Берии, который приговор о расстреле не исполнил, но в то же время продолжал держать безвинного человека в тюрьме.
    Мой отец, Николай Иванович Вавилов, много сделавший для того, чтобы накормить все человечество, умер 26 января 1943 года в тюремной больнице от пеллагры, то есть от крайней степени истощения, проще говоря, от голода.
    — Юрий Николаевич, каково, в нескольких словах, научное и практическое наследие Николая Ивановича Вавилова?
    — Этот ваш вопрос, Володя, я предвидел. И не придумал ничего лучшего, чем обратиться к интернетовской Википедии. В ней кратко изложено то, о чем вы спрашиваете (читает):
    "Организатор и участник ботанико-агрономических экспедиций, охвативших все континенты (кроме Австралии и Антарктиды), установил на их территориях древние очаги формообразования культурных растений. Создал учение о мировых центрах происхождения культурных растений. Собрал крупнейшую в мире коллекцию семян культурных растений. Заложил основы государственных испытаний сортов полевых культур. Обосновал учение об иммунитете растений, открыл закон гомологических рядов в наследственной изменчивости организмов. Разработал учение о виде. Сформулировал принципы деятельности главного научного центра страны по аграрным наукам, создал сеть научных учреждений".
    — Если можно, Юрий Николаевич, расскажите теперь о научно-организационной деятельности вашего дяди — академика Сергея Ивановича Вавилова.
    — Сергей Иванович был создателем знаменитого Физического института Академии наук (ФИАН) в Москве и научным руководителем Оптического института в Ленинграде. До того, как стать в 1945 году Президентом Академии наук, он вплотную занимался физической оптикой. Как сказал о нем академик Евгений Львович Фейнберг, Вавилов был "физиком божьей милостью", эффект Вавилова-Черенкова известен всем физикам. Суть эффекта состоит в том, что заряженные элементарные частицы, движущиеся в среде со скоростью, превышающей скорость света в данной среде, испускают световое излучение.
    Проживи Сергей Иванович еще полтора десятка лет (а умер он довольно рано, в 1951 году, не дожив и до 60 лет), и он, как и Павел Алексеевич Черенков, получил бы Нобелевскую премию, которую, как известно, посмертно не присуждают.
    Физический институт им. П.Н. Лебедева, руководимый Сергеем Ивановичем Вавиловым, участвовал в разработке ядерного оружия СССР. Большой вклад в его создании (водородная бомба) внесли сотрудники ФИАН А.Д. Сахаров, И.Е. Тамм, В.Л. Гинзбург.
    А сколько ученых Сергей Иванович защитил или спас от гибели! Это и Григорий Самуилович Ландсберг, и Игорь Евгеньевич Тамм, и Сергей Михайлович Рытов. Как рисковал Сергей Иванович, тайно посылая деньги Петру Леонидовичу Капице, отстраненному от всех дел и находившемуся фактически под домашним арестом на даче на Николиной Горе! О спасенной дядей нашей семье я уже говорил.
    — Должность Президента Академии наук — креатура первого лица государства, коим в 1945 году был Сталин. Мог ли Сергей Иванович, брат которого погиб в сталинских застенках в 1943 году, в знак протеста отказаться от предлагаемой должности?
    — В том-то и дело, что откажись мой дядя от предложения вождя по любой, сугубо уважительной причине, этот отказ рассматривался бы Сталиным как протест, последствия которого вполне предсказуемы. Да и вообще: мне интересно, кто в то время мог отказаться от предложения Сталина? Разве что самоубийца.
    — Абсолютно согласен с вами, тем не менее, человек, осуждавший С.И.Вавилова, нашелся: это Александр Исаевич Солженицын. В "Архипелаге "Гулаг" он обвинил Сергея Ивановича в холуйстве перед властями.
    — Недавно лауреат Нобелевской премии по физике Виталий Лазаревич Гинзбург в газете "Известия" рассказал о том, как в свое время написал Солженицыну письмо по поводу его несправедливого высказывания в адрес выдающегося ученого и замечательного человека — академика Сергея Ивановича Вавилова. Писатель с доводами Виталия Лазаревича согласился и обещал во втором и последующих изданиях "Архипелага" либо совсем убрать это высказывание, либо отредактировать. Ни того, ни другого сделано не было — это я, ваш собеседник, с большим сожалением добавляю уже от себя. Возможно, негативное отношение Солженицына к Сергею Ивановичу Вавилову сыграло роль в том, что предполагавшийся к открытию в Ленинграде — Санкт-Петербурге памятник братьям Вавиловым так до сих пор и не установлен — нашлись его противники.
    — Но память о вашем отце и дяде в России все-таки чтут, правильно?
    — Именем Сергея Ивановича Вавилова названа улица в Москве, Оптический институт в Ленинграде. А теперь подойдите, пожалуйста, к окну. Видите вон то здание? Это — институт Общей генетики РАН имени Николая Ивановича Вавилова. В печальном для меня городе Саратове, где безвременно окончил свои дни мой отец, есть улица его имени, в самом центре города ему установлен памятник, носит его имя и Саратовский аграрный университет. А при входе на кладбище, где отец похоронен в общей могиле заключенных, стоит памятник ему. Добавлю к этому, что в Ленинграде есть улица братьев Вавиловых. И памятник им в Москве, я верю, будет установлен."

  • 01 фев 2018 11:29

    Первая история о Николае Вавилве-великом генетике,мечтавшем накормить весь мир..Это вторая,о брате,академике-физике Сергее Вавилове.
    СЕРГЕЙ ВАВИЛОВ
    Сергей Иванович Вавилов (1891-1951) - советский физик, академик (1932) и президент Академии наук СССР (с 1945).
    Родился в Москве, в семье богатого фабриканта обуви.
    Учился в коммерческом училище, затем на физико-математическом факультете Московского университета, который окончил в 1914 году.
    Во время Первой мировой войны служил в различных инженерных частях.
    С 1918 по 1932 годы преподавал физику в МГУ. В 1929 году стал профессором.
    В 1932 году Вавилов возглавил Физический институт АН СССР.
    В 1940 году Сергей Вавилов узнал об аресте своего брата Николая Вавилова. В связи с этим он добился приёма у Молотова и Берии с целью освободить брата из-под ареста. Однако, Николай Вавилов не был освобождён и вскоре умер в Саратовской тюрьме. Сергей Вавилов ещё долго не знал об участи родного брата.
    Во время Великой Отечественной войны Сергей Вавилов жил в эвакуации в г. Йошкар-Оле, где закончил биографию Исаака Ньютона, которая была впервые опубликована в 1943 году. Он стал уполномоченным Государственного комитета обороны СССР и руководил работами по разработке новых приборов для вооружения армии. Там же он изобрёл люминесцентную лампу.
    В 1945 году был избран президентом АН СССР.
    Основным направлением в науке для Сергея Вавилова было исследование оптики, в частности явления люминесценции.
    С 1949 Вавилов был главным редактором 3-го издания Большой советской энциклопедии.
    В годы, когда С.И.Вавилов был президентом АН СССР, ему приходилось принимать участие в таких идеологических акциях, как «философская дискуссия» (1947), августовская сессия ВАСХНИЛ (1948), борьба с «космополитизмом» (1949), дискуссия по вопросам языкознания (1950), «павловская сессия» (1950).
    После выступления Жданова на так называемой "философской дискуссии" 1947 года и критикой работ советских философов многие из них были репрессированы (И. Луппол, В. Сережников, Я. Стэн, Д. Гачев и др.).
    Августовская сессия ВАСХНИЛ 1948 года (расширенное заседание Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук), организованное академиком Т. Д. Лысенко и его сторонниками было ключевым событием в противостоянии «мичуринской агробиологии» и классической генетики. Постановление, принятое на сессии, имело крайне негативные последствия для нормального развития биологических исследований в СССР. Трофим Лысенко бросил в зал такие слова: «Генетика — продажная девка империализма… Настоящая сессия показала полное торжество прогрессивного мичуринского направления над реакционно-идеалистическим морганизмом-менделизмом». Его речь, громившую генетику, зал поддержал бурными аплодисментами. И только немногие склонили головы от стыда и отчаяния. Генетика была провозглашена «лженаукой» и скрылась с научного горизонта страны на целое десятилетие.
    «Борьба с космополитизмом» — это была идеологическая кампания, проводившаяся в СССР в 1948—1953 годах, и направленная против отдельной прослойки советской интеллигенции, рассматривавшейся в качестве носительницы скептических и прозападных тенденций. Не обошла эта кампания и учёных. В 1949 волна очернительства деятелей культуры и науки выродилась в борьбу за коммунистическую идейность: усилились гонения, репрессии, разгул национализма, искусственное насаждение русского патриотизма в прогрессивном развитии мира. Появилось выражение "безродные космополиты".
    В 1950 году неожиданно разразилась открытая дискуссия по вопросам языкознания ., провозглашенная газетой «Правда». Появился эпохально-значимый труд «вождя народов», получивший фактический статус законодательного циркуляра. Милостью Сталина языкознание ставилось с головы на ноги. После смерти вождя (даже до XX съезда) ссылаться на работу Сталина перестали. Репутация Сталина как «языковеда» нашла отражение в известной сатирической песне Юза Алешковского: Товарищ Сталин, вы большой учёный —В языкознаньи знаете вы толк, А я простой советский заключённый, И мне товарищ — серый брянский волк.
    Павловские сессии были организованы с целью борьбы с влиянием Запада на советскую физиологию и психиатрию. Группу ученых (Л. А. Орбели, А. Д. Сперанский, И. С. Бериташвили, П. К. Анохин, Л. С. Штерн) обвинили в отклонении от учения И. П. Павлова. Результатом сессий явилось то, что советская физиология оказалась изолированной от международного научного сообщества, на несколько десятилетий было прервано развитие генетики, физиологии, психологии, психиатрии.
    Все, что можно было делать для спасения науки во времена государственного обскурантизма сталинской эпохи, С.И. Вавилов делал – трудоустраивал и «спонсировал» опальных ученых, выдерживал «дипломатические» отношения с высокими чиновниками, продвигал талантливую молодежь. Однако противостоять государственной машине он при всем желании не мог."

  • 01 фев 2018 10:53

    НИКОЛАЙ ВАВИЛОВ:---
    Николай Вавилов родился 25 ноября 1887 года в семье Ивана Ильича и Александры Михайловны Вавиловых. Отец, Иван Ильич, родился в 1863 в деревне Ивашково, Волоколамского уезда Московской губернии в крестьянской семье и благодаря незаурядным способностям стал крупным коммерсантом. В 1918 эмигрировал в Болгарию, в 1928 с помощью сына Николая вернулся в Россию, и вскоре умер. Мать, Александра Михайловна, урожденная Постникова, была дочерью гравера Прохоровской мануфактуры.
    В 1906 после окончания Московского коммерческого училища Вавилов поступил в Московский сельскохозяйственный институт (бывшая Петровская, ныне Тимирязевская сельскохозяйственная академия), который окончил в 1911.
    Николай Вавилов, еще будучи студентом, начал заниматься научной работой. В 1908 году провел географо-ботанические исследования на Северном Кавказе и Закавказье. К 100 летию Дарвина выступил с докладом «Дарвинизм и экспериментальная морфология» (1909), а в 1910 опубликовал дипломную работу «Голые слизни (улитки), повреждающие поля и огороды в Московской губернии», за которую получил премию Московского политехнического музея. После окончания института был оставлен Д. Н. Прянишниковым при кафедре частного земледелия для подготовки к званию профессора. В 1911-1912 Вавилов преподавал на Голицынских женских высших сельскохозяйственных курсах (Москва). В 1912 опубликовал работу о связи агрономии с генетикой, где одним из первых в мире предложил программу использования достижений генетики для улучшения культурных растений. В эти же годы Вавилов занялся проблемой устойчивости видов и сортов пшеницы к болезням.
    В 1913 он был командирован в Англию, Францию и Германию для завершения образования. Большую часть командировки, прерванной в 1914 началом Первой мировой войны, Вавилов провел в Англии, слушая лекции в Кембриджском университете и проводя экспериментальную работу по иммунитету растений в Мертоне, близ Лондона под руководством Уильяма Бэтсона, одного из основоположников генетики. Вавилов считал Бэтсона своим учителем. В Англии он несколько месяцев провел также в генетических лабораториях, в частности у известного генетика Р. Пеннета. Вернувшись в Москву, продолжил свою работу по иммунитету растений на селекционной станции Московского сельскох института.
    В 1917 Вавилов был избран профессором агрономического факультета Саратовского университета, вскоре выделившегося в Саратовский сельскохозяйственный институт, где Николай Иванович стал заведовать кафедрой частного земледелия и селекции. В Саратове Вавилов развернул полевые исследования ряда сельскохозяйственных культур и закончил работу над монографией «Иммунитет растений к инфекционным заболеваниям», опубликованной в 1919, в которой обобщил свои исследования, выполненные ранее в Москве и в Англии.
    В Саратове начала создаваться вавиловская школа исследователей ботаников-растениеводов-генетиков и селекционеров. Там же Вавилов организовал и провел экспедицию по обследованию видового и сортового состава полевых культур Юго-Востока Европейской части РСФСР — Поволжья и Заволжья. Результаты экспедиции были изложены в монографии «Полевые культуры Юго-Востока», изданной в 1922.
    На Всероссийском селекционном съезде в Саратове (1920) Вавилов выступил с докладом «Закон гомологических рядов в наследственной изменчивости». Согласно этому закону генетически близкие виды растений характеризуются параллельными и тождественными рядами признаков; тождество в рядах наследственной изменчивости проявляют и близкие роды и даже семейства. Закон вскрыл важную закономерность эволюции: у близких видов и родов возникают сходные наследственные изменения. Используя этот закон, по ряду признаков и свойств одного вида или рода можно предвидеть наличие сходных форм и у другого вида или рода. Закон гомологических рядов облегчает селекционерам поиск новых исходных форм для скрещиванияиотбора.
    Ботанико-агрономические экспедиции Вавилова. Теория центров происхождения и разнообразия культурных растений
    Первые экспедиции Вавилов организовал и провел в Персию (Иран) и Туркестан, Горный Таджикистан (Памир), где многократно рискуя жизнью, собрал в труднодоступных местах неизвестные ранее формы пшениц, ячменей, ржи (1916). Здесь он впервые заинтересовался проблемой происхождения культурных растений.
    В 1921-1922 Вавилов знакомится с сельским хозяйством обширных областей США и Канады. В 1924 Вавилов совершил труднейшую, продолжавшуюся пять месяцев, экспедицию в Афганистан, подробно исследовав культурные растения и собрав большой общегеографический материал.
    За эту экспедицию Географическое общество СССР наградило Вавилова золото медалью им. Пржевальского («за географический подвиг»). Результаты экспедиции обобщены в книге «Земледельческий Афганистан» (1929).
    В 1926-1927 Вавилов организовал и провел длительную экспедицию в страны Средиземноморья: Алжир, Тунис, Марокко, Египет, Сирию, Палестину, Трансиорданию, Грецию, острова Крит и Кипр, Италию (включая Сицилию и Сардинию), Испанию и Португалию, Сомали, Эфиопию и Эритрею.
    В 1929 Вавилов совершил экспедицию в Западный Китай (Синьцзян), в Японию, Корею, на остров Формоза (Тайвань).
    В 1930 — в Северную Америку (США) и Канаду, Центральную Америку, Мексику.
    В 1932-1933 — в Гватемалу, Кубу, Перу, Боливию, Чили, Бразилию, Аргентину, Эквадор, Уругвай, Тринидад, Пуэрто-Рико.
    Советские экспедиции при его участии и/или руководстве открыли новые виды дикого и культурного картофеля, устойчивые к заболеваниям, что было эффективно использовано селекционерами СССР и других стран. В перечисленных странах Вавилов проводил также важные исследования по истории мирового земледелия.
    В результате изучения видов и сортов растений, собранных в странах Европы, Азии, Африки, Северной, Центральной и Южной Америки, Вавилов установил очаги формирования, или центры происхождения и разнообразия культурных растений. Эти центры часто называются центрами генетического разнообразия или Вавиловскими центрами. Работа «Центры происхождения культурных растений» была впервые опубликована в 1926.
    Согласно Вавилову культурная флора возникла и формировалась в относительно немногих очагах, обычно расположенных в горных местностях. Вавилов выделил семь первичных центров:
    1. Южно-Азиатский тропический центр (тропическая Индия, Индокитай, Южный Китай и острова Юго-Восточной Азии), давший человечеству рис, сахарный тростник, азиатские сорта хлопчатника, огурцы, лимон, апельсин, большое количество других тропических плодовых и овощных культур.
    2. Восточно-Азиатский центр (Центральный и Восточный Китай, остров Тайвань, Корея, Япония). Родина сои, проса, чайного куста, многих овощных и плодовых культур.
    3. Юго-Западноазиатский центр (Малая Азия, Иран, Афганистан, Средняя Азия, Северо-Западная Индия), откуда произошли мягкая пшеница, рожь, зернобобовые, дыня, яблоня, гранат, инжир, виноград, многие другие плодовые.
    4. Средиземноморский центр — родина нескольких видов пшениц, овсов, маслин, многих овощных и кормовых культур, таких как капуста, свекла, морковь, чеснок и лук, редька.
    5. Абиссинский, или Эфиопский, центр — выделяется разнообразием форм пшеницы и ячменя, родина кофейного дерева, сорго и др.
    6. Центрально-Американский центр (Южная Мексика, Центральная Америка, острова Вест-Индии), давший кукурузу, фасоль, хлопчатник упланд (длинноволокнистый), овощной перец, какао и др.
    7. Андийский центр (горные области Южной Америки) — родина картофеля, табака, томата, каучукового дерева и других.
    Теория центров происхождения культурных растений помогла Вавилову и его сотрудникам собрать крупнейшую в мире мировую коллекцию семян культурных растений, насчитывающую к 1940 250 тысяч образцов (36 тыс. образцов пшеницы, 10022 — кукурузы, 23636 — зернобобовых и т. д.). С использованием коллекции селекционерами было выведено свыше 450 сортов сельскохозяйственных растений. Мировая коллекция семян культурных растений, собранная Вавиловым, его сотрудниками и последователями, служит делу сохранения на земном шаре генетических ресурсов полезных растений.
    Вавилов был крупным организатором советской науки. Под его руководством (с 1920) сравнительно небольшое научное учреждение — Бюро по прикладной ботанике — было превращено в 1924 во Всесоюзный институт прикладной ботаники и новых культур, а в 1930 в большой научный центр — Всесоюзный институт растениеводства (ВИР), насчитывавший тринадцать крупных отделений и опытных станций в разных пунктах СССР. ВИР, которым Вавилов руководил до августа 1940, был научным центром по разработке теории селекции растений мирового значения.
    По инициативе Вавилова, как первого президента ВАСХНИЛ (с 1929 по 1935, а затем вице-президентом вплоть до ареста), был организован целый ряд научно-исследовательских учреждений: Институт зернового хозяйства Юго-Востока Европейской части СССР, институты плодоводства, овощеводства, субтропических культур, кукурузы, картофеля, хлопководства, льна, масличных культур и другие. На основе генетической лаборатории, которой он руководил с 1930, Вавилов организовал Институт генетики АН СССР и являлся его директором ( до 1940).
    Вавилов с 1926 по 1935 был членом ЦИК СССР и ВЦИК (Всероссийский исполнительный комитет). Он принимал активное участие в организации Всесоюзных сельскохозяйственных выставок 1923 и 1939 годов. С 1931 по 1940 (до ареста) Вавилов — президент Всесоюзного географического общества.
    Вавилов избирался вице-президентом VI-го Международного генетического конгресса в США в 1932 году и почетным президентом VII-го Международного генетического конгресса в Великобритании в 1939 году.
    По мнению многих ученых, знавших Вавилова, самым характерным, больше всего запоминающимся в его облике было огромное обаяние. Нобелевский лауреат, генетик Г. Меллер вспоминал: «Всех, кто знал Николая Ивановича, воодушевляли его неисчерпаемая жизнерадостность, великодушие и обаятельная натура, многосторонность интересов и энергия. Эта яркая, привлекательная и общительная личность как бы вливала в окружающих свою страсть к неутомимому труду, к свершениям и радостному сотрудничеству. Я не знал никого другого, кто разрабатывал бы мероприятия такого гигантского масштаба, развивал их все дальше и дальше и при этом вникал бы так внимательно во все детали».
    Вавилов обладал феноменальной работоспособностью и памятью, умением работать в любых условиях, обычно спал не более 4-5 часов в сутки. Вавилов никогда не бывал в отпусках. Отдыхом для него была смена занятий. «Надо спешить,» — говорил он. Как ученый он имел прирожденную способность к теоретическому мышлению, к широким обобщениям.
    Вавилов обладал редкими организационными способностями, сильной волей, выносливостью и смелостью, ярко проявившимися в его путешествиях по труднодоступным районам земного шара. Он был широко образованным человеком, владел несколькими европейскими языками и некоторыми азиатскими. Во время своих путешествий он интересовался не только земледельческой культурой народов, но и их бытом, обычаями и искусством.
    Будучи патриотом и в высоком смысле гражданином своей страны, Вавилов был убежденным сторонником и активным пропагандистом международного научного сотрудничества, совместной работы ученых всех стран мира на благо человечества.
    В начале тридцатых годов Вавилов горячо поддержал работу молодого агронома Лысенко по так называемой яровизации: превращению озимых культур в яровые путем предпосевного воздействия низких положительных температур на семена. Вавилов надеялся, что метод яровизации можно будет эффективно применить в селекции, что позволит полнее использовать мировую коллекцию полезных растений ВИРа для выведения путем гибридизации высокопродуктивных, устойчивых к заболеваниям, засухе и холоду культурных растений.
    В 1934 Вавилов рекомендовал Лысенко в члены-корреспонденты АН СССР. Лысенко импонировал советским руководителям во главе со Сталиным своим «народным» происхождением, обещанием в кратчайшие сроки поднять урожайность зерновых культур, а также тем, что заявил на съезде колхозников-ударников в 1935, что вредители есть и в науке.
    В 1936 и 1939 происходили дискуссии по вопросам генетики и селекции, на которых Лысенко и его сторонники атаковали ученых во главе с Вавиловым и Кольцовым, разделявших основные положения классической генетики. Группа Лысенко отвергла генетику как науку, отрицала существование генов как материальных носителей наследственности. В конце тридцатых годов лысенковцы, опираясь на поддержку Сталина, Молотова и других советских руководителей, начали расправу со своими идейными противниками, с Вавиловым и его соратниками, работавшими в ВИРе и Институте генетики в Москве.
    На Вавилова обрушивается поток клеветы, опорачиваются его главные достижения. Став в 1938 президентом ВАСХНИЛ, Лысенко препятствовал нормальной работе ВИРа — добивался урезания его бюджета, замены членов ученого совета на своих сторонников, изменения руководства института. В 1938 советское правительство под влиянием Лысенко отменило проведение Международного генетического конгресса в СССР, президентом которого должен был стать Вавилов.
    Вавилов вплоть до своего ареста продолжал мужественно отстаивать свои научные взгляды, программу работ возглавляемых им институтов.
    В 1939 он подверг резкой критике антинаучные взгляды Лысенко на заседании Ленинградского областного бюро секции научных работников. В конце своего выступления Вавилов сказал: «Пойдем на костер, будем гореть, но от своих убеждений не откажемся».
    В 1940 Вавилов был назначен начальником Комплексной (агроботанической) экспедиции Наркомзема СССР в западные районы Украинской и Белорусской ССР. 6 августа 1940 года Вавилов был арестован в предгорьях Карпат, вблизи г. Черновцы. Санкция на арест была подписана «задним числом», 7 августа он был заключен во внутреннюю тюрьму НКВД в Москве (на Лубянке). В постановлении на арест Вавилов обвинялся как один из руководителей контрреволюционной Трудовой крестьянской партии <никогда не существовавшей — Ю. В.>, вредительстве в системе ВИРа, шпионаже, «борьбе против теорий и работ Лысенко, Цицина и Мичурина».
    Во время следствия, продолжавшегося 11 месяцев, Вавилов перенес не менее 236 допросов, происходивших часто в ночное время и продолжавшихся нередко в течение семи и более часов.
    9 июля 1941 Вавилов на «суде» Военной коллегии Верховного суда СССР, происходившем в течение нескольких минут, был приговорен к расстрелу. На суде им было заявлено, что «обвинение построено на небылицах, лживых фактах и клевете, ни в какой мере не подтвержденных следствием». Поданное им прошение о помиловании в Верховный Совет СССР было отклонено. 26 июля переведен в Бутырскую тюрьму для приведения приговора в исполнение. Утром 15 октября его посетил сотрудник Берии и пообещал, что Вавилова оставят жить и предоставят ему работу по специальности. В связи с наступлением немцев на Москву этапирован в Саратов 16—29 октября, помещен в 3-й корпус тюрьмы N 1 г.Саратова, где находился год и 3 месяца в тяжелейших условиях (камера смертников).
    Решением Президиума Верховного Совета СССР 23 июня 1942 расстрел в порядке помилования заменен 20-ю годами заключения в исправительно-трудовых лагерях. От голода Сергей Иванович заболел дистрофией и умер, предельно истощенный в тюремной больнице 26 января 1943. Похоронен, по-видимому, в общей могиле саратовского кладбища.
    Во время следствия, во внутренней тюрьме НКВД, когда Вавилов имел возможность получать бумагу и карандаш, он написал большую книгу «История мирового земледелия», рукопись которой была уничтожена, «как не имеющая ценности» вместе с большим количеством других научных материалов, изъятых при обысках на квартире и в институтах, где он работал.
    20 августа 1955 Вавилов был посмертно реабилитирован. В 1965 была учреждена премия им. Н. И. Вавилова, в 1967 его имя было присвоено ВИРу, в 1968 учреждена золотая медаль имени Вавилова, присуждаемая за выдающиеся научные работы и открытия в области сельского хозяйства.
    При жизни Николай Иванович был избран членом и почетным членом многих зарубежных академий, в том числе Лондонского Королевского общества (1942), Шотландской (1937), Индийской (1937), Аргентинской академий, членом-корреспондентом АН Галле (1929; Германия) и Чехословацкой академии (1936), почетным членом Американского ботанического общества. Линнеевского общества в Лондоне и др.
    Ю. Н. Вавилов---(-сын Николая Вавилова)
    На сайте есть замечательный фильм "Николай Вавилов" с талантливыми актёрами.Гл.роь исполнил литовский актёр Костас Сморигинас (работал в Вильнюсском драмтеатре под управл.Э.Някрошюса.Роль Т.Лысенко великолепно исполнл Богдан Ступка,И.Купченко,И.Дапкунайте и др.

  • 31 янв 2018 11:16

    ИСААК НЬЮТОН :--
    Он открыл великие законы природы, но всегда мечтал о большем — мечтал проникнуть в суть божественного замысла. Его называли украшением рода человеческого, а он видел себя всего лишь искателем на берегу океана истины.
    Исаак Ньютон появился на свет вьюжной зимой 1643 года в ночь после Рождества в небольшом английском селении Вулсторп, примерно в 200 километрах к северу от Лондона. Родился раньше срока, поразительно маленьким и хилым. Утверждали даже, будто он был так мал, что умещался в овчинной рукавице, из которой однажды выпал и сильно ударился головой о пол. Ньютон и сам потом рассказывал: «По словам матери, я родился таким маленьким, что меня можно было бы выкупать в большой пивной кружке». Варнава Смит, священник, считал, что мальчик не жилец на этом свете. К счастью, он ошибся: за 84 года, что Ньютон пробыл в подлунном мире, он почти никогда не болел, к старости потерял лишь один зуб, читал без очков, словно ему был известен секрет, как победить время.
    Небольшой двухэтажный домик, сохранившийся до наших дней, расположился в уютной долине, где бьют чистые ключи. Из окон открывается живописный вид в сад. Каким знаменитым стал этот сад однажды!
    Он был великим домоседом, этот Ньютон. За всю жизнь не отъезжал от родного дома дальше, чем на 200 километров, никогда не пересекал Ла-Манш и ни на один день не оставлял Англию. В свое первое путешествие он пустился, когда родные послали его учиться в Королевскую школу в Грантем, маленький городок в 10 километрах от родной деревушки. В огромной комнате с печкой посередине на длинных скамейках, поставленных в ряд, сидели ученики всех возрастов и вместе изучали латынь, Закон Божий, математику.
    В школе маленькому Исааку приходилось несладко. Он был слаб и нескладен, и его обзывали то замухрышкой, то паучком. Зато никто лучше него не играл в шашки и не разгадывал головоломки. Предметом же особой зависти однокашников были игрушки, которые мастерил юный Ньютон, — миниатюрная ветряная мельница, водяные часы, самокат, катапульты, педальная повозка. А по вечерам он запускал своих удивительных воздушных змеев. К их хвостам были прикреплены зажженные лампадки, которые горели ровно даже при сильном ветре. Мальчишки всего города собирались посмотреть, как змеи, усеянные огоньками, безмолвно парили на фоне звездного неба.
    В его жизни не было никаких особых приключений, невероятных событий. Главное приключение происходило не на глазах у всех, но в глубинах разума и сердца будущего гениального ученого.
    В 18 лет Ньютон уже учится в Кембридже, одном из лучших университетов Европы. Поначалу он субсайзер. Так называли бедных студентов, которые не могли платить за обучение. Они слушали лекции и, кроме этого, прислуживали богатым студентам старших курсов — будили их, чистили башмаки, причесывали, растапливали камин, выполняли другие поручения. В Кембридже Ньютон пишет свою первую известную научную работу — она посвящена теории всеобщего универсального языка. У юноши прекрасные учителя, они учат его никогда не останавливаться на констатации уже известных фактов, а всегда стремиться идти дальше. В 1665 году он стал бакалавром изящных искусств. Профессор Барроу, известный математик, заведующий кафедрой в Кембридже, выступая перед студентами, публично объявил Ньютона «мужем славным и выдающихся знаний».
    Он уже стоит на пороге чуда. Через несколько месяцев из-за опасности эпидемии в Кембридже Ньютон уедет домой, в родной Вулсторп. Два года, которые он проведет там, обессмертят его имя. За этот короткий период ученый сделает почти все свои величайшие открытия — закон всемирного тяготения, законы классической механики, основы дифференциального и интегрального исчисления, явление дисперсии света... Озарения нисходят на Ньютона одно за другим. В домике с крутой крышей родятся теория движения небесных тел, объяснения особенностей движения Луны, теория приливов и отливов, новая конструкция отражательного телескопа...
    Давно уже засохла та яблоня, с которой упало самое известное в мире яблоко, а открытия, сделанные Ньютоном, по сей день объясняют систему мира, в котором мы живем.
    Можно было бы предположить, что благодаря сделанным открытиям Ньютон сразу стал знаменитым. Но этого не случилось. Он уже знает, какие силы держат на небе Луну, но мир узнает об этом только через 20 лет: в характере ученого есть одна странность — он не любит публиковать свои работы. Он очень нетороплив и обстоятелен и не желает сообщать миру что-либо не установленное окончательно, непроверенное. «Гипотез не измышляю» — любимое его выражение, почти девиз.
    Работы Ньютона намного опережали общий научный уровень его времени, современники их мало понимали. Он потом не раз вступал в ожесточенные дискуссии с великими мира сего, коллегами, учеными, отстаивая свои открытия. Спорил, доказывал, убеждал. Интересно, с каким чувством — раздражения, досады или глубокого понимания писал он эти слова: «Я убедился, что либо не следует сообщать ничего нового, либо придется тратить все силы на его защиту»
    Каким он был — Исаак Ньютон? Вероятно, где-нибудь в гостях или среди других людей вы бы не обратили внимания на этого молчаливого, скромного, неостроумного человека ниже среднего роста, с самой заурядной внешностью. Говорят, он был плохим собеседником и мог в разговоре вдруг замолчать и задуматься. И тогда взгляд его быстрых, живых глаз словно застывал. У него до конца жизни были густые волосы. Белокурый от рождения, он очень рано, как-то вмиг почти полностью поседел. Ньютон был чрезвычайно приветлив и внимателен к людям, без малейших признаков чванства. И в других не любил высокомерно-авторитетного тона и особенно не терпел насмешек над чужими убеждениями. Он всегда был скромен в оценке своих открытий и достижений и, с благодарностью вспоминая своих учителей, говорил: «Если я видел дальше других, то потому лишь, что стоял на плечах гигантов».
    Мы знаем, что Ньютон был обласкан судьбой. Он преподавал, был профессором математики в Кембридже, руководил кафедрой, его дважды избирали членом парламента. Он стоял во главе английского Королевского общества и монаршим указом был возведен в рыцарское достоинство. А после успешной организации и проведения перечеканки английских монет получил высокооплачиваемый пост директора Монетного двора, который и занимал до конца дней своих — ни много ни мало 27 лет.
    Мы не знаем другого — чем занимался мыслитель большую часть своей жизни, когда все великие открытия уже были сделаны? Что двигало им? Что вдохновляло?
    Странная судьба была у трудов Ньютона. Научные работы были напечатаны очень поздно. А половина и вовсе не опубликована. До сих пор. Эти рукописи разбросаны по миру, хранятся в частных коллекциях. Они посвящены не физике, математике и астрономии, а теологии, богословию, исследованию Священного писания. Так, например, в одной из подобных работ, объемом в четыре с половиной тысячи страниц, можно найти пророчество Ньютона о конце света. Ученый опирался на свои 50-летние исследования Библии в попытке расшифровать ее секретный код. Знаменитый физик и математик считал, что ему это удалось.
    Ньютон был убежден, что можно проникнуть в тайны божественного замысла, найти ключи хотя бы к некоторым из них. Он пытался понять природу через Священное писание и в нем найти отражение законов природы, движения небесных сфер и планет. «Гипотез не измышляю», — повторял ученый и всю жизнь искал аргументы, доказательства, формулу божественного творения. Для этого он изучал не только Библию, но и каббалу, древнееврейскую философию, трактаты розенкрейцеров. Его кабинет напоминал лабораторию средневековых алхимиков. Он тоже стремился найти, нет, не золото, но философский камень — ключ к секретам и тайнам Вселенной и человека.
    Незадолго до смерти, словно оглядывая свою жизнь, такую спокойную внешне и такую неистово бурную внутренне, Исаак Ньютон сказал: «Я смотрю на себя как на ребенка, который, играя на морском берегу, нашел несколько камешков поглаже и раковин попестрее, чем удавалось другим, в то время как неизмеримый океан истины расстилается передо мной неисследованным». Ньютон умер в Кенсингтоне, под Лондоном, 20 марта 1727 года. Шесть пэров Англии несли на плечах гроб ученого к Вестминстерскому аббатству в Лондоне, где захоронены величайшие люди страны.
    Эта эпитафия — краткий итог жизни великого искателя истины: «Здесь покоится сэр Исаак Ньютон, дворянин, который почти божественным разумом первым доказал с факелом математики движение планет, пути комет и приливы океанов. Он исследовал различия световых лучей и проявляющиеся при этом различные свойства цветов, чего ранее никто не подозревал. Прилежный, мудрый и верный истолкователь природы, древности и Святого писания, он утверждал своей философией величие всемогущего Бога, а нравом выражал евангельскую простоту. Пусть смертные радуются, что существовало такое украшение рода человеческого».
    Илья Бузукашвили

  • 25 янв 2018 19:59

    Надя,Леонид. Как говорит один из моих сыновей - благодарочка! Достойный был человек, и смелый как примипил кагорты. Спасибо за понимание.

  • 25 янв 2018 11:03

    РУДОЛЬФ НУРЕЕВ :----
    Рудольф Хаметович Нуреев (также Нуриев; башк. Рудольф Хәмит улы Нуриев, тат. Рудольф Хәмит улы Нуриев; 17 марта 1938, близ Иркутска — 6 января 1993, Париж) — советский, английский и французский артист балета и балетмейстер, солист Ленинградского театра оперы и балета им. Кирова. В 1961 году во время гастролей труппы в Париже попросил политического убежища, став одним из самых известных «невозвращенцев» в СССР. Один из наиболее значительных танцовщиков XX века, его дуэт с английской балериной Марго Фонтейн считается легендарным
    Правописание его фамилии всегда вызывало споры и приводило к разночтениям. РИА Новости в репортаже об открытии мемориальной нуриевской выставки приводит слова её куратора: «В Москве и Петербурге писали „Нуреев“, а в Казани и Уфе — „Нуриев“. Для нас главным и решающим аргументом стали слова самого танцовщика, который сказал, что во всём мире он известен как „Нуриев“».
    Его отец, Хамит Фазлеевич Нуреев (1903—ранее 1985), был родом из деревни Асаново Шариповской волости Уфимского уезда Уфимской губернии (ныне Уфимский район Республики Башкортостан), татарин, мать — Фарида Аглиулловна Нуреева (Аглиуллова) (1907—1987), родилась в деревне Татарское Тюгульбаево Кузнечихинской волости Казанской губернии (ныне Алькеевский район Республики Татарстан). В автобиографии Нуреев пишет о своих родителях таким образом: «Мать моя родилась в прекрасном древнем городе Казани. Мы мусульмане. Отец родился в небольшой деревушке около Уфы, столицы республики Башкирии. Таким образом, с обеих сторон наша родня — это татары и башкиры.
    Отец стал политическим инструктором Красной Армии и достиг чина майора. Из четверых детей Рудольф был единственным сыном, сёстры: Роза, Розида и Лиля, которая стала инвалидом: после тяжелейшей простуды, перешедшей в менингит, она потеряла слух. Мать Рудольфа с дочерьми ехала поездом к мужу во Владивосток, когда её сын преждевременно родился, где-то недалеко от озера Байкал. Официально он родился 17 марта 1938 года, но вероятно это было за два-три дня до того. Вскоре после рождения Рудольфа отец получает назначение в Москву. Но в 1941 году, после нападения на Советский Союз Германии, отец идёт на фронт. Из Москвы Фарида эвакуируется со своими четырьмя детьми в родную Башкирию. Они живут в небольшой избе в деревне Щучье. Все жили в крайней нужде, но Нуреевы были беднее всех. Питались они в основном варёной картошкой. Когда Рудольф поступил в школу, над ним все издевались потому, что у него не было обуви и он носил пальто сестры. «Неумытый татарчонок» – так его называла первая учительница
    В Уфе был хороший оперный театр (в нём дебютировал Фёдор Шаляпин) и, накануне Нового 1945 года, Фариде Нуреевой удалось по одному билету провести всех детей на патриотический балет «Песнь Аистов» с башкирской звездой, Зайтуной Назретдиновой. Рудольф был в восторге и вспоминает: «Первый поход в театр зажёг во мне особый огонь, принёс невыразимое счастье. Что-то уводило меня от убогой жизни и возносило к небесам. Только вступив в волшебный зал, я покинул реальный мир и меня захватила мечта. С тех пор я стал одержимым, я услышал "зов"». С этого момента Нуреев решил стать танцовщиком. Начал танцевать в детском фольклорном ансамбле в Уфе. Затем Рудольфа рекомендовали учительнице балета, Анне Удельцовой, которая через полгода направила его к Елене Вайтович
    Обе в свое время были профессионалами и смогли объяснить мальчику, что балет заключается не только в технике. Убедившись в способностях Рудольфа, они подали ему мысль продолжить занятия в Ленинградской балетной школе, где они сами учились и которую они считали лучшей в мире. Попасть в Ленинград казалось невозможно, тем более, что отец запретил сыну ходить на уроки танца под предлогом, что они препятствуют школьным занятиям и более «подходящей» инженерской или медицинской карьере. Рудольф Нуреев вспоминал: «Страшно даже не то, что он бил. Он всё время говорил. Бесконечно. Не умолкая. Говорил, что сделает из меня мужчину, и что я ещё скажу ему спасибо, запирал дверь и не выпускал меня из дому. И орал, что я расту балериной. Хоть в чём-то я полностью оправдал его ожидания. Чтобы мы слушали, он выключал радио. Музыки почти не осталось
    Я был везунчик. На нашей улице почти ни у кого не было отцов. И каждый придумал своего папку. Сильного, смелого, который возьмёт с собой на охоту или научит удить рыбу. А у меня отец-герой! Вся грудь в орденах. Даже следам от прута на моей заднице завидовали. Только я хотел, чтобы он уехал… Потом он приезжал ко мне в театр. Даже аплодировал. И, помнится, пожал мне руку. А я смотрел на него и думал, что вот он, чужой, старый, больной. И теперь я могу его ударить, а у него не хватит сил дать сдачи... Странно, сейчас я не чувствую обиды, я просто вычеркнул из памяти всё, что причиняло боль». После окончания школы Рудольф получил место статиста в труппе Уфимского театра оперы и балета и принёс домой первую зарплату. Он постоянно посещал занятия балетных артистов, и в конце концов ему предложили в театре контракт. Но Нуреев отказался
    Летом 1955 года в Москве проходил фестиваль башкирского искусства, Рудольфа взяли на гастроли. Нуреев сумел добиться разрешения на поступление в Московское хореографическое училище. Однако у Московского училища в то время не было общежития. И тогда Рудольф отправляется в Ленинград: «Я не всегда могу сразу вспомнить дату, когда я решил остаться во Франции (это случилось 17 июня), легко могу забыть дату рождения 17 марта, но я никогда не забываю день, когда я сел один в поезд, который вёз в Лeнинград. Это было 17 августа. Будучи суеверным, я не могу не думать, что такое повторение числа 17 в моей жизни должно что-то означать». Он явился в училище на знаменитой улице зодчего Росси прямо к директору Шелкову и заявил: «Я – Рудольф Нуреев. Я хочу здесь учиться
    После экзаменационного выступления к тяжело дышащему юноше подошла Вера Костровицкая, одна из старейших педагогов училища, и сказала: «Молодой человек, вы можете стать блестящим танцовщиком, а можете и никем не стать. Второе более вероятно». 1 сентября 1955 года, когда начались занятия и ему дали место в общежитии, он уже понял, что целеустремлённость приводит к победе, знал, как постоять за себя, и чувствовал врага безошибочно. «В Ленинграде ему наконец-то серьёзно поставили ноги в первую позицию- это очень поздно для классического танцовщика. Он отчаянно пытался догнать сверстников, - писал позже Барышников.- Каждый день весь день - танец. Проблемы с техникой его бесили. В середине репетиции он мог разреветься и убежать. Но потом, часов в десять вечера, возвращался в класс и в одиночестве работал над движением до тех пор, пока его не осваивал». Целый год Рудольф терпел ругательства первого педагога Валентина Ивановича Шелкова, а потом добился перевода к другому учителю. Когда в его класс поступил Нуреев, Александр Иванович Пушкин уже слыл самым уважаемым в стране преподавателем мужского танца. «Нуреев впитывал всё как губка», - хором вспоминают друзья.
    Рудольф Нуреев со своим педагогом Александром Пушкиным.
    Пушкин не только интересовался им профессионально, но также и позволил ему жить с ним и его женой- Ксенией Юргенсон. Ей было всего 21 год, в прошлом балерина Кировского, она была для Нуреева чем-то вроде ангела-хранителя, и у них возник с роман.... Одна из немногих она умела тушить его приступы ярости. «Я, в тот день подрался, наорал на Ксению, а потом плакал, уткнувшись в её колени. А она гладила меня по волосам и всё твердила: "Мой бедный, бедный мальчик"»,- вспоминал Нуреев.
    В 1958 году двадцатилетний Нуреев участвовал в конкурсе артистов балета в Москве. С партнёршей Аллой Сизовой он показал па-де-де из балета «Корсар», это выступление было запечатлено на киноплёнке. Затем уже один Нуреев продемонстрировал комиссии мужскую вариацию из этого балета. До сих пор та старая запись производит потрясающее впечатление: Нуреев взмывает в воздух в необычных варварских прыжках с поджатыми ногами и, кажется, на мгновение зависает в нескольких метрах от пола.
    После окончания в 1958 году Нуреев стал солистом балета театра имени С. М. Кирова (в настоящее время — Мариинский театр). Нуриев танцевал в Кировском всего три года, причём далеко не блестяще - на Западе его техника станет куда
    более отточенной. Но даже за этот короткий срок он сумел сделать важную вещь: вернул ценность мужскому танцу. До него, в 1940-50-е годы, мужчина на балетной сцене был всего лишь помощником женщины-балерины. Он стал одним из самых известных танцоров Советского Союза. Вскоре ему разрешили ездить заграницу с труппой. Он принял участие в Международном Юношеском Фестивале в Вене. Но по дисциплинарным причинам скоро ему было запрещено покидать границы СССР. Рудольф Нуреев был гомосексуалом, однако в юности имел и гетеросексуальные отношения.
    В 1961 году ситуация Нуреева изменилась. Солист Кировского театра, Константин Сергеев, получил травму, и Нуреев заменил егo (в последнюю минуту!) в европейском туре театра. 11мая 1961 года труппа Кировского балета вылетела в Париж. Спустя десять дней Нуриев впервые вышел на сцену Парижской оперы. Шла «Баядерка», Солор была его любимой партией. Его божественную пластичность отметили сразу. «Кировский балет нашёл своего космонавта, его имя Рудольф Нуриев»,- писали газеты. Нуреев вёл себя вольно, гулял по городу, засиживался поздно в ресторанчиках на Сен-Мишель, в одиночестве отправился слушать Иегуди Менухина (он играл Баха в зале Плейель) и не считался с правилами, внутри которых существовали советские танцовщики. Не смог удержать в секрете от агентов КГБ своих сексуальных контактов
    Из Москвы пришло указание: Нуреева наказать! В аэропорту за несколько минут до отлёта труппы в Лондон, где должна была пройти вторая часть гастролей, Рудольфу вручили билет в Москву со словами: «Ты должен танцевать на правительственном приёме в Кремле. Мы только что получили телеграмму из Москвы. Через полчаса твой самолёт» (хотя все его вещи были упакованы и находились в багаже, отправлявшемся в Лондон). Всё, что произошло в аэропорту Ле-Бурже в тот далекий день, 17 июня 1961 года, лучше всего описал сам Нуреев: «Я почувствовал, как кровь отхлынула от моего лица. Танцевать в Кремле, как же ... Красивая сказочка. Я знал: навсегда лишусь заграничных поездок и звания солиста. Меня предадут забвению. Мне просто хотелось покончить с собой. Я принял решение потому, что у меня не было другого выбора. И какие отрицательные последствия этого шага ни были бы, я не жалею об этом
    Почитательница балета Клара Сент пришла провожать Нуреева в аэропорт, подошла попрощаться, обняла и прошептала на ухо: «Ты должен подойти к тем двум полицейским и сказать - я хочу остаться во Франции». В 1961 году, чтобы остаться на Западе, не надо было доказывать, что ты подвергаешься гонениям в СССР, - надо было просто кинуться в объятия слуг закона. Под стражей его отвели в специальную комнату, откуда было два выхода: к трапу советского самолёта и во французскую полицию. Наедине он должен был принять решение. Потом он подписал бумагу, где просил предоставить ему политическое убежище во Франции. Когда о случившемся узнали журналисты,они буквально зашлись в восторге! Газеты и журналы по всему миру трубили об артисте русского балета, который вырвался из рук КГБ на свободу. Лучшей рекламы для неизвестного танцовщика и придумать было трудно
    Сразу после его бегства прошло открытое собрание труппы Кировского театра, где артисты вынуждены были единогласно заклеймить его как «невозвращенца». А в январе 1962 года состоялся официальный суд над Рудольфом Нуреевым, на котором его приговорили как предателя Родины к семи годам исправительно-трудовых работ с отбыванием срока в колонии строгого режима заочно. Этот приговор официально так никогда и не был с Нуреева снят
    Надо было начинать новую жизнь. Когда он решил остаться, в его кармане было всего 36 франкoв. Вначале Рудольфа поместили в доме напротив Люксембургского сада, в одной русской семье. Друзья навещали его. В течение недели, он был принят в Гранд Балет Маркиза де Кюве (Grand Ballet du Marquis de Cuevas). Режим дня был расписан строго по минутам, опасались акций со стороны советских спецслужб : класс, репетиции, ленч в соседнем ресторанчике и дом. На деле «мир свободы» оказался удивительно сложен. Здесь царили посредственность и дурной вкус, хороших танцовщиков было мало. Через полгода Нуреев съездил в Нью-Йорк к хореографу Джоржу Баланчину. B феврале 1962-го подписал контракт с Лондонским королевским балетом, что само по себе было фактом беспрецедентным: в королевский балет не брали людей без британского подданства, но для Нуреева сделали исключение. В Англии Нуреев дебютировал 2 ноября 1961 года в благотворительном концерте, а в феврале 1962-го выступил в лондонском Королевском балете «Ковент-Гар» в спектакле «Жизель» и быстро стал мировой знаменитостью. Получил австрийское гражданство.
    Более пятнадцати лет Нуреев был звездой лондонского Королевского балета и являлся постоянным партнёром английской балерины Марго Фонтейн. Нурееву и Фонтейн принадлежит занесённый в Книгу Гиннесса рекорд по количеству вызовов на поклон - после спектакля «Лебединое озеро» в Венской государственной опере в 1964 году занавес поднимался больше восьмидесяти раз! Многие журналисты писали, что их связывала платоническая любовь. Согласно одному из западных изданий, Фонтейн родила дочь от Нуреева, но девочка вскоре умерла. Так ли это, неизвестно. Однако очевидцы вспоминают страстные взгляды, которые Марго посылала Рудольфу.
    У Нуреева были романы с легендарным солистом группы «Qween» Фредди Меркьюри, с Элтоном Джоном; и по слухам даже с незабываемым Жаном Маре. Но самой большой его любовью был датский танцор Эрик Брун (1928—1986). Брун и Нуреев стали парой и сохраняли близкие отношения в течение 25 лет, до самой смерти Бруна в 1986 году
    Нуреев жил в бешеном ритме; не чувствовал усталости. Днём спектакль в Париже, наутро - репетиция в Лондоне, через день - представление в Монреале, через пару дней - гастроли в Токио. Оттуда - в Буэнос-Айрес, затем турне по Австралии, прерванное телевизионной съемкой в Нью-Йорке. Спал по 4-5 часов где придётся: в машине, в самолёте. Он был уверен, что силы безграничны и не хотел упускать ни одного контракта, ни одной восторженной овации. Cвоё тело он использовал, как гоночный автомобиль, который требовал эксклюзивного ухода. С ежедневной тренировки неизменно начинался его рабочий день. «У тела плохая память», - говорил он. В 1975 году число выступлений достигло трёхсот.
    Путешествуя по свету, Нуреев испытывал влияние самых разных балетных школ - датской, американской, английской, - оставаясь при этом верным русской классической школе. В этом и была суть «стиля Нуреева». За время своей карьеры он перетанцевал, пожалуй, все главные мужские партии. Он никогда не страдал от ностальгии. Своему парижскому другу, посетовавшему, что он тоскует на чужбине без родных и друзей, он отрезал: «Не приписывай мне свои мысли. Я совершенно счастлив здесь, я не скучаю ни за кем и ни за чем. Жизнь дала мне всё, что я хотел, все шансы». За выступления мастер запрашивал баснословные гонорары и при этом никогда не носил карманных денег: везде, и в ресторанах и в магазинах за него платили друзья. При этом Нуреев мог спускать десятки тысяч долларов на покупку сомнительных предметов искусства и антиквариат. Друзья разводили руками, полагая, что это компенсация за голодное уфимское детство.
    Отдельной страстью были дома и квартиры: ему принадлежали особняки по всему миру - вилла вблизи Монако, викторианский дом в Лондоне, квартира в Париже, квартира в Нью-Йорке, ферма в штате Вирджиния, вилла на острове Сен-Барт в Карибском бассейне, собственность на острове Ли Галли рядом с Неаполем, у Нуреева был даже свой собственный остров в Средиземном море. Самая сногсшибательная покупка в виде двух островов в Средиземном море обошлась ему в 40 миллионов долларов. Состояние Нуреева оценивалось в 80 млн. дол.
    С 1983 по 1989 год Нуреев являлся директором балетной труппы парижской Гранд-опера. Не раз выступал на одной сцене с Ивет Шовире. Одно из его главных достижений в этот период — «открытие» Сильви Гиллем. Участвовал в классических и современных постановках, много снимался в кино и на телевидении, ставил классические балеты. В 1976 году был создан комитет, состоящий из известных деятелей культуры, который собрал более десяти тысяч подписей под просьбой дать матери Рудольфа Нуреева разрешение на выезд из СССР. Сорок два сенатора Соединенных Штатов Америки обращались лично к руководителям страны, за Нуреева ходатайствовала ООН, но всё оказалось бесполезным.
    Только в 1987 году ему разрешили ненадолго приехать в Уфу для того, чтобы проститься с умирающей матерью, которая к тому времени уже мало кого узнавала.
    «Я не знаю, что я чувствовал тогда. Я чувствовал, что в России холодно. Физически и психически. Я отсутствовал 29 лет. Я стал иностранцем с холодной душой и разочарованный. Через несколько дней после нашего свидания мать умерла, и с ней умер и мой последний контакт с моей родиной»,- сказал Рудольф Нуреев.
    Судьба, слишком, много отдавала ему не требуя ничего взамен. Но пришло время, и Рудольфу пришлось заплатить по счетам страшную цену. Болезнь была обнаружена у великого танцора в конце 1984 года. Нуреев сам пришёл на приём к молодому парижскому врачу Мишелю Канези, с которым он познакомился за год до этого на Лондонском фестивале балета. Нуреева обследовали в одной из престижных клиник и поставили убийственный диагноз - СПИД (он уже развивался в организме больного в течение последних 4 лет).
    B 1990 году он посетил Россию, чтобы попрощаться с Мариинским театром , где когда-то начал свою карьеру. А в 1991 году, совсем обессиленный, Нуреев даже решил сменить профессию - решил пробовать себя как дирижёр и успешно выступил в этом качестве во многих странах. Весной 1992 года по приглашению директора Татарского оперного театра Рауфаля Мухаметзянова Рудольф Нуреев посетил Казань и подписал с дирекцией театра трудовое соглашение о сотрудничестве на казанском балетном фестивале. С 1992 года его болезнь перешла в последнюю стадию. «Я ведь понимаю, что старею, от этого никуда не уйдешь. Я всё время об этом думаю, я слышу, как часы отстукивают моё время на сцене, и я часто говорю себе: тебе осталось совсем немного…»,- говорил артист.
    Нуреев торопился - он очень хотел завершить постановку спектакля «Боядерка». И судьба дала ему этот шанс. 8 октября 1992 года, после премьеры, Нуреев полулежа в кресле, получил на сцене высшую награду Франции в области культуры, звание кавалера ордена почетного легиона. Зал аплодировал стоя. Нуреев подняться со своего кресла не мог. На какое-то время артисту стало легче, но вскоре он ляжет в больницу и уже больше не выйдет оттуда. Нуреев скончался от осложнений СПИДа 6 января 1993 года, ему было пятьдесят четыре года. С ним в палате были сиделка и сестра Роза, которой было суждено присутствовать при рождении и смерти своего брата
    Во время гражданской панихиды в здании Гранд-опера играли Баха, Чайковского, артисты читали на пяти языках Пушкина, Байрона, Гете, Рембо, Микеланджело- такова была его предсмертная воля. Панихиду устроили и по мусульманскому, и по православному обряду. Нуреев лежал в гробу в строгом чёрном костюме и в чалме.
    Похоронен на русском кладбище Сент-Женевьев де Буа под Парижем.

    **В Казани на сцене Татарского театра оперы и балета имени Мусы Джалиля ежегодно в конце весны проводится Международный фестиваль классического балета имени Рудольфа Нуриева, названный так с личного согласия танцовщика, посетившего Казань в 1992 году.
    **В Уфе имя Рудольфа Нуреева носят Башкирский хореографический колледж и Международный фестиваль балетного искусства, проходящий ежегодно с 1993 года на сцене Башкирского театра оперы и балета, а также одна из улиц города. В Башкирском театре оперы и балета действует музей Р. Нуреева. Также в честь танцовщика в городе установлены мемориальная доска и барельеф.
    **В 2001 году мемориальная доска в честь Рудольфа Нуреева была установлена в Иркутске.

  • 24 янв 2018 14:38

    КОФЕЙНЫЕ ИСТОРИИ:---
    Кульчицкий в своей кофейне «Дом под синей флягой». Рисунок начала XX века.
    Кофе подают в дорогих ресторанах и в демократичных закусочных, пьют из изящных фарфоровых чашек и из удобных одноразовых стаканчиков. Миллионы землян начинают с него свой день. Страстными кофеманами были Вольтер и Паганини, Теодор Рузвельт и Софи Лорен. Нет, казалось бы, ничего привычнее, чем этот бодрящий напиток, но история его шествия по планете полна удивительных эпизодов, волнующих и забавных.
    Услада для гурмана или кара для чревоугодника?
    На рубеже XVI–XVII столетий кофе, с которым незадолго до этого познакомились в Италии, едва не был запрещен Ватиканом. Священники называли кофе богопротивным зельем, дьявольским варевом. Некоторые из них полагали, что любителями этого напитка следовало бы заинтересоваться инквизиции. Но один из советников папы римского Климента VIII убедил его, прежде чем выносить приговор, попробовать кофе. И папа счел его вполне подходящим для христиан.
    Правда, что именно он при этом сказал своим кардиналам, доподлинно не известно. По одной версии, Климент VIII пришел в восторг от вкуса и аромата кофе. По другой — решил, что столь горькая жидкость не искусит ни одного чревоугодника и, напротив, даже может служить средством изнурения плоти.
    Леди и джентльмены: дуэль на печатных станках
    В Великобритании первая кофейня открылась в 1652 году, а к 1675-му их было уже около трех тысяч. Уютные заведения, стремительно вошедшие в моду, стали местом отдыха и клубами по интересам для образованных лондонцев и жителей других крупных городов. Здесь обсуждали свежие сплетни, беседовали о науке и литературе, заключали торговые сделки.
    Дамам, которых в кофейни не допускали, совсем не нравилось, что их мужья пропадают там долгими вечерами. В 1674 году в одной из столичных типографий была напечатана «Петиция женщин против кофе», быстро разошедшаяся по Лондону. В ней эмоционально утверждалось, что кофе превращает мужчин в евнухов, «столь же бесплодных, как и пустыня, где, как говорят, произрастают эти ягоды». Мужчины откликнулись «Ответом на петицию женщин», где попытались отстоять «безвредный и целебный напиток», ниспосланный «всемилостивым Творцом» для бодрости и веселья.
    Не исключено, что и петиция, и ответ на нее на самом деле были сочинениями какого-нибудь шутника или компании шутников — возможно даже, завсегдатаев кофеен. Но забавный диалог переполнил чашу терпения его величества Карла II, и без того считавшего кофейни рассадником вольнодумства. В 1675 году вышла «Прокламация о запрещении кофеен». Однако запрет действовал чуть более двух недель — под натиском возмущенных лондонцев король уступил, и заведения открылись вновь.
    В Вене, столице Австрии, и в украинском городе Львове есть памятники Юрию Францу Кульчицкому — православному шляхтичу, запорожскому казаку, австрийскому дипломату и переводчику. Человеку, который, как долго считалось, привил венцам любовь к кофе. На обоих памятниках лихой казак изображен с изящным кофейником. Венская скульптура находится на улице, названной в честь Кульчицкого, на углу дома, где когда-то располагалась его легендарная кофейня.
    В 1683 году Кульчицкий спас Вену, осажденную турецкими войсками. Он вызвался доставить дружественным монархам послания с просьбой о помощи, когда горожане уже изнемогали от голода и болезней и австрийские власти были готовы сдать столицу. Кульчицкий в совершенстве владел турецким, как и несколькими другими языками. И поэтому он вместе со своим слугой сумел пройти через позиции неприятеля, не вызвав подозрений. Лазутчики облачились в такую одежду, какую обычно носили турки, и бодро горланили турецкие песни.
    Подмога подоспела вовремя. После решающей Венской битвы Кульчицкий получил в награду особняк, внушительную денежную сумму, освобождение от налогов — и замеченные им среди трофеев триста мешков кофейных зерен. Все это позволило ему открыть в Вене кофейню «Дом под синей флягой». Посетителей Кульчицкий обслуживал сам. Поначалу их было немного — и предприимчивый коммерсант рекламировал свое заведение, в турецких одеждах разгуливая по улицам с подносом и угощая прохожих кофе, разлитым в кувшинчики. Со временем Кульчицкого избрали главой столичного цеха торговцев кофе.
    Ему приписывается авторство рецептов круассанов и знаменитого «кофе по-венски»: якобы именно он догадался сдабривать горький напиток молоком и медом или сахаром. Некоторые современные историки полагают, что первую кофейню в Вене открыл вовсе не Кульчицкий, и сомневаются, занимался ли он этим промыслом вообще. Но даже если все это и легенда, она так красива, что отказаться от нее было бы жаль.
    Ему приписывается авторство рецептов круассанов и знаменитого «кофе по-венски»: якобы именно он догадался сдабривать горький напиток молоком и медом или сахаром. Некоторые современные историки полагают, что первую кофейню в Вене открыл вовсе не Кульчицкий, и сомневаются, занимался ли он этим промыслом вообще. Но даже если все это и легенда, она так красива, что отказаться от нее было бы жаль.
    С кофейным деревцем через океан
    Большой вклад в распространение кофе в Новом Свете внес в 1720-х годах молодой французский моряк, капитан Габриэль де Кльё. Захотев выращивать кофейные деревья в собственном имении на острове Мартиника, он добыл несколько саженцев из парижского Ботанического сада.
    Путь через Атлантический океан был труден. Судно, на котором де Кльё вез в стеклянном ящике крохотное кофейное деревце, сперва чуть не стало жертвой корсаров, затем угодило в бурю. Истощились запасы питьевой воды, и почти всю свою ежедневную порцию Габриэль отдавал растению. Вдобавок драгоценный груз приходилось неусыпно охранять от охотившегося за ним завистника, на что де Кльё сетовал в мемуарах.
    Однако деревце благополучно добралось до Мартиники. В 1726 году моряк-садовод собрал первый урожай. Позднее он основал кофейные плантации на Ямайке и Кубе, на островах Гаити, Пуэрто-Рико и Тринидад, тем самым обеспечив неплохой доход и себе, и родной Франции.
    Как кофе стал национальным напитком США
    16 декабря 1773 года в Бостонской гавани несколько десятков белых жителей британской колонии нарядились индейцами, пробрались на три судна Ост-Индской компании, и сбросили в воду больше трехсот ящиков с чаем. Этот инцидент, вошедший в историю как «Бостонское чаепитие», стал ответом на притеснения колонистов империей.
    Еще три года оставалось до того, как Соединенные Штаты Америки окончательно заявят о своей независимости от Британии, но Бостонское чаепитие стало важным шагом в развитии самосознания рождающейся нации. И чай американцам было пить уже не с руки — не только по политическим и экономическим причинам, но и оттого, что этот напиток олицетворял традиции Британской Америки. Достойной заменой чаю стал кофе, на который и перешли колонисты практически поголовно. В 1774 году на первом Континентальном конгрессе кофе был провозглашен национальным напитком Соединенных Штатов.
    Сравнимый по масштабам «кофейный бум» США пережили почти через два столетия, в 1920-х годах, когда был введен сухой закон. Добропорядочные американцы вместо алкогольных коктейлей потчевали гостей кофе, в то время как «непорядочные» потягивали виски, купленный у бутлегеров.

  • 24 янв 2018 11:46

    .Дорогой Серж ! Вы писали Наде , но так как ваш пост появился на главной кухне Етивинет , то я его съел , за что Вас благодарю
    Серж , я лично потерял своих товарищей в Афгане ----они были пилотами на истребителе -АЛЕКСАНДР ДООС И АЛЕКСАНДР МИКЛЯЕВ ( может кто знает или помнит )
    Их подвиг был записан в Книге геройств советских потерь в Афгане
    ... Теряли мы друзей на войне в мирное время ------меня взяли в Ханабад резервником на радиопередающепринимающей радиостанции и на факсе
    Примите мои искренние соболезнования , Серж
    С Уважением ....

  • 24 янв 2018 11:16

    Серж,примите мои соболезнования.Терять близких-всегда боль.Не так давно в Москве умерла одна моя подруга,замечательная,красивая женщина.В детстве её уронила мать,и потом начал рости горб.В течении многих лет,периодически ей делали опекрации,и на 17 той невыдержало сердце...Жинь не вечна на знмле,и у каждого свой срок...
    А это оптимистическая история-На днях я была в очередной раз в глазнй клинке,и медсестра,вдруг ,поведала нам с сыном очень трогательную историю.Её сестра 20 лет тому назад усыновила мальчика из России.Его имя Владимир.Когда он прилетелв Монреальский аэропорт Мирабель,держал в ручках плюшевого медведя и всё повторял:-"Мишка,мишка..".Они англофоны-ортодоксы и крестили его в церкви,а медсестра стала его крёстной.Дали ему второе имя Николай.Когда ему было 10 лет,родители сказали,что он их приёмный сын.Мальчик раплакался и сказал,что теперь он их любит ещё сильнее.Сейчас ему 22 года,он счастлив и успешный компьютерный инженер. И что важно,эта медсестра всегда очень строга,холдна и само воплощение медицинского долга.С командным громким голосом.Но когда она начала рассказывать о своём креснике,лицо её преобразилось,стало добрым,глаза заискрились, и голос изменился,стал тише,мягче...Это говорит о том,что почти в кажном человеке есть двойник.Тот,который виден всем из-за обстоятельств,в которых находится человек,и тот,который ближе к самой сути человека.Он чаще всего скрыт в глубине.А какой виден,тёмный или светлый,или не виден,это уже сам человек решает.У некоторых людей получается хорошо скрывать главную суть.Вот такая история,которая меня зацепила,и я решила поделиться ей с вами.
    А помещаю разные статьи,которые нахожу, и думаю они интересны не только мне.Наверняка лучще прочитать статью и узнать что-то новое,чем *пробираться*через множественные споры,переходящие в агрессивные выяснения несуществующих отношений.-А что интересно-это каждый решает сам.

  • 23 янв 2018 23:35

    Надюша! Почему о жизненых историях о "великих" и в прошедшем времени? А мы? У нас тоже есть боль и страдания. недавно ( узнал после похорон) друг погиб в ДТП в Барнауле. Такой был человечище! Пулеметчик в моем взводе,ну и просто добря..Учил и меня играть ,правда на одной струне: В Траве сидел кузнечик.... всплакнулось...

  • 23 янв 2018 10:52

    ИСТОРИЯ НОЕВА КОВЧЕГА...
    Библейский ковчег веками привлекал внимание археологов,но недавнее открытие может перевернуть наши представления о нем.Ирвинг Финкель,сотрудник Британского музея,рассказал корреспонденту Джейсону Гудьеру о своей выдающейся находке.Даже те,кто не ходил в воскресную школу,знают,как выглядел Ноев ковчег.Новый голливудский фильм«Ной»еще больше укрепляет привычные представления.Вы считали, что ковчег-это длинный деревянный корабль с заостренным носом и большим домом на палубе?Ничего подобного.По крайней мере,так утверждает в своей книге«Ковчег до Ноя»Ирвинг Финкель,специалист по истории Ближнего Востока из Британского музея. Переведя древнюю версию истории о Всемирном потопе,найденную на глиняной клинописной табличке,Финкель обнаружил инструкцию,как построить ковчег.Открытие само по себе выдающееся,но особенно интересно,что описанный в тексте корабль-круглый.
    Все знают историю о потопе,Ное и животных,но ведь эта табличка старше Библии?
    Как известно,в Вавилоне была своя версия мифа о потопе.Ее обнаружили на глиняных табличках еще в 1872 году здесь же,в Британском музее.В свое время это произвело настоящий фурор среди христианских и иудейских богословов,изучавших Библию. Параллели между новой находкой и библейским текстом были настолько очевидны,что трудно усомниться в их связи.С тех пор было найдено еще множество табличек разных периодов.Некоторые дошли до нас целиком, от других остались только фрагменты.И наконец,наша последняя табличка,одна из древнейших:она написана около 1750 года до н. э.
    Чем же еще,помимо возраста, примечательна эта табличка?
    Из нее следует,что вавилоняне представляли себе ковчег как коракл-круглую и легкую плетеную плоскодонную лодку.Это оказалось полной неожиданностью,ведь,по библейскому описанию Ноев ковчег-нечто вроде длинного корабля.Такое представление прочно укоренилось в нашем сознании,и внезапное появление этой лодки в тексте поначалу шокирует.Дешифруя слова на табличке,вы попросту сбиваетесь с толку и думаете:«Что же это за чертовщина?»
    Кораклы были распространены в то время,когда написана табличка?
    В Ираке строили кораклы с древнейших времен до самой середины XIX века.На фотографиях 1920-х годов они во множестве видны у речных берегов.Их использовали как такси.Чтобы перебраться через реку с двумя дочерьми и парой коз,достаточно было нанять паромщика на коракле.Коракл хорош тем,что он легкий,плавучий и полностью водонепроницаемый,то есть,по сути,непотопляемый.Именно такие качества требовались Ноеву ковчегу.
    Он должен быть плавучим,но ему не требуется никуда плыть,в отличие от целенаправленно движущегося корабля с носом и кормой.Ковчегу нужно просто держаться на плаву,как пробка,пока вода не спадет.Но что совсем уж неожиданно-в табличке описано,как он был построен,указаны все размеры,даже количество битума и канатов.И приведенные цифры,конечно,слишком велики для коракла,но при этом очень точны.
    Получается,табличка-это набор инструкций?Или всё же описание действительно случившегося события?
    Что ж,хороший вопрос.Ответ не вполне однозначен.Как мне представляется,история о потопе имеет реальные основания,ведь Ирак расположен вдоль больших рек и часто подвергается наводнениям.Тому есть много исторических свидетельств.Я думаю, всё началось с того,что на территорию Ирака,или Месопотамии,когда-то в далеком прошлом обрушилось цунами.Возможно,сразу много деревень смыло прямо в залив,и это событие навсегда осталось в памяти народа.
    Затем история постепенно обросла мифом.И думаю,что все эти технические детали-вовсе не инструкция для тех,кто собирается построить себе ковчег.Насколько я понимаю,странствующие рассказчики издавна передавали из уст в уста повествование о потопах-о гневе богов,о спасении в последний момент,о самом наводнении и последующем заселении мира.Это классическая,главная тема их мифологии,и,судя по клинописным табличкам,она сформировалась еще до появления письменности.
    Так зачем же нужна такая детальная информация?
    Наша захватывающая повесть выстроена вокруг божественного вмешательства и корабля,но надо помнить,что ее аудитория состояла в основном из лодочников, рыбаков и строителей кораклов.Представьте:вся деревня собралась и зачарованно следит за этой драмой в духе фильмов с Брюсом Уиллисом,и тут рассказчик,изображая бога, громогласно произносит:«Ты должен построить лодку!»И если он просто скажет: «Самую большую лодку в мире»,слушатели обязательно спросят:«Ну и как же она выглядела?»Как только возникают все эти вопросы:а какая именно лодка?а насколько большая?-ни заинтересованной аудитории,ни рассказчику уже никуда от них не деться.
    Со временем любопытство должно было только нарастать,а разрешилось оно,как мне кажется,очень просто.Какой-нибудь школьный преподаватель,готовивший профессиональных писцов,учил детей практическим вычислениям в духе «сколько кирпичей потребуется для стены».И однажды он предложил ученикам задачу:«Как известно,ковчег-это круглый коракл.Предположим,что его площадь-3600 м2,а высота стен-6 м.Сколько канатов понадобится для постройки,если их диаметр-один дюйм?» Именно такого рода задачи мы находим на математических табличках;будущие писцы должны были в совершенстве уметь их решать.Коракл по форме напоминает пончик,и если знать высоту стен и толщину каната,по чертежу можно рассчитать необходимую длину канатов.
    Заметим,что на табличке,найденной в 1872 году,записана гораздо более длинная версия мифа,при этом детальная информация о материалах для ковчега сведена к минимуму.Но я уверен, что изначальный вариант уделял намного больше внимания подготовке к потопу и постройке ковчега,потому что слушатели сами изготавливали кораклы и считали все технические подробности важными и занимательными.Со временем миф попал в более урбанизированную среду,и конечно,в столице Ассирийской империи никого не интересовали такие детали,поэтому они постепенно исчезли из рассказов.
    Мог ли такой суперкорабль выдержать семью и несколько животных?
    Я нашел фотографию коракла с тридцатью человеками на борту,так что это возможно. Сейчас как раз снимают документальный фильм о специалистах по древнему судостроению,которые пытаются точно воспроизвести ковчег по описанию.Они наняли рабочих,подготовили материалы и рассчитали размеры,прочность и грузоподъемность с помощью компьютерных моделей.И вскоре пришли к выводу,что невозможно построить коракл такого размера,как указано в табличке,-с половину футбольного поля.При таких гигантских масштабах его конструкция просто не выдержала бы нагрузок.Поэтому пришлось уменьшить ковчег настолько,чтобы при использовании традиционных методов постройки он всё же получился достаточно прочным.В результате он оказался в 2-3 раза меньше.
    То есть,скорее всего,вавилоняне никогда не пытались построить такой корабль?
    Не думаю,что в древности кто-нибудь пытался построить коракл такого размера.Люди принимали саму мифологическую тему ковчега, не особо задумываясь над ней. Конечно,они проводили всю жизнь рядом с лодками и потому интересовались деталями.Именно в повествовании появилось столько подробностей,но я не думаю,что слушателям когда-либо приходила в голову мысль воссоздать ковчег.Главное,чтобы сама концепция их устраивала.
    Есть ли вероятность,что Ной или другой подобный персонаж действительно существовал?
    Согласно Библии,весь мир безнадежно погряз в пороке и только Ной мог спасти его.В вавилонском мифе потоп случился не потому, что люди были грешны.Они, скорее, просто много шумели и очень надоели богам своей вечной суетой.Это два совершенно разных мира,и психологически,и поэтически.
    Представлять Ноя как мужика в сандалиях,с бородой и моряцкой походкой или считать эту историю символическим изображением бренности человечества перед лицом Бога-дело вкуса.Вся история о том, как силы природы и божья воля могут уничтожить весь мир,и о том,что иногда достаточно единственного человека,чтобы отвратить гнев Бога. Это важнейшая религиозная и философская идея,и для нее абсолютно несущественно, был ли на самом деле Ной или кто-то похожий на него тысячей лет раньше.Для меня гораздо важнее мощь этой истории:она оказывает незабываемое воздействие на читателя-и в древней Вавилонии,и в Библии,где обретает совершенно новый смысл.

  • 22 янв 2018 12:36

    Проклятье "МАСТЕРА и МАРГАРИТЫ"
    Во время постановок спектаклей или фильмов по этому произведению происходят различные странности и неприятности, мистика пронизывает все, что связано с миром "Мастера и Маргариты". Когда Владимир Бортко ставил свой фильм "Мастер и Маргарита", то Олег Янковский, приглашенный на роль профессора черной магии Воланда, отказался от предложения, сказав: "Я считаю, что дьявола, как и Господа Бога, играть нельзя". Фильм Бортко вышел на экраны не так уж давно — в 2005 году, однако, из тех актеров, кто все-таки решился сняться в этой картине, уже нет в живых 18 человек! Является ли это случайным совпадением, или за игры с нечистой силой необходимо платить ценою жизни?
    Первой жертвой «проклятия» 2 октября 2005 года стал актер Александр Чабан, сыгравший следователя, который вел розыск Воланда. Пропал незадолго до премьеры. Найден мертвым в своей квартире. Обстоятельства смерти неизвестны. Ему было 47 лет.
    "Следователь ушел от Иванушки, получив весьма важный материал. Идя по нитке событий с конца к началу, наконец удалось добраться до того истока, от которого пошли все события. Следователь не сомневался в том, что эти события начались с убийства на Патриарших. Конечно, ни Иванушка, ни этот клетчатый не толкали под трамвай несчастного председателя МАССОЛИТа, физически, так сказать, его падению под колеса не способствовал никто. Но следователь был уверен в том, что Берлиоз бросился под трамвай (или свалился под него), будучи загипнотизированным".
    28 сентября 2006 года умер актер Павел Комаров, сыгравший вора на пристани. Это он украл одежду купавшегося поэта Ивана Бездомного. Комаров был ведущим актером Царицынского ТЮЗа, основал музыкальную группу «Группа риска».
    "Сняв с себя одежду, Иван поручил ее какому-то приятному бородачу, курящему самокрутку возле рваной белой толстовки и расшнурованных стоптанных ботинок. Помахав руками, чтобы остыть, Иван ласточкой кинулся в воду. Дух перехватило у него, до того была холодна вода, и мелькнула даже мысль, что не удастся, пожалуй, выскочить на поверхность. Однако выскочить удалось, и, отдуваясь и фыркая, с круглыми от ужаса глазами, Иван Николаевич начал плавать в пахнущей нефтью черной воде меж изломанных зигзагов береговых фонарей. Когда мокрый Иван приплясал по ступеням к тому месту, где осталось под охраной бородача его платье, выяснилось, что похищено не только второе, но и первый, то есть сам бородач. Точно на том месте, где была груда платья, остались полосатые кальсоны, рваная толстовка, свеча, иконка и коробка спичек. Погрозив в бессильной злобе кому-то вдаль кулаком, Иван облачился в то, что было оставлено".
    27 декабря 2006 года скончался 67-летний Станислав Ландграф, сыгравший критика Латунского.
    "– Латунский! – завизжала Маргарита. – Латунский! Да ведь это же он! Это он погубил мастера.
    Швейцар у дверей, выкатив глаза и даже подпрыгивая от удивления, глядел на черную доску, стараясь понять такое чудо: почему это завизжал внезапно список жильцов. А Маргарита в это время уже поднималась стремительно вверх по лестнице, повторяя в каком-то упоении:
    – Латунский – восемьдесят четыре! Латунский – восемьдесят четыре…
    Вот налево – 82, направо – 83, еще выше, налево – 84. Вот и карточка – «О. Латунский».
    Маргарита соскочила со щетки, и разгоряченные ее подошвы приятно охладила каменная площадка. Маргарита позвонила раз, другой. Но никто не открывал. Маргарита стала сильнее жать кнопку и сама слышала трезвон, который поднялся в квартире Латунского. Да, по гроб жизни должен быть благодарен покойному Берлиозу обитатель квартиры № 84 в восьмом этаже за то, что председатель МАССОЛИТа попал под трамвай, и за то, что траурное заседание назначили как раз на этот вечер. Под счастливой звездой родился критик Латунский. Она спасла его от встречи с Маргаритой, ставшей ведьмой в эту пятницу!"
    27 апреля 2007 года умер народный артист СССР Кирилл Лавров, сыгравший Понтия Пилата.
    "Этот герой ушел в бездну, ушел безвозвратно, прощенный в ночь на воскресенье сын короля-звездочета, жестокий пятый прокуратор Иудеи, всадник Понтий Пилат".
    27 апреля 2007 года провалился под лед во время рыбалки и умер Евгений Меркурьев (счетовод). В сериале счетовод и Пилат не пересекались. Но из жизни Меркурьев и Лавров ушли в один день.
    3 января 2008 года в возрасте 54 лет от рака легких скончался Александр Абдулов (Коровьев).
    "Вряд ли теперь узнали бы Коровьева-Фагота, самозванного переводчика при таинственном и не нуждающемся ни в каких переводах консультанте, в том, кто теперь летел непосредственно рядом с Воландом по правую руку подруги мастера. На месте того, кто в драной цирковой одежде покинул Воробьевы горы под именем Коровьева-Фагота, теперь скакал, тихо звеня золотою цепью повода, темно-фиолетовый рыцарь с мрачнейшим и никогда не улыбающимся лицом. Он уперся подбородком в грудь, он не глядел на луну, он не интересовался землею под собою, он думал о чем-то своем, летя рядом с Воландом".
    7 апреля 2008 года умер Андрей Толубеев, который озвучивал Алоизия Могарыча. Как и старшего товарища по питерскому театру БДТ Кирилла Лаврова, Толубеева свела в могилу онкология. Диагноз: рак поджелудочной железы.
    25 января 2009 года ушел из жизни актер Юрий Оськин (швейцар Николай).
    "Ополоумевший швейцар услыхал с веранды уханье, бой посуды и женские крики.
    – Ну что с тобой сделать за это? – спросил флибустьер.
    Кожа на лице швейцара приняла тифозный оттенок, а глаза помертвели. Ему померещилось, что черные волосы, теперь причесанные на пробор, покрылись огненным шелком. Исчезли пластрон и фрак, и за ременным поясом возникла ручка пистолета. Швейцар представил себя повешенным на фор-марса-рее. Своими глазами увидел он свой собственный высунутый язык и безжизненную голову, упавшую на плечо, и даже услыхал плеск волны за бортом. Колени швейцара подогнулись. Но тут флибустьер сжалился над ним и погасил свой острый взор.
    – Смотри, Николай! Это в последний раз. Нам таких швейцаров в ресторане и даром не надо. Ты в церковь сторожем поступи. – Проговорив это, командир скомандовал точно, ясно, быстро: – Пантелея из буфетной. Милиционера. Протокол. Машину. В психиатрическую. – И добавил: – Свисти!"
    23 декабря 2009 года скончалась Галина Баркова, сыгравшая продавщицу фруктов.
    25 февраля 2010 года был найден мёртвым в собственной квартире исполнитель роли Ивана Бездомного заслуженный артист России Владислав Галкин. Ему было всего 38 лет.
    "Тогда лунный путь вскипает, из него начинает хлестать лунная река и разливается во все стороны. Луна властвует и играет, луна танцует и шалит. Тогда в потоке складывается непомерной красоты женщина и выводит к Ивану за руку пугливо озирающегося обросшего бородой человека. Иван Николаевич сразу узнает его. Это – номер сто восемнадцатый, его ночной гость. Иван Николаевич во сне протягивает к нему руки и жадно спрашивает:
    – Так, стало быть, этим и кончилось?
    – Этим и кончилось, мой ученик, – отвечает номер сто восемнадцатый, а женщина подходит к Ивану и говорит:
    – Конечно, этим. Все кончилось и все кончается… И я вас поцелую в лоб, и все у вас будет так, как надо.
    Она наклоняется к Ивану и целует его в лоб, и Иван тянется к ней и всматривается в ее глаза, но она отступает, отступает и уходит вместе со своим спутником к луне.
    Тогда луна начинает неистовствовать, она обрушивает потоки света прямо на Ивана, она разбрызгивает свет во все стороны, в комнате начинается лунное наводнение, свет качается, поднимается выше, затопляет постель. Вот тогда и спит Иван Николаевич со счастливым лицом".

    20 апреля 2010 года скончалась Валентина Егоренкова, сыгравшая медсестру в психбольнице.
    20 августа 2010 года умер Станислав Соколов — секретарь Понтия Пилата.
    "Секретарь вытаращил глаза на арестанта и не дописал слова.
    Пилат поднял мученические глаза на арестанта и увидел, что солнце уже довольно высоко стоит над гипподромом, что луч пробрался в колоннаду и подползает к стоптанным сандалиям Иешуа, что тот сторонится от солнца.
    Тут прокуратор поднялся с кресла, сжал голову руками, и на желтоватом его бритом лице выразился ужас. Но он тотчас же подавил его своею волею и вновь опустился в кресло.
    Арестант же тем временем продолжал свою речь, но секретарь ничего более не записывал, а только, вытянув шею, как гусь, старался не проронить ни одного слова.
    – Ну вот, все и кончилось, – говорил арестованный, благожелательно поглядывая на Пилата, – и я чрезвычайно этому рад. Я советовал бы тебе, игемон, оставить на время дворец и погулять пешком где-нибудь в окрестностях, ну хотя бы в садах на Елеонской горе. Гроза начнется, – арестант повернулся, прищурился на солнце, – позже, к вечеру. Прогулка принесла бы тебе большую пользу, а я с удовольствием сопровождал бы тебя. Мне пришли в голову кое-какие новые мысли, которые могли бы, полагаю, показаться тебе интересными, и я охотно поделился бы ими с тобой, тем более что ты производишь впечатление очень умного человека.
    Секретарь смертельно побледнел и уронил свиток на пол.
    – Беда в том, – продолжал никем не останавливаемый связанный, – что ты слишком замкнут и окончательно потерял веру в людей. Ведь нельзя же, согласись, поместить всю свою привязанность в собаку. Твоя жизнь скудна, игемон, – и тут говорящий позволил себе улыбнуться.
    Секретарь думал теперь только об одном, верить ли ему ушам своим или не верить. Приходилось верить. Тогда он постарался представить себе, в какую именно причудливую форму выльется гнев вспыльчивого прокуратора при этой неслыханной дерзости арестованного. И этого секретарь представить себе не мог, хотя и хорошо знал прокуратора.
    Тогда раздался сорванный, хрипловатый голос прокуратора, по-латыни сказавшего:
    – Развяжите ему руки".
    11 августа 2011 года трагически погиб в автокатастрофе Михаил Суров, снявшийся в эпизоде "Мастера и Маргариты" (нет в титрах).
    10 мая 2012 года, не дожив и до 30 лет, умер от лейкоза молодой актер Станислав Пряхин, сыгравший карманника (в титрах не указан)
    11 ноября 2012 года от рака легкого в возрасте 65 лет умер Илья Олейников, исполнитель роли финдиректора Варьете Римского.
    "Пропавшего Римского разыскали с изумляющей быстротой. Стоило только сопоставить поведение Тузабубен у таксомоторной стоянки возле кинематографа с некоторыми датами времени, вроде того, когда кончился сеанс и когда именно мог исчезнуть Римский, чтобы немедленно дать телеграмму в Ленинград. Через час пришел ответ (к вечеру пятницы), что Римский обнаружен в номере четыреста двенадцатом гостиницы «Астория», в четвертом этаже, рядом с номером, где остановился заведующий репертуаром одного из московских театров, гастролировавших в то время в Ленинграде, в том самом номере, где, как известно, серо-голубая мебель с золотом и прекрасное ванное отделение. Обнаруженный прячущимся в платяном шкафу четыреста двенадцатого номера «Астории» Римский был немедленно арестован и допрошен в Ленинграде же. После чего в Москву пришла телеграмма, извещающая о том, что финдиректор Варьете оказался в состоянии невменяемости, что на вопросы он путных ответов не дает или не желает давать и просит только об одном, чтобы его спрятали в бронированную камеру и приставили к нему вооруженную охрану. Из Москвы телеграммой было приказано Римского под охраной доставить в Москву, вследствие чего Римский в пятницу вечером и выехал под такой охраной с вечерним поездом".
    30 марта 2013 года от неоперабельной опухоли мозга скончался Валерий Золотухин (Никанор Иванович Босой).
    "Первый на ходу показал Никанору Ивановичу документик, а второй в эту же минуту оказался стоящим на табуретке в уборной, с рукою, засунутой в вентиляционный ход. В глазах у Никанора Ивановича потемнело, газету сняли, но в пачке оказались не рубли, а неизвестные деньги, не то синие, не то зеленые, и с изображением какого-то старика. Впрочем, все это Никанор Иванович разглядел неясно, перед глазами у него плавали какие-то пятна.
    – Доллары в вентиляции, – задумчиво сказал первый и спросил Никанора Ивановича мягко и вежливо: – Ваш пакетик?
    – Нет! – ответил Никанор Иванович страшным голосом, – подбросили враги!
    – Это бывает, – согласился тот, первый, и опять-таки мягко добавил: – Ну что же, надо остальные сдавать.
    – Нету у меня! Нету, богом клянусь, никогда в руках не держал! – отчаянно вскричал председатель.
    Он кинулся к комоду, с грохотом вытащил ящик, а из него портфель, бессвязно при этом выкрикивая:
    – Вот контракт… переводчик-гад подбросил… Коровьев… в пенсне!
    Он открыл портфель, глянул в него, сунул в него руку, посинел лицом и уронил портфель в борщ. В портфеле ничего не было: ни Степиного письма, ни контракта, ни иностранцева паспорта, ни денег, ни контрамарки. Словом, ничего, кроме складного метра.
    – Товариши! – неистово закричал председатель, – держите их! У нас в доме нечистая сила!
    И тут же неизвестно что померещилось Пелагее Антоновне, но только она, всплеснув руками, вскричала:
    – Покайся, Иваныч! Тебе скидка выйдет!
    С глазами, налитыми кровью, Никанор Иванович занес кулаки над головой жены, хрипя:
    – У, дура проклятая!
    Тут он ослабел и опустился на стул, очевидно, решив покориться неизбежному".
    5 апреля 2013 года, не дожив до 50-летия, скончался Дмитрий Поддубный — агент НКВД, в сериале расследовал пропажу людей из нехорошей квартиры. В реальности органы расследовали обстоятельства его смерти от закрытой черепно-мозговой травмы.
    В мае 2014 года ушел из жизни Станислав Фесюнов — швейцар магазина Торгсин.
    "Ловко извиваясь среди прохожих, гражданин открыл наружную дверь магазина. Но тут маленький, костлявый и крайне недоброжелательный швейцар преградил ему путь и раздраженно сказал:
    – С котами нельзя.
    – Я извиняюсь, – задребезжал длинный и приложил узловатую руку к уху, как тугоухий, – с котами, вы говорите? А где же вы видите кота?
    Швейцар выпучил глаза, и было отчего: никакого кота у ног гражданина уже не оказалось, а из-за плеча его вместо этого уже высовывался и порывался в магазин толстяк в рваной кепке, действительно, немного смахивающий рожей на кота. В руках у толстяка имелся примус.
    Эта парочка посетителей почему-то не понравилась швейцару-мизантропу.
    – У нас только на валюту, – прохрипел он, раздраженно глядя из-под лохматых, как бы молью изъеденных, сивых бровей.
    – Дорогой мой, – задребезжал длинный, сверкая глазом из разбитого пенсне, – а откуда вам известно, что у меня ее нет? Вы судите по костюму? Никогда не делайте этого, драгоценнейший страж! Вы можете ошибиться, и притом весьма крупно. Перечтите еще раз хотя бы историю знаменитого калифа Гарун-аль-Рашида. Но в данном случае, откидывая эту историю временно в сторону, я хочу сказать вам, что я нажалуюсь на вас заведующему и порасскажу ему о вас таких вещей, что не пришлось бы вам покинуть ваш пост между сверкающими зеркальными дверями.
    – У меня, может быть, полный примус валюты, – запальчиво встрял в разговор и котообразный толстяк, так и прущий в магазин. Сзади уже напирала и сердилась публика. С ненавистью и сомнением глядя на диковинную парочку, швейцар посторонился, и наши знакомые, Коровьев и Бегемот, очутились в магазине".

  • 21 янв 2018 09:46

    Давид Эйдельман. ДУХ ФАУСТА-----
    Два своеобразных юбилея одного образа — доктора Фауста. 510 лет с момента первого письменного упоминания о нем, еще живом и вполне реальном человеке, о котором ходило множество слухов, в переписке аббата Тритемия. И 430 лет со дня выхода первой книги об этом персонаже.
    Свидетельство Тритемия
    В 1507 году знаменитый мыслитель Ренессанса аббат монастыря Шпонгейм Иоганн Тритемий (1460–1516) отправил письмо математику и придворному астрологу курфюрста Пфальцского Иоганну Вирдунгу, в котором отвечал на вопросы о скандальном шарлатане, именуемом «доктором Фаустом», не жалея презрения и черных красок: «Имеющий дерзость называть себя главой некромантов, — бродяга, пустослов и мошенник. Его следовало бы высечь розгами, дабы впредь он не осмеливался публично учить нечестивым и враждебным святой церкви делам. Ибо о чем ином свидетельствуют звания, которые он себе присваивает, как не о невежестве и безумии его. Поистине они показывают, что он глупец, а не философ».
    Надгробие Тритемия работы Тильмана Рименшнейдера
    Столь негативный отзыв богослова, алхимика, криптографа и астролога Тритемия о Фаусте во многом диктуется отвращением к сомнительному конкуренту который «не по чину» удостоен признанием, вниманием и славой. Иоганн Тритемий, который внёс большой вклад в развитие сакрального знания и науки, искренне возмущен тем, что общественное внимание приковано к выскочке и пустозвону, а не к нему, который отличился открытиями во многих областях знаний.
    «Так, он придумал себе подходящее на его взгляд звание: «Магистр Георгий Сабелликус, Фауст младший, кладезь некромантии, астролог, преуспевающий маг, хиромант, аэромант, пиромант и преуспевающий гидромант». Посуди сам, сколь глуп и дерзок этот человек! Не безумие ли столь самонадеянно называть себя кладезем некромантии? Тому, кто ничего не смыслит в настоящих науках, более приличествовало бы именоваться невеждой, чем магистром. Ничтожество его мне давно известно».
    Тритемию очень хочется лично встретить его и в присутствии общественности разоблачить мошенника и вывести его на чистую воду. Он попытался: «Когда я несколько времени тому назад возвращался из Бранденбургской марки, я столкнулся с этим человеком близ города Гельнгаузена, и там, на постоялом дворе, мне много рассказывали о вздорных делах, совершенных им с превеликой дерзостью. Сам же он, прослышав о моем приезде, тотчас
    Времена были суровые. Тритемий наставлял учеников: «Мне остается дать вам лишь одно, последнее предостережение. Никогда не забывайте о нем. С простонародьем говорите только о простых вещах; все до единого тайны высшего порядка сохраняйте для своих друзей; волов кормите сеном, а попугая — сахаром. Постарайтесь понять, что я имею в виду, иначе волы растопчут вас, как это часто случается».
    «Полиграфия» (Polygraphia, 1518) — первый напечатанный труд по криптографии.
    Титемий учил приобщенных к тайному знанию скрывать его. А Фауст, с его точки зрения, хвастался тем, чего ведать не ведает или знает очень поверхностно.
    Маги и церковь
    Другая вещь, которая чрезвычайно бесит Тритемия, что за вольнодумие католические мракобесы преследуют именно его, зарекомендовавшего себя в качестве последовательного борца за чистоту христианских церковных идеалов. Травят его, который пишет хорошие богословские трактаты и занимается исключительно белой естественной магией. Гонят его, который радикально проводил разграничение между дьявольской магией, ниспровергающей душу в демоническую сферу, и божественной магией, которая возвышает душу человеческую над сферой, в которой пребывают демоны. Его, который выступает и против ведьм, и против контактов с демонами, который хочет превратить герметическое magnum miraculum («великое чудо») в «magnum miraculum Christianum» («Христианское великое чудо»). Его, а не этого явного черного мага, который «имеет дерзость называть себя главой некромантов», «публично учит нечестивым и враждебным святой церкви делам», похваляется своим демонизмом.
    Фауст к тому же богохульствует: «Он явился в Вюрцбург, где не менее самонадеянно говорил в большом собрании, что ничего достойного удивления в чудесах Христовых нет и, что он сам берется в любое время и сколько угодно раз совершить все то, что совершал Спаситель».
    За год до написания этого письма, Тритемия изгнали из монастыря, которым он руководил, лишив его драгоценной (самой богатой в Германии!) библиотеки рукописей, которую он собрал с огромным трудом.
    О преследованиях католической церковью доктора Фауста ничего не известно…
    В зеркале современников
    Никто из современников доктора Фауста, никто из великих умов, а он жил в эпоху титанов позднего Возрождения, не написал о нем ничего хорошего.
    Немецкий философ Конрад Муциан Руф (1470-1526) сообщает в письме ученому Генриху Урбану: «В Эрфурт прибыл некий хиромант по имени Георгий Фауст, гейдельбергский полубог, истинный хвастун и глупец. Искусство его, как и всех прочих прорицателей, дело пустое, и такая физиогномика легковеснее, чем мыльный пузырь. Невежды восторгаются им. Вот на кого следует обрушиться богословам вместо того, чтобы стараться уничтожить философа Рейхлина. Я сам слышал в харчевне его вздорные россказни, но не наказал его за дерзость, ибо, что мне за дело до чужого безумия!». Обратите внимание, тут тоже возмущение по поводу чрезмерного внимания. И тоже недовольство, что церковь преследует философов, вместо того, чтоб обрушиться на Фауста. Письма Руфа и Тритемия, которые как и большинство подобных посланий гуманистов того времени адресованы не только конкретным адресатам, а гораздо более широкому кругу людей, словно призывают церковные власти оставить в покое мнимых еретиков, но обрушиться на подлинно нечестивого грешника Фауста — врага веры и благочестия.
    Великий врач и алхимик, натурофилософ и астролог Агриппа Неттесгеймский пишет, что отец лжи, дьявол, внушает почитателям Фауста, которые платят за его услуги огромные деньги, веру в то, что этот чародей может предвидеть будущее, что от него не могут быть скрыты никакие тайные намерения, никакие помыслы, что он может вызывать духов, наколдовать неисчислимые количества войск, что ему открываются клады, что он может скреплять или разрушать узы брака и любви, лечить неисцелимые болезни и пр.
    В свидетельствах современных ему мудрецов гуманистов, которые смотрят на плута и хвастуна с нескрываемым безжалостным брезгливым презрением, чернокнижник Фауст предстает чем-то вроде современных «экстрасенсов», которые поражают нас своей амбициозностью и безграмотностью, обещая лекарства от всех болезней, предлагая зарядить водичку и наворожить успех.

    Но слава его, пусть и скандальная, распространялась. А про чудесные силы его твердили не писания ученых-гуманистов, а слухи, сплетни, городские толки…
    Украденные легенды
    Интересно, однако, что Фауст не только при жизни привлекал к себе больше внимания, чем другие, куда более достойные ученые мужи того времени, но символически обобрал многих из них посмертно.
    Например, о том же Тритемии ходила легенда, что в присутствии императора Максимилиана и придворных он вызвал духов Гектора, Ахилла (героев Гомера) и ветхозаветного Давида. Легенда гласит, что после смерти супруги Мария Бургундской, которая погибла в результате несчастного случая, император Максимилиан, прежде чем избрать себе новую супругу, советовался с Тритемием. И мудрый аббат предложил Максимилиану вызвать дух покойной императрицы, дабы та сама назначила свою преемницу. Мария явилась во всей своей красе. Побеседовав с ней, Максимилиан забыл об осторожности и вышел из магического круга, чтобы обнять любимую жену, — но тотчас же упал наземь, как громом пораженный, а призрак сию минуту исчез. Впрочем, до того Мария успела предсказать множество будущих событий и, в том числе, назвать новую императрицу — Бьянку Сфорца, дочь Галеаццо.
    Позже подобную историю с вызовом духов и выпадением из магического круга — рассказывали уже… о докторе Фаусте. Несмотря на то, что в первом письменном документе, посвященном персоне Фауста, Тритемий представил весьма нелестный его словесный портрет, именно Фауст, уже не как человек, а как миф, как вечный образ надел на себя легендарную славу Тритемия, добавив его к собственной скандальной и легендам, сорванным с других людей: как реальных, так и выдуманных.
    Народная книга
    430 лет назад во Франкфурте-на-Майне была впервые напечатана знаменитая «Народная книга о докторе Фаусте».
    Появилась она через сорок семь лет после смерти реального человека — Иоганна Георга Фауста, который оброс легендами ещё при жизни, поскольку сам этим легендам способствовал и сам о себе распускал слухи, что является чернокнижником и астрологом, может сотворить все чудеса Иисуса Христа или же «воссоздать из глубин своего подсознания все произведения Платона и Аристотеля, если бы они когда-нибудь погибли для человечества».
    Народная книга, созданная для осуждения доктора за его ужасные проделки, его прославила, сделало его ещё более привлекающим внимание. Фауст «Народной книги» обладает умом и знаниями, он пытлив и талантлив, он может себе позволить многое, чего бы хотел обыватель.
    И измывается он порой ровно над теми вещами, которые, с точки зрения обывателя-лютеранина, вполне достойны глумления и осмеяния.
    Фауст в Ватикане
    Фауст «Народной книги» незримо проник в Ватикане в папский дворец, где увидел папу и кардиналов, которые утопали в роскоши и грехе, увидел их высокомерие, чванство, гордыню, праздность, дерзость, пьянство, обжорство, распутство, прелюбодеяние и все безбожное естество папы и его прихлебателей. «Мнилось мне, что я стал свиньей или скотом дьявольским, однако этот скот даст мне очко вперед. Эти свиньи откормились в Риме, и пора уж им на убой» — восклицает Фауст.
    «Случилось ему однажды стоять перед папой невидимо, когда папа собрался есть и сделал над собой крестное знаменье, а он взял да и пустил ветер ему в лицо. И это повторялось несколько раз подряд…» — сообщает «Народная книга» явно без излишнего осуждения. Ведь глава католической церкви для лютеранина — это самый гнусный грешник и распространитель греха.
    Фауст и султан
    То же касается издевательств Фауста над турецким султаном — ярым врагом христианской веры. Народное воображение, отправив Фауста в Константинополь, не могло не связать это путешествие с сералем султана. Фауст окружил густым волшебным туманом замок, где султан держал своих жен и наложниц.
    Предварительно явившись к султану в образе Магомета, для чего использовал наряд, украденный у римского папы, «учинил доктор Фауст над ним такую проказу и обезьянство, что через императорский зал хлынули потоки пламени, так что все бросились их тушить, а потом загремел гром и засверкали молнии», он затем в образе пророка мусульман заявился в его гарем.
    «И таким образом прожил он шесть дней в этом замке, и стоял туман столько времени, сколько он здесь пробыл. Турок же увещевал свой народ отметить эти дни совершением различных церемоний. Доктор Фауст ел, пил, веселился, утолял свою похоть и, когда совершил все это, поднялся он ввысь во всем своем папском убранстве и облачении, так что многие его видели».
    Как только доктор Фауст исчез, а туман рассеялся, отправился турецкий султан в замок к женам и наложницам. И стал у них выспрашивать и выпытывать: что происходило в эти дни, кто здесь был, отчего замок на все время туманом заволокло? Они отвечали ему, что это был Магомет и, что на ночь требовал он то одну, то другую, делил с ними ложе и сказал им: от его семени пойдет великий народ и родятся храбрые богатыри.
    «Турок посчитал это за великий дар и благо, что тот спал с его женами, и спросил у жен, тороват ли Магомет в этом деле и людскому ли обычаю следовал. Да, отвечали жены, он их ласкал, обнимал и в этих трудах искусник; они желали бы всю жизнь это повторять. Притом возлежал он с ними нагой, приняв обличье мужчины, только его речь была им непонятна. Жрецы стали внушать турку: пусть не верит он, что это был Магомет, это был призрак. Но жены сказали: призрак это или не призрак, однако же, к ним он был благосклонен и по разу, и по шести раз за ночь и, чем больше, тем лучше свою способность выказывал и в итоге потрудился на славу и т. д. Подобные разговоры ввергли турецкого императора в сильное раздумье и сомнение».
    Грех и расплата
    То, что успел проделать Фауст за 24 года, отпущенные ему договором с Мефистофелем, его размах и возможности, его путешествия по всему подлунному миру, его взлет к звездам, сошествие в глубины, его любовные похождения и прочие удовольствия, его прозрения и деяния — всё это не могло не искушать обывателя.
    «Пропитания и провизии было у Фауста с избытком. Когда хотелось ему доброго вина, приносил ему дух из подвалов вина, откуда бы ни вздумалось. Как он сам однажды признался, немало ущерба нанес он своему курфюрсту и герцогу Баварскому и епископу Зальцбургскому в их погребах. И имел он также ежедневно горячую пищу, ибо владел волшебным искусством: стоило ему только открыть окно и назвать птицу, какую ни пожелает, как она тотчас влетала к нему в окно. Равным образом приносил ему дух лучшие готовые кушания из всех близлежащих владений — от княжеских или графских дворов, так что стол у него был прямо княжеский».
    Но более всего, поражала неуспокоенность, ненасытимость этого персонажа, который ни в чем не хотел знать предела. Он не удовлетворяется земной наукой, которую познал ещё до скрепления договора с Мефистофелем, но задает демону главные вопросы. Их диалоги очень напоминают трактаты Герметического корпуса.
    Несмотря на то, что Мефистофель поставляет ему самых прекрасных женщин, любую, что понравится ему в тот же вечер, Фауст не может удовлетвориться ими. И получает Елену Троянскую — самую прекрасную женщину, которая существовала. Она даже родила от него ребенка.
    Конечно, все это Фауст получил благодаря тому, что заключил союз с Мефистофелем. Но он и расплатился за это вечными муками…
    Фауст как символ
    Реальный Иоганн Фауст прожил 60 лет. Его образ — ставший символом Западной цивилизации — обречен к бессмертию.
    Как говорит Фауст в поэме «Горацио» Хаима Плуцика (где друг Гамлета Горацио разъезжает по Европе, свидетельствуя о покойном принце, и встречает остробородого доктора в Виттенберге):
    «…Ибо человек
    становится, уйдя из сферы частной
    истории в универсальный мир,
    уже абстрактным символом, предметом
    высокой философии; и нет
    ему возврата в мир костей и плоти…»
    (Перевод Иосифа Бродского).
    В дальнейшем, после множества книг о его приключениях, Фауст, впервые введенный на сцену Кристофером Марло, пройдя через множество театральных вариаций, получив главное воплощение у Гёте, пройдя ещё через сотни блестящих художественных книг и тысячи сочинений, которые эти книги комментируют и интерпретируют, Фауст вырос в глобальный символ Запада, Нового времени, научного прогресса, модернизации, технологической революции.
    «Судьба Фауста – судьба европейской культуры. Душа Фауста – душа Западной Европы» — говорит Николай Бердяев. Фауст — символ ненасытности и неуспокоенности, вечных исканий, дерзаний. У Гете Мефистофель ещё в «Прологе на небесах», когда заключает пари с Господом, рекомендует его:
    «Он рвется в бой, и любит брать преграды,
    И видит цель, манящую вдали,
    И требует у неба звезд в награду
    И лучших наслаждений у земли,
    И век ему с душой не будет сладу,
    К чему бы поиски ни привели…»
    Именно поэтому, заключив с Фаустом договор, что будет служить ему до тех пор, пока клиент не скажет «Остановись мгновенье», Мефистофель не может выиграть. Это знает Бог, который заявляет, что Фауст «вырвется из мрака». Энергия, заложенная в этом духе — не позволит ему остановиться.
    И в конце, Фауст говорит не ожидаемую Мефистофелем фразу, а слова:
    «Пускай живут муж, старец и дитя.Народ свободный на земле свободнойУвидеть я б хотел в такие дни.Тогда бы мог воскликнуть я: «Мгновенье!О, как прекрасно ты, повремени!»
    Он «мог бы сказать», но никогда не скажет. Он говорит о возможном будущем моменте. Ибо Фауст — не сможет остановиться. Так нельзя достичь линии горизонта. Ибо завершение любого научного открытия — есть основание для работы над новыми открытиями. Ибо любое исследование не доведено до конца, если оно не приоткрывает двери других научных и технических разработок. Ибо любая книга не доведена до конца, если о перелистнув последнюю страницу, вам не хочется прочесть продолжения. Успешное завершение бизнес-проекта — дает средства для новых инвестиций.
    Именно эта неостановимость и неуспокоенность — отличает героя Гёте от русского (шире — восточного) Фауста — булгаковского Мастера, который хочет только покоя — и заслуживает не Света, а покоя. Много грешивший и совершивший много зла Фауст у Гёте — в конце концов, оказывается в Раю. Булгаковский Мастер попадает в Ад. В воландовский Покой — пусть самый комфортабельный, но всё-таки Ад…
    PS. А вам в словах из последнего монолога Фауста «Народ свободный на земле свободной» не слышится строчка из израильского гимна «ам хофши бе-арцейну»?

  • 19 янв 2018 10:56

    АЛЬФРЕД НОБЕЛЬ:---
    Предприниматель, изобретатель и друг мира Альфред Нобель.
    В 1874 году итальянцу Асканио Собреро (Ascanio Sobrero) удалось разработать масло с очень взрывоопасными свойствами — нитроглицерин. Но с маслом было трудно иметь дело, оно взрывалось, даже если его по неосторожности чересчур сильно встряхивали, поэтому транспортировать и использовать его было опасно. Только когда его смешали с кизельгуром, взрывчатое вещество стало пригодно к использованию и во многих отношениях перевернуло мир, получив название «динамит» от своего изобретателя — Альфреда Нобеля (Alfred Nobel).
    Динамит оказался чрезвычайно полезным для разной строительной работы, его использовали для постройки всего от дорог и шахт до железных дорог и портов. Динамит способствовал общемировому экономическому развитию и стал основным ингредиентом и продуктом международной промышленной сети Альфреда Нобеля.
    Но Нобель не был доволен использованием динамита в военной области, и в 1895 году, за год до смерти, он решил завещать свое огромное состояние фонду, который должен был вручать премии в области химии, физики, физиологии или медицины, литературы и работы на благо мира. Эти премии известны под названием Нобелевских премий.
    Сын изобретателя
    Альфред Бернхард Нобель (Alfred Bernhard Nobel) родился 21 октября 1833 года в Стокгольме. Его отца звали Иммануэль Нобель, он был строителем и тоже занимался изобретательством, но с переменным успехом. Когда Альфред был маленьким, семье приходилось настолько туго, что они решили переехать в Санкт-Петербург и построить там новую, лучшую жизнь. Иммануэль Нобель поехал первым в 1837 году, а когда с деньгами стало получше, перевез туда и семью — жену Андриетту Нобель и сыновей Роберта, Людвига и Альфреда.
    Вскоре после того, как все Нобели поселились в Санкт-Петербурге, в семье родился еще один, четвертый, сын — Эмиль. Всего у Иммануэля и Андриетты Нобель было восемь детей, но четверо из них умерли в детстве. В Санкт-Петербурге Иммануэль Нобель занимался в том числе производством мин и паровых машин, и ему удалось добиться довольно хорошего положения.
    Роберт, Людвиг и Альфред получили основательное междисциплинарное образование: они изучали классическую литературу и философию и, помимо родного языка, бегло говорили еще на четырех. Старшие братья решили сосредоточиться на механике, тогда как Альфред изучал химию.
    Особенно интересовался Альфред экспериментальной химией. В 17 лет он на два года поехал за границу в учебную поездку, во время которой встречался с известными химиками и брал у них практические занятия. Братья Нобель также работали на фабрике своего отца, и во всяком случае Альфред, похоже, унаследовал отцовский интерес к проведению смелых и опасных для жизни экспериментов.
    Смертельные опыты с нитроглицерином
    Итак, был изобретен нитроглицерин — смесь серной кислоты, азотной кислоты и глицерина, и хотя он был еще новым и неосвоенным, господам Нобель он также был хорошо знаком. Однако никто толком не знал, как использовать это вещество. Было ясно, что если положить небольшое количество нитроглицерина на верстак и ударить по нему молотком, он взорвется или, по крайней мере, взорвется та его часть, по которой попал молоток. Проблема в том, что взрыв нитроглицерина было трудно полностью контролировать.
    В 1858 году фабрика отца Альфреда Нобеля разорилась. Отец и мать переехали обратно в Швецию с младшим сыном Эмилем, а Роберт Нобель отправился в Финляндию. Людвиг Нобель основал собственную механическую мастерскую, где Альфред Нобель, очевидно, тоже помогал — и одновременно проводил различные эксперименты с нитроглицерином.
    Работа набрала обороты, когда Альфред Нобель переехал в Стокгольм. Он получил свой первый шведский патент на способ производства «взрывчатого масла Нобеля», как он называл нитроглицерин. Вместе с отцом и братом Эмилем он начал производить вещество в промышленных объемах в Хеленеборге.
    Альфред и Иммануэль Нобели хотели создавать безопасное взрывчатое вещество, но производственный процесс был вовсе не безопасен. Впервые эксперименты имели по-настоящему трагические последствия: в 1864 году лаборатория взлетела на воздух, и несколько человек, включая Эмиля Нобеля, погибли. Господа Нобели просто-напросто не осознавали, с насколько опасным веществом имеют дело и насколько рискованно проводить опыты в городе.
    Несчастные случае с взрывами происходили и за пределами Швеции, и многие страны ввели закон, запрещающий использовать и транспортировать взрывчатое масло Нобеля. Власти Стокгольма по понятным причинам запретили производство нитроглицерина в городе. Десятки тысяч людей фактически положили жизни на эксперименты, которые проводились на фабриках Нобеля, многие умерли из-за того, что продукт, который поставляло его предприятие, был настолько опасным.
    «Мозг — генератор впечатлений очень нестабильной природы, и тот, у кого есть впечатление, что он прав, всего лишь полагает, что прав», — отметил Альфред Нобель в одной из своих записных книжек.
    Нитроглицерин + кизельгур = истина
    Но, несмотря на все это, Альфред Нобель нашел эффективный способ продавать свой продукт, и, хотя общественность боялась этого вещества, вскоре нитроглицерин уже использовался для взрывания всего — от железнодорожных туннелей до шахт и рудников. Так что лишь шесть недель спустя после несчастного случая со взрывом в Хеленеборге Альфред Нобель основал предприятие АО Нитроглицерин (Nitroglycerin AB), первую в мире фабрику по производству нитроглицерина, и купил участок с домом у Винтервикена, чтобы продолжать там свою деятельность.
    В 1963 году Альфред Нобель также получил патент на детонатор — маленький капсюль с запалом, поджигающим остальные взрывчатые вещества, который был нужен для того, чтобы заставить нитроглицерин взрываться посредством шнура. Это стало частью величайшего открытия Нобеля, которое было уже совсем близко.
    Двумя годами позже, в 1865 году, Нобель переехал в немецкий Гамбург. После множества сложностей и нескольких более и менее серьезных взрывов он, наконец, изобрел динамит. Он смешал нитроглицерин с кизельгуром, пористой осадочной горной породой, состоящей из осадков диатомовых водорослей, которую он взял с берегов реки Эльбы. В результате у него, наконец, получилась стабильная смесь с хорошими взрывными свойствами. Он придал массе удобную для использования форму брусков, которые взрывались лишь тогда, когда зажигался детонатор.
    Название динамита происходит от греческого «dynamis», что значит «сила»: вероятно, эта идея появилась в связи тогдашним названием электрического мотора — динамо.
    Динамит сделал Альфреда Нобеля изобретателем с мировой известностью. Он получил на него патент в 1867 году, но тогда эксперимент еще не закончился.
    Нобель хотел сделать динамит еще мощнее и придать ему водостойкость, которая пока отсутствовала. Он смешал нитроглицерин с небольшой долей пироксилина и в результате получил взрывчатый желатин, который можно было использовать под водой. Через 10 лет после изобретения динамита он получил патент на свое третье большое изобретение — баллистит, или нобелевский порох, который представлял собой смесь равных частей нитроглицерина и пироксилина. Преимуществом баллистита была малодымность: когда он взрывался, дыма образовывалось совсем немного.
    За время работы в лаборатории Альфред Нобель развил и деловые способности. Он ездил в разные страны и демонстрировал свое взрывчатое вещество и способы его использования. Динамит, например, в широких масштабах использовался при строительстве третьего по величине в мире Сен-Готардского тоннеля, проходящего через Альпы в Швейцарии.
    Одинокий директор со слабым здоровьем
    При таком положении дел Нобель переместил штаб-квартиру в Париж и купил большую виллу на тогдашней улице Авеню де Малакофф (Avenue de Malakoff — сегодня она называется Авеню Пуанкаре). Он создал одно из первых мультинациональных предприятия Европы с более 20 дочерних команий и сам управлял этой бизнес-империей.
    Альфред Нобель ездил по миру — в Шотландию, Вену и Стокгольм — и писал тысячи деловых писем. Особенно успешно динамит продавался в США, строились фабрики в Великобритании, Швейцарии и Италии. Даже в Азии появилось одна компания. Нобелю, похоже, нравилось сколачивать большой капитал. Несмотря на это, он не был жадным и демонстрировал щедрость по отношению к окружению.
    А вот здоровье у Нобеля было слабое: у него регулярно случались приступы стенокардии. Должно быть, тяжело собственноручно вести изнурительные административные дела целой международной сети предприятий, и, несмотря на то, что он стремился поддерживать здоровый образ жизни без табака и алкоголя, Альфред Нобель часто чувствовал себя усталым и больным.
    «Альфред Нобель производил приятное впечатление… Ростом немного ниже среднего, с темной бородой, не красивые, но и не уродливые черты лица, которые оживлял лишь мягкий взгляд голубых глаз, а голос звучал то меланхолично, то насмешливо». — говорила об Альфреде Нобеле его подруга Берта фон Зуттнер (Bertha von Suttner).
    В 1889 году Альфред Нобель переехал в Сан-Ремо, где он устроил себе новую лабораторию. Италия купила лицензию на производство его малодымного пороха, кроме того, местный климат был благоприятен для здоровья, которое у него немного улучшилось. Он посвящал все свое время изобретательству и литературе, в его доме была большая библиотека, а его собрание художественной литературы, например, сохранилось в Нобелевской библиотеке Шведской Академии наук.
    Альфред Нобель умер в 1896 году в своей вилле в Сан-Ремо. Ему было 63 года. Когда наследники Нобеля отправились в Сан-Ремо, чтобы получить свою часть наследства, они столкнулись с настоящей неожиданностью.
    Поразительное завещание
    Когда было зачитано действующее завещание Нобеля, слушатели были поражены. Завещание гласило, что капитал Нобеля, к моменту его смерти исчислявшийся головокружительными 35 миллионами шведских крон, ляжет в основу фонда, который будет ежегодно тратить доходы от этой суммы на премии людям, в течение года принесшим человечеству «наибольшую пользу». Национальность номинанта и его пол не должны были иметь значения.
    Прибыль следовало поделить на пять одинаковых частей, каждая из которых стала бы премией в области физики, химии, физиологии или медицины, а также литературы. Пятая премия должна была достаться тому, кто больше всех способствовал установлению братских отношений между людьми или уменьшению армий, иными словами, боролся за мир. Премии по физике и химии должны были распределяться Шведской королевской академией наук, по физиологии или медицине — Каролинским институтом в Стокгольме, литературная премия — Шведской академией, а Премия мира — комиссией из пяти человек, избранных Стортингом, норвежским парламентом.
    Завещание стало мировой сенсацией. Шведские газеты описывали Нобеля как известного изобретателя, который сохранил интерес к Швеции, несмотря на то, что провел жизнь за границей (хотя на самом деле он скорее просто скучал по родине, а националистом вовсе не был). Газета Dagens Nyheter констатировала, что Нобель был известным другом мира:
    «Изобретатель динамита был самым преданным и полным надежд сторонником мирного движения. Он был убежден, что чем более опустошительными будут орудия убийства, тем раньше безумие войны станет невозможным».
    Однако подлинность завещания ставилась под вопрос, и те организации, которые получили задание распределять премии, вначале терзались сомнениями. Шведский король тоже критически отнесся к премиям, в особенности к тому, что они должны были быть международными. После юридических споров и активных протестов со стороны родственников Нобеля для заботы о состоянии Нобеля и организации раздачи премий был создан Нобелевский комитет.
    Идеалист в своем роде
    Жизнь Альфреда Нобеля во многих отношениях была необычной. После переезда из Санкт-Петербурга ему десять лет пришлось бороться за свои изобретения и свое предприятие. В старости, будучи уже успешным бизнесменом, Альфред Нобель имел более 350 патентов. Но он жил замкнуто и редко участвовал в общественных мероприятиях.
    В юности он сталкивался с трудностями из-за того, что ему приходили в голову идеи, которые он не мог воплотить в жизнь ввиду недостатка ресурсов. Возможно, именно поэтому он решил раздать свои миллионы неизвестным людям, которые делали значительные открытия, — как награду неустроенным, старательным и полным идей личностям из любой части света. Кроме того, он сам говорил, что унаследованное состояние — это несчастье, которое лишь способствует апатии рода человеческого.
    Нобель много раз подумывал учредить премию, и он очень интересовался работой на пользу мира. Среди прочего, у него была идея создать европейский мирный трибунал. Ясно, что он хотел завещать свое состояние на цели, которые могли бы поддержать его собственные увлечения в жизни: науку, литературу и работу на благо мира.
    Морального конфликта, состоявшего в том, что изобретатель, создавший так много разрушительного оружия, был горячим сторонником мира, он сам, очевидно, не замечал.
    Альфред Нобель, который посвятил свою жизнь созданию все более мощных взрывчатых веществ, используемых, чтобы в войне сеять смерть и разрушения, основал еще и важную премию мира, и это создавало противоречивое впечатление. По-видимому, Нобель сам себя воспринимал в первую очередь как ученого и считал, что применение изобретений — уже не его дело. Как писала газета Dagens Nyheter после его смерти, он считал, что может сделать войну невозможной, просто сделав оружие достаточно ужасным.
    Собрать воедино все состояние Альфреда Нобеля оказалось масштабной задачей. Нобель назначил своего сотрудника Рагнара Сольмана (Ragnar Sohlman) исполнителем завещания, и лишь через три с половиной года после смерти Нобеля король смог утвердить устав и правила Нобелевского комитета. Из-за международного характера премии, а также размера призовой суммы к ней с самого начала стали относиться с большим уважением. Первые пять Нобелевских премий раздали в годовщину смерти Альфреда Нобеля, 10 декабря 1901 года.
    Альфред Нобель так никогда и не женился, но у него был длительный роман с молодой австрийкой Софи Хесс (Sofie Hess), которой было 20 лет, когда они встретились. Он был явно влюблен в Софи Хесс и даже купил ей квартиру в Париже, но, похоже, ей так и не удалось соответствовать его требованиям к потенциальной жене, и когда она, наконец, нашла себе другого спутника жизни, их отношения закончились ничем.
    «Я — не эксперт по людям, я могу лишь констатировать факты», — писал Альфред Нобель в письме к Софи Хесс.
    Нобель был очень творческим человеком, в его голове постоянно крутилось множество идей. «Если мне в голову за год приходит 300 идей, и хотя бы одна из них применима к делу, я уже доволен», — писал однажды Альфред Нобель. Он записывал афоризмы и идеи изобретений в маленькие записные книжки, и по ним можно составить представление о мировоззрении изобретателя, который часто ходил погруженный в свои мысли:
    «Защита железной дороги: взрывчатый заряд для локомотива, чтобы разрушать положенные на рельсы вещества».
    «Патрон без гильзы. Порох, зажигаемый с помощью небольшой стеклянной трубки, которая разбивается».
    «Ружье с вбрызгиванием воды в дуло, чтобы избежать дыма и отдачи».
    «Мягкое стекло».
    «Получение алюминия».
    И: «Когда мы говорим о понимании и разуме, мы тем самым имеем ввиду восприятие, которое в наше время считается нормой для большинства образованных людей». "

  • 18 янв 2018 14:34

    ИСТОРИЯ ТАИНСТВЕННЫХ ЗЕРКАЛ......
    Самые первые зеркала стоили очень дорого, поэтому приобретать их могли только состоятельные люди. Но со временем технология изготовления этих предметов стала более простой, а сами зеркала доступными для любого человека. За время обращения с зеркалами людям стало известно, что эти предметы быта обладают удивительными мистическими свойствами..
    Есть сведения, что средневековый врач Теофраст Парацельс при помощи зеркала ставил диагноз и даже исцелял больных. Он подносил зеркало к губам больного и по тому, как оно запотевало от дыхания человека, ставил ему диагноз. А после этого при помощи заклинания Парацельс переводил темные энергии болезни на отражение больного в зеркале и таким образом «болел» уже двойник человека, что отражался в зеркале, а сам пациент выздоравливал.
    ПАРАЦЕЛЬС считал, что поверхность зеркала способна впитывать в себя ядовитые испарения болезни. По мнению исследователей — экстрасенсов именно с тех давних времен появилась примета, когда больным не рекомендовалось смотреть в зеркала, чтобы не отравлять их. Потому что такие зеркала впоследствии могут серьезно влиять на здоровье и самочувствие других людей.
    Есть такое поверье, что слишком долго в зеркало смотреть не стоит, потому что это ведет к скорому старению человека. В это можно верить или нет, но биоэнергетики такой эффект не считают выдумкой и заблуждением предков.
    По их представлению нашей ауре наносит вред отражение энергий, которые отображаются, когда человек смотрит в зеркало. А это, в свою очередь, отражается уже на самом физическом теле не самым лучшим образом, что и приводит к преждевременному старению.
    Любопытен тот факт, что американские ученые в течение 15 лет изучавшие влияние зеркала на человеческий организм, пришли к такому же выводу. По их мнению, зеркала ничто иное, как энергетические «вампиры», отбирающие энергию у человека.
    Но «вампирить» они начинают не сразу, а примерно через 3 минуты после того, как человек начал себя в зеркале разглядывать. Поэтому те, кто смотрит в зеркало мельком, такой опасности не подвергаются. Любители же повертеться перед зеркалом или рассмотреть свои морщинки, стареют быстрее. А, кроме того, у них может возникать чувство усталости после таких сеансов, и даже ухудшение памяти.
    Знающие люди стараются в доме держать не много зеркал. Достаточно всего лишь двух – в прихожей и ванной комнате. Это оптимально по той причине, что в этих помещениях реже происходят конфликты в семье. Зеркало способно впитывать отрицательную энергию, а затем возвращать ее назад.
    Самыми опасными являются зеркала, ставшие свидетелями преступлений: убийств или насилия, издевательств и пыток. Они настолько наполняются негативной энергией, что потом становятся излучателями ее на тех,. кто в них смотрится, приводя людей к трагическим ситуациям.
    В Средние века была широко известна одна история о зеркале-убийце. Один купец убил свою жену за измену. И случилось это перед большим зеркалом. Позже дом его отошел в собственность другому человеку, но зеркало так и осталось висеть на своем прежнем месте.
    Случилось так, что жена нового владельца дома через некоторый промежуток времени была обнаружена мертвой все перед тем же зеркалом. Позже дом неоднократно менял своих владельцев, а зеркало продолжало оставаться все там же. И почти все женщины, что проживали в этом доме, находили свою смерть около рокового зеркала.
    По мнению парапсихологов такие зеркала могут негативно влиять на самочувствие человека и даже подталкивать его к суициду. В большей степени это опасно для неокрепшей детской психики. Поэтому лучше не покупать старые зеркала, потому что никогда нельзя знать наверняка, какого рода информация запечатлена внутри них.
    Есть зеркала, в которых заключены души умерших людей. Они в особенности опасны.
    Когда в доме кто-то умирают, зеркала завешивают. Это не случайно. Эзотерики считают, что душа умершего человека способна войти в пространство не завешанного зеркала и заблудиться в зазеркальном лабиринте, утратив возможность выйти оттуда. Выявить такое явление можно при помощи свечей. Свечу нужно зажечь возле зеркала, и если она неожиданно погаснет, то от зеркала этого лучше избавиться..
    Плохим предзнаменованием считается треснувшее, и уж тем более, разбитое зеркало. Исследователи аномальных явлений выявили, что трещина в зеркале может являться источником опасного излучения. По их мнению, трещина в зеркале или даже в обычном стекле может быть сопоставима с разломом в земной коре.
    Такие разломы являются геопатогенными зонами, испускающими опасные для здоровья человека излучения. Ванга – болгарская ясновидящая говорила, что нет случая, чтобы в семье, где имеется треснувшее зеркало, был лад и покой. Трещина в зеркале все равно, что трещина в судьбе.
    Зеркала - вестники смерти?
    Народное поверье
    Повсеместно считается, что разбить зеркало - дурное предзнаменование: либо умрет кто-то в семье, либо с близким человеком рассоришься. А если зеркало не упало, а лишь покрылось трещинами - это знак того, что при смерти находится кто-то из родственников или лучших друзей.
    Казалось бы, бессмыслица. Какая может быть связь между всеми этими событиями? Но, несмотря на свою абсурдность, поверья эти благополучно здравствуют и поныне. Даже наши доблестные стражи порядка их придерживаются, и если в перестрелке разбивается зеркало на милицейской машине, стараются непременно в этот же день поставить новое, иначе, говорят, жди беды...
    Как ни странно, житейский опыт упорно подтверждает эти приметы. Вот только одно из писем.
    "В детстве я запомнила случай, неоднократно рассказываемый в нашей семье. Мой дедушка брился у туалетного зеркальца и нечаянно задел его рукой. Зеркальце упало и разбилось. Вечером он получил телеграмму о смерти своего отца.
    Я хорошо запомнила этот случай и всегда очень боялась разбить зеркало. Однажды на работе я, стоя, смотрела в зеркальце пудреницы и вдруг уронила ее. Пока она падала, я дважды ловила ее, но она как бы выпрыгивала из рук. Зеркальце разбилось на мелкие кусочки. Вечером у меня в семье был страшный скандал. Сейчас я даже не могу вспомнить, из-за чего он начался. Но с тех пор наши отношения с мужем становились все хуже, и вскоре мы разошлись.
    В том же году заболел мой дедушка, и мы положил его в больницу. У мамы в это время было трюмо от импортного гарнитура. Однажды в комнате, где никого не было, раздался страшный треск. Мама вошла в комнату и увидела: трюмо раскололось поперек, и верхняя часть рухнула. Мама заплакала и сказала, что дедушка вскоре умрет. Так и случилось.
    Я разговаривала об этой примете с подругой, и она рассказала, что перед смертью ее отца у них лопнуло стекло в серванте. Джуна Давиташвили объясняет это явление высвобождением большого количества энергии во время смерти человека. Но у меня и моей подруги все случаи происходили до несчастья, как бы предупреждая о нем... Н. Рынина, Краснодар".
    Действительно, в приметах и загадочных случаях, связанных с разбившимися зеркалами, очень много неясного. И самое главное - что является причиной, а что следствием? То ли треснувшее зеркало влечет смерть человека (существует поверье, что умрет тот, кто первым посмотрится в треснувшее зеркало)? То ли наоборот - зеркало трескается из-за того, что в него посмотрелся обреченный (кое-где считается, что смерть ждет того, кто последним смотрелся в зеркало перед тем, как оно разбилось)? Существует также любопытная версия, что зеркало трескается от мощного энергетического разряда, который возникает из-за "перекоса" энергии подошедшего к зеркалу человека и его "зазеркального" (астрального) тонкого тела, которое в другом временном измерении уже восприняло грядущую смерть. Кто знает?..
    Конечно, рассказы о разбившихся зеркалах - вестниках смерти - можно было бы отнести к устному народному творчеству. Однако подобные случаи происходят и с людьми, бесконечно далекими от суеверных страхов и фантазий. Вот одна из таких трагических и одновременно загадочных историй.
    Зеркало с линкора "Новороссийск"
    В ночь на 29 октября 1955 года на линкоре "Новороссийск", стоявшем на якоре в Севастопольской гавани, по невыясненным до сих пор причинам произошел взрыв неимоверной силы. Мощность его была такова, что корабль пробило насквозь от днища до верхней палубы - восемь палуб, в том числе три бронированных. В образовавшийся 27-метровый пролом хлынула вода. Несмотря на предпринятые меры, спасти корабль не удалось.
    В 4 часа 14 минут линкор лег на воду левым боком и через несколько мгновений резко перевернулся вверх килем. Более полутора тысяч человек в какие-то секунды оказались сброшенными в воду. И в этот момент, как вспоминают очевидцы, в ночной тиши пронесся "глухой, страшный тысячеголосый крик ужаса": сотни моряков - те, кого не накрыл бронированный корпус перевернувшегося линкора - погибали, затягиваемые водоворотом в глубины холодного моря.
    А изнутри судна раздавался отчаянный стук заживо погребенных... И именно в эту минуту в Москве, за тысячу с лишним километров от гибнущего судна произошло то, чего до сих пор не может объяснить ни один ученый...
    Вспоминает капитан второго ранга О. Бар-Бирюков, в те годы служивший на этом линкоре. Когда-то, еще в 1953 году, когда "Новороссийск" (бывший итальянский "Юлий Цезарь") стал на ремонт, молодой офицер, уезжая в отпуск забрал на память демонтированное из его каюты небольшое настенное зеркало. "Хотя и не новое - в скромной алюминиевой рамке, но изображение дает четкое и чистое, все же ведь итальянского, а может быть, даже и венецианского изготовления. Решил - возьму, пусть будет подарком моим родным!.. В Москве я его самолично прикрепил к стенке в прихожей...".
    Судьба уберегла молодого офицера: в трагическую ночь гибели линкора он только подъезжал к Севастополю на поезде и узнал о случившемся лишь утром. "Через полгода я с женой и дочкой приехал в Москву в отпуск. Мама и сестра рассказали нам, что в ночь с 28 на 29 октября 1955 года они были разбужены страшным грохотом в прихожей. Когда они зажгли свет, то увидели - на полу лежит рамка от висевшего на стене "новороссийского" зеркала, а оно само разбито вдребезги. Они посмотрели на часы - было ровно 4 часа 14 минут (они записали это время). Именно в этот момент линкор "Новороссийск" перевернулся...".
    Что заставило зеркало с "Новороссийска" сорваться со стены и разбиться в Москве именно в ту трагическую минуту, когда в Севастополе погибал корабль? Может, вихрь неведомой энергии, которая вырвалась из сердец сотен погибающих людей?
    Вполне вероятно. Тем более, что гипотеза о мощных излучениях человека в момент смертельной опасности сегодня уже не выглядит фантастикой. В 1970-е годы ленинградский ученый доктор технических наук Г.А. Сергеев обнаружил, что подобное стрессовое излучение, например, от тонущего человека, распространяется как в воздухе, так и в воде. Ученому даже удалось создать прибор на жидких кристаллах, позволяющий на небольших расстояниях фиксировать физическую компоненту этого загадочного излучения.
    Да, но как этот энергетический шквал перенесся в московскую квартиру? Может быть, по каким-то невидимым каналам, навечно связывающим зеркало с родным кораблем? Незримые следы и невидимые нити.
    Не исключено. Ведь существует же известный с древности закон, который сегодня стал основным в новой науке об энергоинформационном обмене в природе (эниологии): "если предметы соприкасались друг с другом хотя бы однажды, невидимая связь между ними остается навсегда"! Сегодня у этого положения есть серьезные основания: наука вплотную подошла к разгадке возникновения "незримых отпечатков" и невидимых связей.
    Речь идет так называемом парадоксе Эйнштейна - Подольского - Розена (ЭПР-парадокс). По существу, именно об этом "магическом" взаимодействии говорит и теорема, которую в 1965 году сформулировал д-р Джон С. Белл. Так, "теорема Белла" утверждает, что между двумя частицами, когда-либо находившимися в контакте, существует некая нелокальная связь. Эта теорема, бросившая вызов классической науке, была тщательно перепроверена известным физиком Д. Бомом. Вывод был однозначным: теоретической ошибки в ней нет!
    Но теоретических умопостроений мало. Наука требует экспериментальных доказательств. И подтверждения прямо-таки мистической связи, существующей во Вселенной, не заставили себя ждать. Был обнаружен и неоднократно повторен удивительный эффект, которому никакого разумного объяснения, кроме как торсионного или "метафизического", пока найти не удается.
    Так, выяснилось, что между "осколками" одного и того же атома, расщепленного с помощью сильнейшего магнитного поля, продолжает сохраняться мгновенная и не зависящая от расстояния информационная связь! Другими словами, каждая микрочастица постоянно знает, что происходит с ее "родной сестрой". Подобное явление было обнаружено и у фотонов, разделенных с помощью специальной системы зеркал.
    Сотрудники Института проблем управления Российской академии наук доктор биологических наук П.П. Гаряев и кандидат технических наук Г.Г.Тертышный на своей установке добились непрерывного формирования пар "связанных" ("спутанных") фотонов - "левых" и "правых". И опять тот же эффект: изменение состояния одного из фотонов (например, "левого") мгновенно передается другому ("правому"). Каждый в любой момент знает, что происходит с его "родным братом".
    Всё это уже на новом уровне укрепляет в мысли, что древние были правы: вся Вселенная - это Единое целое, в котором всё связано со всем. И не только в пространстве, но и во времени.
    Конечно, очень важен характер этой невидимой связи: прямая она или косвенная (через "посредников"), тоненькая ли это "паутинка" или мощный "информационный кабель". От этого зависит, прежде всего, "пропускная способность", которая, в конечном счете, определяет и полноту, и качество принимаемой информации.
    Именно эта пропускная способность определяет, насколько полно и четко мы через какой-нибудь объект воспримем его "собрата", удаленного в пространстве и времени. Будем ли мы едва угадывать смутный его "силуэт", проступающий из темноты или белесого тумана, или наоборот - ясно и в деталях увидим этот образ. Другими словами, будет ли у нас "смутно-" или ясновидение.
    Естественно, немалое значение имеет то, как долго находились в близком контакте те или иные объекты. Чем дольше было их тесное соприкосновение, тем больше они "пропитываются" друг другом, тем лучше их взаимная настройка и взаимное "понимание". Тем прочнее невидимая информационная нить, связывающая их.
    Многие на собственном опыте прекрасно знают, как даже на больших расстояниях чувствуют друг друга близкие люди: мать и ребенок, муж и жена... В не меньшей, а может, и в большей степени это касается информационного взаимодействия человека с любимыми животными. Своими наблюдениями, наверное, поделиться может каждый - настолько они многочисленны. Моя Тёпа, к примеру, безошибочно чувствовала, когда я выходил с работы и направлялся домой: бежала к входной двери, начинала неистово вилять хвостом и поскуливать.
    И это вовсе не было связано с каким-то обычным режимом: собака с точностью до минуты знала момент моего выхода с работы даже в непривычное время. Мы с женой неоднократно перепроверяли это по часам... Скорее всего, подобными информационными связями можно объяснить и загадочные случаи гибели животных сразу же после смерти их хозяев, даже если она произошла далеко, например, в больнице...
    Точно так же образуется и незримая связь между человеком и предметами, с которыми он соприкасался. Что представляют собой эти "невидимые нити", пока остается загадкой. Хотя гипотезы существуют. Сегодня, например, всё чаще высказывается мысль, что "незримые нити", как и наше сознание, имеют торсионную природу и что именно торсионные поля являются носителями информации, исходящей от любого объекта живой и неживой природы.
    В этих направлениях сейчас ведутся, хотя особо и не афишируемые, но интенсивные исследования. Более того, спецслужбы разных стран уже целенаправленно готовят людей, умеющих подключаться к незнакомому человеку даже на огромных расстояниях, используя фотографию или какую-то вещь, принадлежавшую ему.
    Дело в том, что эти предметы не только помнят "родное" поле их хозяина, но и постоянно "отслеживают" его (хозяина). И если человек с предметом общался долго, "ниточка" эта будет очень "толстой" и прочной - как канат. С помощью таких "информационных нитей" даже через много лет по вещи можно "подключиться" к ее бывшему владельцу. И не только узнать о его сегодняшнем состоянии, но и воздействовать на него.
    То же самое относится и к информационному взаимодействию предметов неживой природы. Они тоже "привыкают" друг к другу и "чувствуют", что происходит с "родственной им душой". Совсем недавний пример. Это произошло 12 августа 2000 года, когда в Баренцевом море затонула российская атомная подводная лодка "Курск". Именно в этот момент в доме командира другой подводной лодки - "Воронеж", раньше служившего на "Курске", сами по себе вышли из строя и остановились часы. Те самые, которые когда-то висели в его каюте на "Курске". Мистика? Совпадение? Возможно. Однако подобных случаев зафиксировано немало...

    И особенно они впечатляют, когда дело касается зеркал - этих таинственных предметов, обладающих особыми информационными возможностями. В моменты, когда что-то экстраординарное случается с близкими им людьми или даже неживыми предметами, зеркала реагируют очень остро: ни с того ни с сего падают с полок, срываются со стен, а если закреплены крепко, то неожиданно трескаются или рассыпаются на осколки...
    Зеркало с "Новороссийска" - наглядный тому пример. Задумаемся: линкор "Джулио Чезаре" ("Юлий Цезарь") был построен и оснащен еще накануне первой мировой войны - в 1913 году. Выходит, что зеркало, которое висело в одной из его кают, было его частью целых сорок лет! Оно буквально "душой приросло" к кораблю. И ничего сверхъестественного в том, что в момент гибели линкора и его экипажа оно не осталось безучастным к трагедии. Ведь зеркало - очень не простой предмет."
    Виталий Правдивцев

  • 17 янв 2018 14:43

    ОРСТ КИПРЕНСКИЙ:-
    " Талант - превыше всего: Как одаренные крепостные получали свободу.
    До отмены крепостного права в царской России зависимые крестьяне находились в положении бесправных рабов. Но некоторым все-таки удавалось получать свободу, благодаря своему таланту и способностям. Кто из известных российских личностей был крепостным – далее в обзоре.
    Александр Гурилев – талантливый композитор, автор множества лирических романсов. Он был сыном не менее талантливого музыканта крепостного Льва Гурилева. Отец руководил крепостным театром графа Владимира Григорьевича Орлова. После смерти графа отец и сын поучили вольную и отправили покорять Москву. Александр Гурилев оставил после себя прекрасное наследие в виде сочинений для фортепиано.
    Черепановы были крепостными, принадлежащими промышленникам Демидовым. Они работали на Выйском заводе в Нижнем Тагиле. В начале XIX века на Урале впервые увидели, что такое паровые машины. Ефим Черепанов вызвался сконструировать свою паровую машину для нужд Демидова. Поначалу его изобретение имело довольно небольшую мощность, затем последовали более усовершенствованные модели. К делу подключился сын Ефима Мирон. Демидов не раз отправлял Черепановых заграницу перенимать опыт.
    В 1833 году Демидов за полезные изобретения подарил Ефиму Черепанову вольную, а еще через три года и Мирон стал свободным человеком.
    Орест Кипренский – прекрасный художник, автор самого популярного портрета Александра Пушкина. Как часто водилось в те времена, не в меру пылкий барин Дьяконов развлекся с крепостной, в итоге чего появился на свет ребенок. Маленького Ореста приписали в семью крепостного Адама Швальбе, а фамилию придумали в честь богини любви Киприды. Но Дьяконов все-таки облагодетельствовал сына, дав ему в 6-летнем возрасте вольную.
    Еще одним подарком от отца Оресту стало обучение в воспитательном отделении Академии искусств. Кипренский закончил обучение на «отлично» и даже остался преподавать в этом заведении
    Семья Михаила Щепкина принадлежала графу Гавриле Волькенштейну, который очень любил театральные постановки, поэтому организовал в своем имении крепостной театр. В постановке «Вздорщина», где участвовали сплошь дети, играл и юный Миша Щепкин. Пьеса была настолько удачной, что крепостных пригласили развлечь гостей на свадьбе дочери городничего. Щепкина заметили и оценили его актерский талант, пригласив со временем в Харьковский, а затем и в Полтавский театры.
    Актер играл настолько проникновенно, что под него даже специально писались роли. Будучи уже известным актером, Михаил Щепкин оставался крепостным. Но почитатели его таланта собрали большую сумму денег и сумели купить актеру вольную.
    Русский художник Василий Тропинин стал вольным человеком только в 47 лет. Несмотря на все жизненные перипетии, благодаря собственному таланту, мудрости и терпению, крепостной крестьянин стал модным московским портретистом. "
    Из замечательной повести гениального русского писателя Константина Паустовского-"Орест Кипренский" (1936г.) -фрагмент окончания,очень трогательный--"В бреду Кипренский говорил по-русски. Мариучча ( жена Кипренского)почти ничего не понимала. Она заплакала. Кипренский очнулся, пристально посмотрел на Риккарди и схватил его за руку.- Александр Сергеевич, - сказал он очень тихо, и слезы поползли по его
    небритым щекам. - Спасибо... как же ты шел так далеко, милый... Ночь какая ненастная, а ты меня не хотел оставить...
    Риккарди наклонился к больному. _- Это кто? - спросил тревожно Кипренский. - Цирюльник?- Я доктор. - сказал медленно Риккарди. - Очнитесь. Я доктор. Говорите.- У меня тяжелая кровь, - спокойно сказал Кипренский. - Краски застыли в жилах. Выпустите кровь, она не греет. Она холодит сердце. - Прекрасно! - сказал Риккарди.- Что вы понимаете, - прошептал Кипренский. - Люди великие,благородные, блиставшие умом и талантом, благословляли мое имя. Жуковский поцеловал меня в голову, Пушкин писал мне элегии, и знаменитые воины считали
    мою руку столь же верной, как их стальные клинки.
    Он поднял худую руку и долго рассматривал ее на свет. Риккарди быстро сжал Кипренского за локоть, подставил оловянную чашку и проткнул острым скальпелем кожу. Брызнула темная кровь.
    - Miserere mi, Doniine, - сказал Кипренский и глубоко вздохнул. - Никтоне знает... Лишь один я их помню, милые слова, любовь моего сердца...Он помолчал и сказал тихо:И сердце нежное, все в пламени и ранах,Трепещет с полночи до утренней звезды...Слезы снова потекли по его щекам.
    - Друзей! - вдруг дико закричал Кипренский и сел на постели. Оловянная
    чашка опрокинулась, и кровь растеклась из нее по простыне и подушке. -Друзей!
    Он упал на постель, на кровавые пятна, и лицо его начало медленно и торжественно бледнеть. Тихо дрожали свечи. Риккарди приложил щеку к губам Кипренского.
    Старый дворец гудел от ветра, как громадный струнный оркестр, играющийпод сурдинку реквием.
    Эхо чьих-то торопливых шагов неслось по пустующим залам. Быстро вошел
    Торвальдсен. Он увидел лицо Кипренского, очищенное от страданий, от следов
    пороков и болезней, - лицо более прекрасное, чем мрамор античных скульптур.
    Торвальдсен снял шляпу, стал на колени у тела Кипренского и прижался лбом к его свисавшей с постели руке.
    Осенний ветер шумел над Римом."

  • 16 янв 2018 14:08

    Окончание-----
    --Сработал англосаксонский здравый смысл — тот самый, который действует, скажем, в составлении словарей. Язык живет сам по себе, а словарь призван не нормировать, а фиксировать. Вот так социология запечатлела истинное положение дел в обществе: этносы не сплавляются в качественно новое единство под названием «американский народ» — он уже существует как качественно новое единство в виде сочетания множества разных этносов.
    Так что Довлатов верно придумал название «Новый американец» для нас и наших читателей, опасливо бродивших вокруг «плавильного котла», — хотя тогда это и представлялось тем, что именуется wishful thinking:
    стремлением выдавать желаемое за действительное. Интуиция в очередной раз Довлатова не подвела.
    Наверное, это было в нем самое поразительное — интуитивное, звериное чувство языка и стиля. В присутствии Сергея приходилось соблюдать языковую дисциплину. Я даже замечал тогда, что говорю — для большего самоконтроля — короткими фразами: какими Довлатов писал.
    Его-то предложения укорачивались прежде всего для того, чтобы повысить удельный вес каждого, чтобы мысль или образ не смешивались с другими, чтоб поставить их на некий пьедестал из заглавной буквы и точки. Это американская писательская техника, их школа — более всего, Хемингуэя, я думаю, хотя именно его Довлатов в зрелости не слишком чтил: объяснимое отталкивание после слишком сильного юного притяжения.
    Фраза делалась короткой поневоле и оттого, что в ней не должны были встречаться слова, начинающиеся на одну и ту же букву. Об этом довлатовском правиле искусственного замедления письма посвященные (я в том числе) рассказали уже давно. Но надо бы в таком писательском самоистязании выделить одно — безраздельное, разнузданное торжество стиля. Ведь Довлатов, всегда и все писавший по фактической канве, без колебаний менял факт — самым вопиющим образом — если факт начинался с неподходящей буквы.
    Понятно, что чаще всего насилию подвергались числительные и имена собственные. Указывать места не буду. В этом есть что-то доносительское — да и пусть исследователи сами потрудятся. Но Довлатову ничего не стоило заменить, допустим, Лондон на Париж, если в предложении необходимо было присутствие героя по имени Леонид — пусть даже таким образом Париж становился столицей Великобритании. Семидесятые менялись на шестидесятые, внося нелепость и анахронизм, и без подсказки никогда не догадаться, что все дело в соседнем предлоге «с».
    Стилистическая правда была ему куда дороже. То же — в устных рассказах. Сергей много и охотно сочинял про знакомых. Причем я не раз наблюдал, как он рассказывал небылицы про людей, тут же сидевших, развесивших уши не хуже прочих, будто речь не о них. Об одном основательном, самодовольном человеке, с медленной веской речью, Сергей сообщал: «Веня мне вчера сказал: „Мы с Кларой решили... что у нас в холодильнике... всегда будет для друзей... минеральная вода"». Довлатов соблюдал то правдоподобие, которое было правдивее фактов, — оттого его злословию верили безоговорочно.
    «Фактические ошибки — часть моей поэтики», — важно произносил Сергей, хотя вообще-то литературоведческих терминов не употреблял и не любил, даже как-то раздраженно не любил. Ему, по-моему, не нравилась сама идея анализа текста — как попытка с заведомо негодными средствами. Он не раз говорил, что лучшая из мыслимых рецензий — та, в которой кратко пересказывается содержание, а в конце написано: автор редкостно талантлив, книга выше всяческих похвал и прочесть ее должен каждый.
    Он хотел конкретности и сам предлагал ее. Этот стиль тоже был воспитан любовью и пристальным вниманием к тем писателям, чьими классическими книгами XX века можно пользоваться как путеводителями, справочниками, практическими пособиями. Сергея это приводило в восторг: как-то полтора часа он мне говорил по телефону о точности деталей в «Великом Гэтсби».
    Стремление к внятной простой конкретности — ив мелком примере с наименованием радиопередачи «Бродвей, 1775». Проще некуда — но это именно то, к чему неукоснительно шел Довлатов. В известной мере, такой путь — тупиковый для прозаика его желаний и возможностей. Он выбирал кратчайшие пути — потому в гипотетической перспективе здесь не эссе, конечно, а очерк. Не случайно Сергей хоть и бранился и сетовал на растрачивание сил — но газетной журналистикой занимался увлеченно. В ней его привлекала возможность немедленного наглядного проявления профессионализма.
    В «Новом американце» Довлатов любил быстро придумать текстовку к снимку, поменять рубрику, на ходу отредактировать заметку — в Америке он приучился с почтением относиться к ремесленным обязанностям, требующим изобретательности и мастерства. Довольный собой Сергей полувопросительно говорил: «Профессионал?!» Это у нас было чем-то вроде авгуровской переклички.
    Довлатов уехал в эмиграцию, чтобы стать профессиональным литератором, и очень гордился, что стал им. Корона с властителя дум не падала, когда он склонялся над заурядной работой, постигнув науку получать удовлетворение и от публикации в одном из престижнейших журналов мира, и от сочинения заголовка радиопередачи. Не говоря уж о том, что во втором случае реакция была мгновенная и на родном языке. Довлатов говорил:
    «Вот получишь Нобелевскую премию, запрыгаешь от восторга, как таракан, по всему миру интервью дашь, но хочется, чтобы об этом узнал Моня из магазина на 108-й».
    Бьгло еще чистое стилистическое удовольствие от достижения. «Бродвей, семнадцать семьдесят пять» — фраза звучала упруго и динамично, с четким джазовым свингом. Можно представить толстую негритянку, кричащую в микрофон этот текст, и рядом — свесившегося над саксофоном пепельного старика, и тощего, кол проглотившего, барабанщика с неразличимыми от скорости руками.
    За почти двенадцать лет жизни в Нью-Йорке Сергей ни разу не был ни в одном музее и, похоже, искренне удивлялся — что там делать, но Нью-Йорк как столицу джаза изучил неплохо. Слышал живьем Диззи Гиллеспи, Эллу Фицджеральд, Дейва Брубека, Арта Блейки. Мы вместе ездили на летний джазовый фестиваль в Ватерлоо, Нью-Джерси, ходили на концерт в дом Луи Армстронга в Квинсе, где грациозно играли трясущиеся ветераны, смотрели фильмы о довлатовских любимцах — Чарли Паркере и Телониусе Монке, и Сергей потом рассуждал о соединении таланта с самоубийственным безумством. В августе 90-го Сергей мне подарил диск с записью «My Favorite Things» Джона Колтрейна, а через неделю она пригодилась: я начал с нее траурный финал передачи «Бродвей, 17 75».
    В названии, придуманном Довлатовым, — цифры. И в них — типичный Нью-Йорк, с его номерными стритами и авеню, что кажется таким скучным поначалу, но оказывается таким удобным. Здесь господствует здравый смысл и первобытная простота. Занятно, что в этом самом городском из городов возвращаешься к Колумбовым ориентирам: в Нью-Йорке все соотносят себя со сторонами света — «на северо-восточном углу», «двумя кварталами южнее», «на западной стороне улицы». Построенный без лекала, умышленный хлеще Петербурга, мечта Малевича и Мондриана, Манхэттен вырастает из океанских просторов и пионерских прерий, и язык никогда не даст этого забыть.
    Следопытский жаргон горожан восхищал Довлатова, потому что был так хорошо знаком по Сэлинджеру или Дос-Пассосу. Потому что это была точность — не столько факта, сколько самоощущения, самоутверждения в окружающем мире. Это он больше всего ценил у великих американцев, и еще, конечно, — юмор.
    Юмор самого Довлатова, как и у них, прост: никогда не эксцентричный, без гротеска и гиперболы, без иронической натуги, по сути антиироничный — сдержанный и достойный. Впрочем, все это можно отнести к его стилю вообще.
    В прозе он такого достигал, в жизни — хотел бы, но мешал темперамент: русский литератор армяно-еврейского происхождения — гибрид чудовищный. Пока, в ожидании личного самоусовершенствования, Сергей проявлял благородную сдержанность в манере одеваться. Он обожал покупать дорогие неброские вещи, но, появляясь в обнове, желал признания, намекал, поворачивался, поводил плечами, и, разумеется, получал что-нибудь вроде: «Хорошая на тебе курточка. Долларов сорок отдал?» Тогда наслоения цивилизации слетали:
    «Плебей! Ничтожество! Жалкий провинциал! Пятьсот пятьдесят на Мэдисон-авеню!»
    В прозе Довлатов распускаться себе не позволял:
    только короткий всхлип о заблудшей жизни — очень редко, строго дозируя. Ни напора на читателя, ни претензий на особую духовность, ни учительства, ни пафоса. Все словарные значения термина «understatement», фирменного знака американской словесности — «преуменьшение», «сдержанное высказывание», «умалчивание» — подходят ко всем элементам довлатовской прозы.
    В нем это было с самого начала, но до превосходной степени развилось в последние нью-йоркские годы. И, переписывая свои прежние рассказы так, чтобы слова во фразе не начинались с одной буквы, Довлатов по ходу снижал и градус письма — сам при этом возвышаясь. Как бы осмеял Сергей этот незатейливый каламбур! Но он и вправду рос, словно тянулся за небоскребами, среди которых научился жить, выглядеть и быть своим — за те годы, которые разделили очень нового американца и солидного американского писателя. Первый раз я увидел Довлатова зимой 78-го на юго-западном углу Бродвея и 56-й стрит. Последний — летом 90-го, в квартале к северу, возле здания по адресу Бродвей, 1775.
    Повторю: Довлатову в Америке нравилось по-настоящему. Он очень точно понял здешнюю неоднозначность, множественность, он безошибочно выискивал себе ниши, вроде ежесубботней поездки на блошиный рынок, где самозабвенно рылся в барахле, одаривая потом знакомых дурацкими диковинами, потом тех же знакомых выставляя с его же диковинами еще большими дураками.
    Вот этого тоже не хватает. Оказывается, как ни обидно быть отрицательным персонажем — а каким же еще? — персонажем быть лестно. Попадая в поле зрения довлатовской прозы — устной или письменной, — ты вовлекался в высокий круг обращения, иначе не достижимый. Высота задавалась его мастерством.
    Я уверен, что понятно уже многим, а пройдет еще несколько лет, и всем — надеюсь, всем — станет понятно, что в нашей словесности утвердился писатель с почти безошибочным чувством языка и стиля. Там, где совпадают замысел и исполнение, — повесть «Заповедник», рассказы «Представление», «Дорога в новую квартиру», «Юбилейный мальчик», «Чья-то смерть и другие заботы», все знаю едва ли не наизусть, — невиданное с XIX века благородство простоты.
    Самое глупое — усмотреть в довлатовских сочинениях выхваченные куски жизни. Убедительнее всего — попробовать и увидеть, насколько невозможно оркестровать даже самое простое интервью. Довлатову воспроизведение жизненного потока удавалось звериным чутьем, убедительно и органично, ни у какого деревенщика нет такой достоверно прямой народной речи.
    В прозе Довлатова — та самая «неяркая степная красота», над клишированным образом которой мы так часто с ним хихикали. Он как-то позвонил мне утром в половине седьмого: «Ты подвергнешь меня насмешкам, но я два часа повторяю фразу, которую сочинил: „Завтра я куплю фотоувеличитель"». Суть восторга и теперь ускальзывает от меня, но я точно знаю, что ему, Довлатову, было известно больше, чем мне.
    Вероятно, как раз оттого, что ему было известно что-то большее, при Сергее невозможно было произнести банальность. Насмешка становилась язвительной, переходя в издевательство и поношение. Я сейчас с ужасом вслушиваюсь в свою неаккуратную, одновременно стертую и всклокоченную речь: Довлатов бы не простил.
    Распускаясь, я не ценю и утрачиваю дружеские, приятельские связи и думаю, что Довлатов именно в силу понимания вкуса и стиля людских отношений не допустил бы ссор, которые сам не спровоцировал, он помирил бы.
    Он ухаживал за женщинами — тоже осознанно, литературно, с убеждением в том, что они ответят и воздадут. И они отвечали и воздавали. Донжуанская репутация тешила Довлатова, но он не позволял себе похвальбы, с увлечением рассказывая, как был бит малолетними хулиганами на глазах барышни (довлатовское словечко). Он, с его внешностью латиноамериканской кинозвезды, при росте 196 см, мог себе такое позволить.
    Ему прощалось это. Как и все. И сейчас я думаю — ну, ладно, тогда, при звуках сирены, понятно, но почему сейчас? Талант — да, конечно, за дар простишь и прощал все: два года вражды, с его стороны несправедливой, изощренной, талантливой, довлатовской, — это не просто. Но почему так остро не хватает Довлатова теперь, когда на полке все его тексты, их можно перечитывать, и я перечитываю, о ком из нынешних такое можно сказать?
    Зачем человек, когда есть его книги? Текст ведь всегда лучше его сочинителя. Да, наверное, лучше:
    спокойнее, предсказуемое, безопаснее — но не полнее. Не сложнее. Не многообразнее. Не восхитительно противоречивее.
    Нет Довлатова, одергивающего: «Зачем ты это сказал?» В таком смысле он в собственный текст не помещался, ему было дело до всякого текста, ошибок он не спускал. Он различал людей по способу словоизъявления, то есть чисто эстетски, никак не совпадая со своим авторским персонажем, идеализированным интеллигентом с рефлексией, которого Довлатов на самом деле носил в себе лишь в небольшой степени, но пестовал, зная, что так принято, надо. Точное слово об уличном бродяге (сказанное им самим) было ему ценнее музея Метрополитен, в котором он так ни разу и не был.
    Не хватает Довлатова смешащего: он был мастером острой беседы, бормотал, проигрывал в споре, забавно терялся в стандартном разговоре, но царил — рассказывая. Взяв слово, он не уступил бы его Свифту. Лицевые мышцы мои — застоялись.
    Слух — тоже, мне нужны ежеутренние звонки Сергея с неизменной несуразностью: «Привет, это Довлатов», как будто можно было спутать с кем-нибудь этот голос.
    Нужно, чтобы возникал литературный праздник, свершавшийся всегда, когда появлялся Довлатов: очередное открытие, вроде обнаруженных смешных слов Смердякова.
    Нужно, чтобы он следил за каждым моим словом, чтобы не позволял произносить «пара дней», чтобы со всей серьезностью устраивал долгие дурацкие дебаты об ударениях в словах «торты» и «тефтели», чтобы было на кого равняться в этаком соревновании.
    Мне нужно это. Речь не о «делать жизнь с кого», с Довлатова делать жизнь нельзя и не надо ни в коем случае, — но его не хватает, не знаю, сумел ли хоть что-то объяснить. Если нет — опять-таки довлатовская насмешка: те нюансы человеческих чувств, постигнутые и описанные им в рассказах «В гору» или «Блюз для Натэллы», мне, значит, в словах недоступны.
    Значит, просто не хватает его, причем не хватает куда больше, чем я предполагал. И чем дальше, опасаюсь, страшусь думать, — тем больше.

  • 16 янв 2018 14:06

    Пётр Вайль----[Интересное и трогательное-малоизвестное эссе}
    БЕЗ ДОВЛАТОВА:---
    Без Довлатова оказалось труднее, чем я думал.
    Я думал, что и к смерти его готов. Во всяком случае, хорошо помню, что ехал на работу в пятницу 2 4 августа 1990 года в полной готовности. Я говорил с Сергеем по телефону в половине восьмого — насколько известно, был последним, кто говорил с ним, — а в десять он умер в машине «скорой помощи» по пути в больницу. Сейчас даже трудно выговорить, но выговорю — в девять, сидя в метро, я знал, что скажу в эфир: умер Сергей Довлатов.
    Сергей не появлялся на радио неделю, звонил мне в этот свой период каждый день по несколько раз — все шло, как обычно, — докладывая о степени погружения: уже нет сил и охоты вставать, уже и лица на потолке кривляются, уже пьет только молоко, но дикая боль в животе (потом оказалось, что боль в животе — фантом, это уже был инфаркт). Так уже бывало, и не раз за последние годы. Единственное, что могло насторожить — некое подведение итогов.
    Он словно диктовал. Для памяти — свою литературную иерархию.
    Лучший поэт — Иосиф Бродский. Его Сергей боготворил. В 78-м, когда приехал в Штаты, тут же позвонил и сразу нарвался: «Привет, как ты, Иосиф?» — «Мы, кажется, были на „вы"». Довлатов объяснял очень убедительно, что познакомился с Бродским в таком нежном возрасте, когда про «вы» никто просто не знал («Я перед ним так преклонялся, что мог даже «на их», но нам было по двадцать лет»). Правда, Бродский на «вы» даже с Найманом и всегда был так.
    Нормальная особенность Довлатова заключалась в том, что он и из этого эпизода сделал рассказ, только не оформил. Благоговения же перед Бродским со временем у него только прибавлялось, хотя эту историю он усугублял и приукрашивал.
    Сейчас как-то глупо повторять — «жаль, что не записал за ним». Все равно глупо, конечно, — не записать. Кто ж знал.
    Знать, вообще-то, можно было, отсюда и готовность. Да и знали все близкие. Знал и сам Довлатов. Удивительным образом его не напугало даже лживое, сделанное по настойчивым уговорам родных, сообщение врача о циррозе печени. (Довлатов говорил: «Цирроз-воевода дозором обходит владенья свои».) Сергей в своем сознании как-то проглотил этот приговор, точнее — включил его в общий синдром. Водка — это естественно для русского писателя, а уж последствия — дело Божье.
    Да, так лучший поэт — Бродский. Только его читал наизусть загулявший Довлатов. Помню, как знающая мельчайшие подробности его жена Лена звонила нашим приятелям, где находился Сергей. «Что он делает? — Стихи читает. — Какие? — Сейчас послушаю. Что-то про драхму. — А, минут пятнадцать еще есть».
    Это было самое любимое стихотворение — «На смерть друга», сейчас уже и на эту смерть.
    ...Может, лучшей и нету на свете калитки в Ничто. Человек мостовой, ты сказал бы, что лучшей не надо, вниз по темной реке уплывая в бесцветном пальто, чьи застежки одни и спасали тебя от распада. Тщетно драхму во рту твоем ищет угрюмый Харон, тщетно некто трубит наверху в свою дудку протяжно. Посылаю тебе безымянный прощальный поклон с берегов неизвестно каких. Да тебе и неважно.
    Лучший прозаик — Куприн. Об этом уже тонко и умно написал Лев Лосев: что Довлатов считал неприличным иметь в кумирах Толстого или Достоевского, Куприн — это он полагал соразмерным. Добавлю: кроме того, Куприн был в первую очередь рассказчик, а больше всего в своих сочинениях Довлатов ценил как раз это — рассказывание историй, увлекательность, он гордился тем, что его всегда дочитывают до конца.
    Лучшая вещь — «Капитанская дочка», что меня удивляло, пока я не понял, что все дело в слезе: Довлатов хотел, чтоб и его читали со слезой, как слова Пугачева:
    «Кто смеет обижать сироту?» Он для того и вставлял часто неуместные и чуждые тексту всхлипы в свои рассказы: кто я, зачем я, отчего?
    Тут ему вкус мог отказывать — он, повторяю, мечтал о читателе плачущем. Смеющегося знал и оттого, наверное, ценил мало. Обладая редким чутьем на юмор (например, у Достоевского любил больше всего смешное и виртуозно находил уморительные места в «Братьях Карамазовых»), Довлатов, в общем-то, не выходил из рамок российской традиции, в которой смех — это низость. Желая уязвить, он говорил про нас с Генисом:
    «Они делят литературу на смешную и плохую». Думаю, все дело в том, что Сергей очень желал массового читателя и понимал, что тому нужен именно всхлип рядом со смешком,
    Тут, пожалуй, единственная точка, где Довлатов поступался вкусом. В остальном он был целен и практически неуязвим.
    Эта цельность производила впечатление сразу и на всех, иногда обманчивое. Так, его неведомую мне человеческую безупречность я обнаружил в некрологах и подивился, что они написаны про другого человека, которого я не знал. А я рядом с Довлатовым прожил двенадцать лет тесно и многообразно — три года в друзьях, два во врагах, два в нейтралитете, пять снова в друзьях.
    На самом деле, если говорить об идеальности, то она у Довлатова проявлялась разве что в единстве стиля. Он-прозаик был равнозначен себе-рассказчику. Завораживал. Не раз он говорил мне, что если б не писателем, то хотел бы быть музыкантом: «Представляешь — выходишь, поднимаешь саксофон, и все умирают». Сам он так обмирал от Чарли Паркера, бесконечно готовый слушать «Раунд миднайт» или «Лавермена». Довлатов мечтал о немедленном воздействии — и производил его. Сколько раз я наблюдал, как цепенели, слушая эту сирену, даже самые страстные его недоброжелатели.
    Он появлялся репризой, фейерверком, устанавливая особую атмосферу остроумия и изящества в любых мелочах. В последние недели его жизни мы с ним завели обыкновение завтракать вдвоем на радио, и Довлатов никогда не обходился взносом банальной колбасы, непременно доставая какую-нибудь конфету с бахромой. Просто так ему было неинтересно.
    Достаточно было произнести при нем вялую пошлость типа «жизнь прожить — не поле перейти», чтобы Сергей занудно приставал весь вечер: «Зачем ты это сказал? Что ты имел в виду?»
    Он был носитель стиля. Но, как это часто случается, дорожил в себе другим. Я хочу сказать, что ему некрологи и посмертные воспоминания понравились бы. Такой примерно — подрумяненный — свой образ он создавал в рассказах.
    Однако себе-герою — авторскому персонажу — Довлатов был не то что не равен, не мог даже приблизиться. Как-то не то я, не то Саша Генис сказал ему:
    «Единственный недостаток твоего лирического героя — излишняя душевная щедрость». Довлатов обиделся.
    Он, как и все мы, заблуждался на свой счет, полагая себя в первую очередь психологом, инженером человеческих душ — это без иронии. Он погружался в хитросплетения взаимоотношений своих знакомых с вожделением почти патологическим — метастазы тут бывали жутковатые: погубленные репутации, опороченные имена, разрушенные союзы. Не было человека — без преувеличения, ни одного, даже среди самых родных, любимых и близких, — обойденного хищным вниманием Довлатова. Тут он был литературно бескорыстен.
    Впрочем, как почти все доморощенные интриганы, Сергей был интриганом простодушным: ему больше нравилось мирить, чем ссорить. Ссорил и обижал он часто — но в силу того, что рассказывал о людях смешное, а смешным быть всегда обидно.
    Может быть, именно этого его погружения в человеческие связи, с подлинной, ненадуманной, настырной, честной заинтересованностью в чужой судьбе, мне больше всего и не хватает без Довлатова.
    Мы-то все орлы, супермены хемингуэевского помета, мы давим чувства, и цедим слова, и уже не замечаем, как за нашей скупой мужественностью утверждается хамское равнодушие. Довлатов был вскормлен той же суровой поэтикой умолчания, но слишком силен был в нем темперамент, и слишком он сам был литературой, чтобы относиться к своим будущим персонажам бесстрастно. Он на самом деле переживал, по-кавказски непомерно, неурядицы близких и даже дальних, иногда искренне забывая о том, что сам был причиной бед и расстройств. Я знал его достаточно хорошо, чтобы не называть человеком высокоморальным. Но он не умножал дикость бытия.
    Он разумом понимал, что надо страдать, чтобы получалось творчество, но наслаждался каждой минутой жизни — хорошей и плохой. С его появлением день получал катализатор: язвительность, злословие, остроумие, едкость, веселье, хулу, похвалу.
    Довлатов был живой, чего не скажешь о большинстве из нас.
    Сейчас он мертвый, что глупо. Хотя жил он хорошо, можно позавидовать, да и умер хорошо — в том смысле, что логично.
    Сколько я за это время выслушал и прочел версий довлатовской смерти, из коих самая распространенная —оттого, что не требует умственного усилия, что укладывается в расхожий стереотип — пил от тоски на чужбине. А от какой тоски пьет весь ЦДЛ и еще несколько десятков миллионов? Довлатов пил и на родине, а возраст сил не прибавляет. Когда умер добивший себя алкоголем и наркотиками Чарли Паркер, врач, не знавший биографических данных, записал: возраст — 55 — 60 лет. Паркеру было тридцать пять. Можно себе представить, что наделала водка в Довлатове за четверть века.
    Отчего пил — вопрос, как говорят в шахматах, некорректный: неверно поставленный, не предполагающий ответа. Сергей очень любил историю об известном американском прозаике, который возмущался постоянным вопросом к его коллегам — как вышло, что они стали писателями; он кричал: это бухгалтера надо спрашивать, как так вышло, что он стал бухгалтером. Сергей сказал мне как-то, что с питьем — то же самое: надо удивляться, почему человек не пьет, настолько это ни с чем не сравнимое ощущение.
    При всей этой тяге к погружению в безумие, Довлатов вообще был человек рациональный, практичный, даже педант, день его начинался со списка дел по пунктам с последующим вычеркиванием, и все мы изощрялись в издевательствах, предлагая пунктом четырнадцатым внести: записать пункт пятнадцатый. Так что, начиная очередной запой, Довлатов, конечно, вносил в некий свой реестр тяжелые последствия, четко осознавал их. Но это не останавливало. Точнее, останавливало, мешало, но только отчасти.
    Что до чужбины, то Сергею в Америке нравилось. Плюс к его преданной любви к американской литературе, плюс к тому, что только здесь он утвердился как писатель, выпустив два десятка книг на двух языках, Довлатову тут нравилось по-настоящему.
    Когда-то, сравнительно недавно, была такая популярная передача на радио «Свобода», 49-минутная американа, составленная из интервью, репортажей, коротких комментариев, музыкальных фрагментов — пестрая и динамичная. Все уже было готово к пробному выпуску, так называемому pilot'y — продумана общая концепция, выбрана главная тема, даже записаны отдельные куски — но названия не было. То есть, варианты, конечно, предлагались дюжинами — все не то. Появился Довлатов — он приходил на радио обычно два-три раза в неделю, участвуя в общей культурной программе «Поверх барьеров» и в персональной «Писатель у микрофона». Обещал тоже подумать, наглядно подумал и сказал: «Бродвей, семнадцать семьдесят пять».
    Это было до обидного просто: назвать адрес редакции—Broadway, 1775.
    Всегда кажется ответственным — придумать заглавие. На самом деле, это важно только в быстрой — газетно-журнальной — публикации, когда заголовок есть часть текста. На долгой дистанции он живет сам по себе, точнее, и не живет вовсе, превращается в сочетание букв и звуков, вполне бессмысленное. Взглянуть на отечественные газеты: в популярнейших любимое слово «комсомол» — ну и что? И раньше это значения не имело, и теперь.
    Я как-то придумал название еженедельника, одного из тех, в которых мне пришлось работать вместе с Довлатовым, — «Новый Свет» — и страшно гордился его красивой многозначностью. Когда вышел первый номер, оказалось, что в китайской типографии перевернули клише, и заглавие можно прочесть, только держа газету наперевес перед зеркалом. И вообще издание просуществовало восемь недель. А не гордись.
    «Новый Свет» был кратковременным ответвлением от еженедельника «Новый американец» — вот это название принадлежит опять-таки Довлатову. Тут все оказалось куда более долговечным — и сама газета, и ее имя. Хотя в начале, в 80-м, это словосочетание — «новый американец» — выглядело не только претенциозным, но и попросту уводящим в сторону. Газету делали как раз те, кто не намеревался, строго говоря, становиться американцами — то есть ассимилироваться. Для того и затеяли русский еженедельник. Но выяснилось, что мы были одними из тех, кто — о том не подозревая — разрабатывал новую социокультурную концепцию Соединенных Штатов.
    Делая основной упор на «новый», Сергей, конечно, не предполагал, насколько был прав, уверенно называя «американцами» нас, которые многим окружающим, да и самим себе, казались социальными инвалидами. Начать с того, что большинство собравшихся под знамя «Нового американца» — и прежде всего, главный редактор Довлатов — английским тогда владели в постыдной степени.
    Это, кстати, главный побудительный мотив возникновения этнических бизнесов — будь то газета или химчистка. Или даже их экзотическое сочетание: в Нью-Йорке есть 48-страничный еженедельник, издающийся для нужд корейских химчисток города — по-корейски, разумеется. Я узнавал: для корейских прачечных — совершенно иное издание, ничего общего.
    Этническая специализация — норма нынешней жизни; в газетных киосках сидят индийцы, медсестрами служат филиппинки, такси водят арабы и гаитяне (я однажды ехал с лакированным, как телефон, водителем по имени Жан Лафонтен). Основная объединяющая идея конца века — национальная — и разрушила нарядную утопическую концепцию «плавильного котла». Американский melting pot покипел-покипел, но сплава не вышло — так, недоваренный супчик, в котором каждый ингредиент легко различим. Самый ход жизни привел к той идее, которую теоретическая мысль подхватила, дав точное уродливое имя — мультикультурализм.
    Продолжене следует....

  • 13 янв 2018 14:19

    Магия аромата
    Магия аромата
    Люди могут закрыть глаза и не видеть величия, ужаса, красоты, и заткнуть уши и не слышать людей или слов. Но они не могут не поддаться аромату. Ибо аромат – брат дыхания.
    Патрик Зюскинд,немецкий писатель современности.
    Таинственный мир прекрасных ароматов чарует нас и влечёт к себе с давних времен. Духи, эти «душистые пленники», позволяют нам вырваться из повседневности, ощутить радость жизни.
    Издавна человечество удовлетворяло потребность в красоте и прекрасных запахах цветами, из которых делали гирлянды и венки. Ими украшали помещения, увенчивали избранных и героев.
    Аромат, запах - сильное средство воздействия на человека.
    Об этом и расскажем ниже. А сначала - несколько легенд связанных с ароматами.
    Ассирийский царь Сарданапал, будучи, свергнут с престола, избрал для себя смерть, достойную любителя роскоши. Он приказал сложить костер из благовонного дерева, взошел на него вместе с женами и сокровищами и задохнулся в облаке ароматного дыма.
    Ароматы входили в число хитростей, которыми Клеопатра покорила Марка Антония. Она встретила флот Антония на корабле, паруса которого были пропитаны парфюмами.
    Шекспир: "А пурпурные были паруса напоены таким благоуханьем, что ветер, млея от любви, к ним льнул."
    При строительстве многих мусульманских храмов в известковый раствор добавлялся мускус, чтобы раскаленные солнцем камни испускали дурманящий, окутывающий аромат.
    Даже пророк Магомет говорил, что больше всего на свете любит «женщин, детей и духи».
    А в эпоху чумы духи спасли Марсель. В 1720 году четыре человека, грабившие трупы, изобрели средство от чумы; Когда их поймали, грабители выпросили помилование за рецепт своего чудотворного средства. Благодаря снадобью город был спасен. Запах отпугивал насекомых-переносчиков болезни.
    АРОМАТ– поистине магическая субстанция!
    Мы не замечаем, как невидимая сила запахов воздействует на наш мозг и подсознание.
    Обонятельные сигналы обрабатываются в отделе головного мозга, отвечающем за управление эмоциями. Поэтому запахи оказывают воздействие на психоэмоционанальное состояние человека,
    изменяя настроение.
    ЗАПАХИ И ПАМЯТЬ
    Запахи пробуждают память, не логическую, а эмоциональную.
    Мимолётный запах может воскресить воспоминание о давно прошедшем, оживить в памяти события прошлого.
    Вот среди страниц книги нам попался засушенный цветок с едва слышным ароматом. Память рисует нам картины цветущего луга, солнца, стрекоз над ручьем…
    Объяснение ассоциативной связи между обонянием и памятью в том, что запах нельзя описать, используя общие определения.
    Зрительные впечатления можно описать, используя цвета, форму. Вкус бывает сладкий, кислый, соленый и т. д.
    Представление же о запахах является чисто предметным. Мы говорим о запахе роз или лука; иногда о цветочном или фруктовом запахе, запахах кухонных, лакокрасочных.
    Но невозможно назвать запах, не связывая его с определенным предметом. А, испытывая запах, можно воскресить забытую память о связанном с ним эпизоде.
    У североамериканских индейцев существовал своеобразный способ фиксации в памяти важных событий. Индеец носил на ноге, в специальных капсулах из рога, набор веществ, обладающих характерным ароматом. В нужные минуты он открывал капсулу и вдыхал ее запах. Индейцы утверждали, что этот же запах мог и через много лет, пробудить яркие воспоминания.
    Эффект Пруста
    Эпизод, связанный с запахами, есть в романе Марселя Пруста «По направлению к Свану». Рассказчик приходит в гости к матери, которая угощает его бисквитным печеньем. Вкус и запах печенья внушают ему восторг, пробуждают яркие воспоминания о детстве.
    Процесс обретения воспоминаний через запахи получил название «феномен Пруста». и стал источником вариаций у разных авторов.
    У Жорж Санд запах вьюнков вызывал перед взором испанские горы и обочину дороги, где она собирала их в первый раз.
    А.К.Толстой писал: "Сейчас только вернулся из лесу, где нашел много грибов. Мне как-то говорили о влиянии запахов и до какой степени они могут напомнить и восстановить в памяти то, что было забыто уже много лет… Вот сейчас, нюхая рыжик, я увидел перед собой, как в молнии, все мое детство во всех подробностях до семилетнего возраста".
    Как же возникает эта магия ароматов?
    Душистые вещества и запахи
    Духи— это спиртовые растворы смесей душистых веществ.
    Растительным сырьем для духов служат, лепестки цветов, плоды, листья. Из них путём перегонки и экстракции получают эфирные масла.
    Например, Нероли, или Флердоранжевое масло — эфирное масло цветков померанца.
    Душистые вещества животного происхождения используются в виде настоев для фиксации аромата. Это амбра, мускус, кастореум, цибетин.
    Кратко об этих веществах.
    Амбра - душистый продукт, образующийся в кишечнике кашалота
    Кастореум — выделение желез бобра
    Мускус —секрет из желез самца мускусной кабарги.
    Сивет (цибет, цибетин) — выделение желёз виверры (циветты)
    Изготовляют и синтетические душистые вещества - в качестве ароматизаторов используются альдегиды и сложные эфиры.
    Например, 2-фенилэтилформиат имеет запах хризантем, этилбутират - запах ананасов.
    Бензальдегид (C7H6O) —имеет запах горького миндаля
    Бензилацетат (C9H10O2) — напоминает запах жасмина
    Анисилацетат (C10H12O3) —фруктово-цветочный запах, итд.
    У синтетических ароматизаторов может быть и запах, которого нет в природе…
    Альдегиды могут пахнуть прогорклым жиром... Запах ужасен, но в сочетании с другими компонентами получаются изумительные композиции. Классический пример - духи «Chanel №5».
    Состав духов
    Искусство составления парфюмерных композиций сродни музыке. Французский парфюмер, Пиесс в 19 столетии расположил запахи в соответствии с музыкальной октавой. С того времени парфюмеры говорят о нотах при описании ароматов духов.
    Ноты
    Верхняя нота - первое впечатление от аромата. Если продолжать музыкальную аналогию, это увертюра. Начальная нота состоит из быстро испаряющихся цитрусовых и травяных нот: апельсин, лимон, бергамот, лаванда.
    Средняя нота или нота сердца. Ее можно почувствовать спустя 10-20 минут.
    Используются: жасмин, герань, роза, иланг-иланг.
    Нижняя нота или базовая, "шлейф" аромата - держится 10-15 часов идольше.
    Это - "финал" душистой оперы. Аромат уже не изменится, пока не исчезнет. Базовая нота определяется веществами с низким уровнем испарения. Они имеют маслянисто-сладкий запах - сандал, пачули, шалфей, ваниль, мускус, цибет, амбра.
    Духи - это невидимый, но зато незабываемый, непревзойдённый модный аксессуар. Он оповещает о появлении женщины и продолжает напоминать о ней, когда она ушла.
    Коко Шанель.
    Столица духов
    Парфюмерная фабрика "Галимар"во французском Грассе, мировой столице духов. Здесь более полусотни парфюмерных фабрик, из Грасса поставляется 60% всей парфюмерии мира!
    А вокруг города растут цветы, чье дыхание используется для создания ароматов: розы, жасмин, апельсиновые деревья, лаванда...
    Специальные рамки смазываются жиром и покрываются лепестками. Затем жир отмывается спиртом, в который переходит цветочный аромат, а из того, что осталось, делают мыла и свечи.
    Другой способ получения душистых веществ –перегонка и экстракция.
    Люди-нюхачи, создающие духи - редчайшая профессии. В мире чуть больше 100 дипломированных мастеров-парфюмеров. В Грассе - 30 из них.
    В роли парфюмера на фабрике "Галимар" однажды попробовал себя и Борис Ельцин. Причем созданный им аромат, названный "Уральская тайга", произвел на французов очень яркое впечатление.
    Важный момент в истории парфюмерии - 10-е годы XX века, когда кутюрье соединили модельный бизнес и парфюмерию. В 1911 году Поль Пуаре стал первым, кто ароматами дополнил линии одежды. Идею подхватила Габриэль Шанель, выпустившая в 1921 году духи со своим товарным знаком ("Chanel№5").
    Аромат, сначала обозначенный, как "Индийская мечта", Герлен выпустил на рынок как "Шалимар".
    Однажды Герлен взял всю ваниль, какая у него была, и добавил в уже существующий парфюм Jicky. Создатель другой парфюмерной легенды, Chanel №5, Эрнест Бо, говорил: «Если бы я использовал столько ванили, у меня получился бы заварной крем, а Жак Герлен создал Shalimar»!
    Первые духи Франсуа Коти — Rose Jacqueminot (Роза Жакмино).
    Успех пришёл к мастеру, когда он разбил флакон в бутике, отказавшем ему в продаже. Почувствовав чудесный запах, исходящий от пола, посетители стали требовать этот парфюм. Rose Jacqueminot добилась популярности в одно мгновение!
    Запах может оказывать сильное воздействие на эмоции и поведение человека.
    Афродизиаки и феромоны
    Афродизиаки – (греч. aphrodisiacos – любовный) – вещества, обладающие свойством стимулировать сексуальное влечение.
    В древних легендах говорится, что у Афродиты был чудесный пояс, в котором были заключены любовь и желание. Пояс источал волшебный аромат, любовной власти его подчинялись люди и боги. С помощью пояса Афродиты Гере удалось соблазнить самого Зевса.
    Аромат может стать причиной вспыхнувшей симпатии или необъяснимой неприязни. Оказывается, некоторые компоненты эфирных масел обладают гормоноподобной структуройи вмешиваются в психофизические функции организма, влияют на гипофиз и вызывают образование эндорфинов.
    Феромоны
    Афродизиаки способствуют выработке притягательных запахов – феромонов. Феромоны усиливают привлекательность у противоположного пола на подсознательном уровне.
    Сильные афродизиаки –цибетин, мускус и амбра, поклонником которой был Казанова. Запах же мускуса напоминает запах мужского феромона адростерола. Кстати, мускус дорогой компонент – дороже золота.
    Масло иланг-иланга - цветка с филиппинских островов обладает особой притягательностью для сильного пола.
    Употребление определенных продуктов увеличивает выработку запаха, привлекающего лиц противоположного пола.
    Для мужчины это: лук, помидоры, овощи и фрукты красного и желтого цвета. Для женщин –цитрусовые, бананы, овощи белого и зеленого цвета - капуста, огурцы, картофель.
    Вомер или Якобсонов орган—два маленьких кармашка в основании носовой перегородки, примерно на уровне заднего края крыльев носа. Вомер считается ответственным за эротическое обоняние. Но не все имеют развитый “второй нос”, таких людей примерно 20- 60%.
    Ароматы и запахи в современном мире
    Одорология — наука о запахах. Различают направления: медицинская, криминалистическая, психологическая.
    Криминалистика
    Криминалистическую одорологиюразделяют на кинологическую и инструментальную — ольфактронику (лат. olfactus — запах).
    В кинологической одорологии используется орган обоняния служебной собаки для отыскания предметов и людей. А в инструментальной одорологии в качестве анализатора применяются приборы, способные выделять спектр пахучих веществ в виде ольфактрограммы.
    В ГИБДД используют газовый анализатор, определяющий количество алкоголя в выдыхаемом человеком воздухе. Разрабатываются приборы для идентификации человека по запаху.
    Новый Шерлок Холмс
    В пробирках- раствор, с клетками крови. Экспериментатор может определить по реакциям в пробирках, что, заходивший в комнату человек, был в синем вельветовом костюме, у его шариковой ручки нет колпачка, а сам он был раздражен бытовыми неприятностями. И рассказали экспериментатору об этом биодатчики - те растворы клеток в пробирках.
    Оказывается, некоторые живые клетки определенным образом реагируют на химические соединения в виде запахов. Анализом таких реакций и удается установить, кто был в комнате и каково его состояние.Недостаток - недолговечность «приборов» из пробирки.
    Есть методика, по которой запахи с места преступления переносятся на куски байки, а затем "консервируются" в стеклянных банках.
    Такая коллекция есть в лаборатории криминалистической одорологии МВД России. На полках -сотни банок, внутри каждой - куски байки с этикетками: "От детей", "От автомашины"... А ниже дата, место взятия запаха. Идентифицировать запахи помогают собаки-«детекторы». Понюхал «детектор» кусок байки, запомнил запах, и сравнивает его с другими.
    В аэропортах
    Хорошо определяет запахи специальная порода, собака Шулимова, или шалайка ( К. Шулимов скрестил лайку, фокстерьера и шакала).
    На ткань собирают запах – прогоняют через нее воздух в самолетах, а в лаборатории собака находит, где есть взрывчатое вещество. Так собаки инспектируют самолеты.
    Медицинская одорология
    Недавно ученые сконструировали прибор-диагност. Больной помещается в герметическую камеру, и вмонтированные газовые анализаторы по мельчайшим частицам запаха определяют диагноз. Там, где анализы крови, мочи, желудочного сока еще не выявляют патологию, по запаху уже ставится диагноз.
    Знания в области медицинской и психологической одорологии используются в ароматерапии и аромамаркетинге.
    Из истории ароматерапии
    Ароматерапия— разновидность альтернативной медицины, в которой используется воздействие на организм ароматических веществ.
    Великий врач Гиппократ(460-370 г. до н. э.) считал, что путь к здоровью лежит через ароматическую ванну и ароматический массаж. Благовония и ароматические вещества в древнем мире были символами богатства.
    При встрече Царица Савская преподнесла царю Соломону редкие пряности и благовония, -царский подарок!
    Розовая вода и другие экзотические ароматы стали популярны в Европе после крестовых походов (12 век) К XIII столетию "ароматы Аравии", цветочные воды и эфирные масла появились
    в аптеках Европы. Во времена Ренессанса эфирные масла стали применять как средство против инфекций и эпидемий, антисептическое средство.
    Обоняние оказывает влияние на нашу жизнь многими способами, которых мы не осознаем... Запах снижает эмоциональное и психофизическоенапряжение, стимулирует творческую активность…
    Современная ароматерапия лечит, применяя эфирные масла, вводимые в организм через дыхательные пути (вдыхание, ингаляция) и через кожу (массаж, ванна, компресс). С помощью ароматов можно улучшать настроение, облегчать депрессии, улучшать взаимоотношения между людьми.
    Термин же "ароматерапия" был введен в 1928 году французом Гаттефоссе.
    Лечение ароматами
    АРОМАТЫ - СТИМУЛЯТОРЫ
    Концентрируют внимание, улучшают память, работоспособность.
    Кедр, лимонник, лимон, апельсин, пачули, корица.
    АРОМАТЫ – АДАПТОГЕНЫ
    Нормализуют работу нервной системы, повышают коммуникабельность.
    Мята, лаванда, лавр, жасмин, роза, мирра, миндаль.
    СЕДАТИВНЫЕ АРОМАТЫ
    Успокаивают при стрессе, переутомлении, грусти.
    Ромашка, герань, мелисса, ваниль, лотос, орхидея, тибетские благовония.
    ПИТАЮЩИЕ АРОМАТЫ
    Оживляют при переутомлениях, душевных муках, комплексе неполноценности - при источнике разрушения внутри себя.
    Кориандр, базилик, герань, грейпфрут, имбирь, сосна, туя, лаванда, лавр.
    РЕАБИЛИТАЦИОННЫЕ АРОМАТЫ
    Помогают справиться с недугами после тяжелых заболеваний, травм, операций.
    Это имбирь, туя, сосна, кедр, апельсин, мята, корица, роза,
    АРОМАТЫ, ПОВЫШАЮЩИЕ КОММУНИКАБЕЛЬНОСТЬ, ИНТЕЛЛИГЕНТНОСТЬ, ОБАЯНИЕ
    Это жасмин, апельсин, мандарин, шалфей, нероли, роза, можжевельник, лимон.
    Ароматические масла поддерживают физическое и душевное здоровье, приводят наши чувства в равновесие.
    Аромалампы.
    С помощью аромаламп ароматизируют воздух и уничтожают болезнетворные бактерии.
    Композиция эфирных масел поможет создать мягкую, уютную атмосферу или будет стимулировать умственную и физическую активность.
    В современной жизни очень много рекламы. Улицы городов, страницы журналов, экраны телевизоров заполнены рекламой. У людей возникает зрительная и слуховая усталость.
    Зато различные ароматизаторы, помимо традиционных областей применения находят все более широкое применение .
    Аромамаркетинг
    Это целенаправленная ароматизация для создания комфортной атмосферы и привлечения клиентов.
    Ученые выяснили, что запахи влияют на мозжечок. Поэтому при помощи парфюма можно воздействовать на психологию поведения и создавать определенное настроение.
    Изначально аромамаркетинг использовался в шоу-бизнесе. При проведении зрелищных мероприятий ароматы использовались для усиления эмоционального воздействия на зрителей.
    Аромамаркетинг включает в себя направления:
    аромамерчандайзинг, занимающийся дезодорацией торговых помещений, аромабрендинг- разработка аромалоготипа компании; аромадизайн помещений, аромаклининг (нейтрализация нежелательных запахов), ароматизация сувениров, полиграфии, даже бензина.
    Примеры:
    В некоторых американских офисах слышны запахи лимона: оказывается, лимонный аромат способен сократить количество ошибок персонала.
    Английские дипломаты перед приемом опрыскивают залы переговоров запахами моря: солоновато-йодистый воздух снимает раздражение и способствует деловой активности.
    Ваниль или лимон, добавленные в вентиляционную систему магазина, увеличивают уровень продаж на 15%.
    Эфирные масла жасмина, розы и мяты возбуждают клетки серого вещества мощнее, чем крепкий кофе.
    Школьники писали арифметический и словарный диктанты. Мята и лимон уменьшают количество ошибок. А лаванда в работе по русскому языку уменьшает количество ошибок, а по математике увеличивает.
    Студенты лучше сдают экзаменыи зачеты, если аудиторию время от времени наполнять ароматами мяты или ландыша.
    Западные агентыпо торговле недвижимостью на первой встрече с клиентом расспрашивают человека о его детстве, доме родителей... А при знакомстве с домом, он сразу понравится клиенту. Потому что в нем пахнет, как в детстве, мамиными пирожками. Ведь незадолго до его прихода агент протопил камин, бросив на уголья немного корицы...
    Ароматизация
    Ароматизируют различные помещения специально подобранными запахами: торговые с целью увеличения продаж, офисные для повышения работоспособности, общественные для снижения агрессии.
    Оптимальные запахи
    для торговых помещений:
    Наиболее подходящими для продуктовых отделов считаются запахи огурца, арбуза, выпечки.
    - для кафе, баров, кондитерских хороши ароматы кофе, манго, шоколада и ликера ,а праздничную атмосферу поможет создать запах клубники или пряников;
    - для магазинов одежды важны ароматы роскоши и спокойствия (сандаловое дерево, ваниль, цитрус, мята, лаванда);
    - туристическим агентствам подойдет аромат экзотических фруктов, цветов и моря;
    - покупателей в мебельных магазинах «задобрят» запахи каппучино, пирожных и дыни,
    - постояльцев дорогих отелей - ароматы манго и розы;
    - Расслабиться в салоне красоты можно под благоухание свежих цветов, мандарина или кокоса;
    - медицинским учреждениям, для снятия чувства тревоги, помогут запахи ванили, розы.
    В аромадизайне лидируют автомобильные компании. В задачи входит нейтрализация естественных запахов авто (которые не всегда приятны), и разработка неповторимого запаха для марки.
    А вот аромат шоколада стимулирует тягу к «духовной пище»!
    Застигнутые запахом шоколада покупатели в 2,22 раза чаще задерживались в книжном магазине, чаще уходили с покупкой. В благоухающих шоколадом магазинах продажи кулинарных книг и сентиментальной прозы выросли на 40%. А спрос на исторические романы и детективы также вырос на 22%. (Ах, вот почему при многих книжных магазинах теперь кафе!)
    Немного статистики: программисты допустили ошибок меньше на 20% при запахе в помещении лаванды, на 33% - жасмина и на 54% меньше – лимона.
    Ароматизация маслами эвкалипта, апельсина и лимона на 80% сокращает количество вирусов в помещении.
    Ароматизация полиграфической продукции осуществляется нанесением на оттиск красок, лаков, содержащих ароматизаторы. Также используются вещества в микрокапсулах (2-30 мкм).
    Возможно комбинирование эффектов. Например, сувенирный коврик для мыши, на котором от тепла руки проявляется изображение чашки кофе, от трения появляется аромат.
    В Америке и Великобритании уведомления об уплате налогов пропитаны составом с неприятным запахом – такие квитанции оплачиваются гораздо быстрее…
    Запахи в кино
    Динамика науки и техники в 21 веке продолжается, нас постоянно удивляют новинками.
    Например, эффекты при просмотре фильмов в 4D-5D кинотеатрах.
    Комбинация трехмерного изображения, в сочетании с креслами на движущейся платформе, ощущением ветра, запахов, брызгов воды создает эффект присутствия.
    Фильм Дети шпионов 4 вышел в формате 4D-Аромаскоп
    Зрители перед сеансом получали арома стикер, карточку, на которую были нанесены ароматизаторы. На экране появлялись цифры, а зрители, стирая соответствующую ячейку на карточках, чувствовали запах...
    И в заключение
    Интересные факты и истории о духах и ароматах
    По свидетельству Геродота, можжевельником окуривали дома, чтобы предохранить их от удара молнии.
    Африканец, живущий в дикой природе, способен уловить запах своего друга, прошедшего по лесной тропинке несколько часов назад.
    XVI век соединил профессию перчаточника с профессией парфюмера, - в моду вошли парфюмированные перчатки.
    Новая технология "Живые цветы" позволяет "собирать" запах несорванных цветов и растений. Их помещают под стеклянный колпак и через специальное ответвление "вытягивают" аромат.
    Оказывается, блондинки пахнут амброй, брюнетки – фиалкой, а шатенки – слоновой костью или мускусом.
    Эпатажный парфюмер Тьерри Мюглер представил новую коллекцию ароматов по роману Зюскинда «Парфюмер». В шкатулке, на бархате, поблёскивали 15 флакончиков с эссенциями, каждая была создана по мотивам одной из глав романа.Был среди них запах девственницы – Virgin №1 из 8 главы, и аромат Парижа Paris 1738 из седьмой, и запах ремёсел Atelier Grimal из шестой, и даже немытого тела – Human Existence. Венчал коллекцию аромат Aura, запах любви, созданный героем романа.
    Немка Хельга Хауг организовала продажу флаконов с запахом... берлинского метро. Аромат включает в себя запах пекарни, машинного масла и поездов. Покупка становится для людей напоминанием о любимом городе, или сувениром.
    Канадские представители Pizza Hut решили выпустить собственные духи, сочетающие нотки плавленого сыра, салями и других ингредиентов их фирменного блюда.
    «В аромате есть убедительность, которая сильнее слов, очевидности, чувства и воли».
    Патрик Зюскинд, "Парфюмер" книга -интереснейший детектив.

  • 12 янв 2018 11:58

    NINA RICCI- Paris
    Нина Риччи --яркая женщина со светлым улыбчивым лицом, смогла покорить весь мир. Ее называют «Икона мировой моды», «Светило вселенной женского платья» и многими другими говорящими именами. Но мало кто знает, что женщина, чей псевдоним ассоциируется исключительно с роскошью, жила в крайней нищете и на пути к славе ей пришлось брать не один барьер. Нина Риччи – сверхновая в созвездии великих кутюрье.
    Настоящее имя модельера – Мари Аделаид Ньели. Будущая звезда модной индустрии появилась на свет 14 января 1883 года, в итальянском городе Турине. Отец Мари был сапожником и в поисках лучшей доли, он увез семью в Монте-Карло, но вскоре умер, оставив семейство в крайне бедственном положении. В итоге двенадцатилетней Мари ничего не оставалось, как пойти в обучение к швее. У девушки внезапно обнаружился талант к шитью и созданию шляп, которые были настолько оригинальны и очаровательны, что за ними выстраивались очереди.
    Когда Мари исполнилось четырнадцать лет, она вместе сестрой и матерью устроилась работать в галантерейный магазин. Работа ей досталась далеко не престижная: пришивать пуговицы, гладить ткани, бегать с поручениями,… но никто тогда не знал, какие демоны бушевали в душе подростка. Мари твердо решила стать модисткой и вырваться из нищеты, к чему прилагала всяческие усилия. Спустя время, восемнадцатилетняя Мари все же выросла до первой модистки, а уже через два года смогла нанять собственных портних, которые создавали одежду из лучшей ткани по ее рисункам.
    В один из дней Мари стояла в ожидании транспорта на остановке. Именно там ее увидел Луи Риччи, увидел и пропал. После того, как они поженились, Мари поменяла фамилию и имя, так она стала Ниной Риччи, которую знают в веках. Ниной девушку называли в кругу семьи, поэтому она всегда считала это имя родным. К сожалению, брак быстро распался, и женщина осталась одна с маленьким сыном Робертом на руках.
    В 1908 году Нина устроилась на работу в Дом Раффин, где проработав десять лет, стала его совладелицей. Позже Дом пришлось упразднить, но мадам Риччи не слишком беспокоится, она знаменита, богата, ее имя произносится с восторженным придыханием, к ее услугам лучшие ткани в мире… Модельер уже решила уйти на покой, посчитав, что добилась всего чего хотела и очень устала от бесконечной гонки, но в этот раз в планы женщины вмешалась сама судьба под видом ее сына Роберта.
    Сын уговаривает звездную маму открыть Дом Нины Риччи. Надо сказать, что мероприятие было донельзя рискованным, так как начался Мировой кризис в котором сгорело немало обещающих стартапов того времени. Но все же в 1932 году, на свет появилось главное детище дуэта - Дом моды Nina Ricci.
    После первых показов на семейный тандем свалилась бешеная популярность: от богатых клиентов просто не было отбоя, заказы приняли лавинообразный характер, и портнихи едва справлялись, приобретались самые дорогие и модные ткани и фурнитура. А все потому, что мадам Риччи знала, что хочет ее основная аудитория – качество, лучшие ткани, оригинальность, и не заоблачные цены. Основу первых показов, после которых семья обрела успех строились на актуальных и поныне вещах: маленькое платье, платье-пиджак, классические костюмы… А благодаря идеальной обработке швов и элегантному фасону одежды. Вскоре у Нины Риччи стал одеваться весь Париж.
    Но мировую известность семье принесла не одежда, а парфюмерия. После окончания войны Роберт Риччи выпустил духи Coeur-Joie, а еще через два года L'air du Temps. Продажи ароматной воды принесли компании баснословную прибыль и известность. Говорят, что L'air du Temps Роберт создал для любимой женщины, вложив в него всю силу своего первого чувства… Возможно, именно поэтому и сегодня эти духи покупаются буквально каждые пять минут.
    Нина Риччи ушла из жизни 30 ноября 1970 года. После ее смерти компанию возглавлял Роберт, который покинул наш мир в 1988 году, после чего компания перешла к Жилю Фуш – приемному сыну Риччи.
    В 1998 году компания Mariano Puig выкупила бренд и началась новая эпоха в жизни компании. Теперь Дом моды выпускает не только потрясающие платья и духи, но и часы, которые, по мнению модельеров, являются лучшим способом выразить личный стиль.

  • 11 янв 2018 11:50

    Ираклий Адроников Его друзья – Пастернак, Маршак, Раневская – называли его чародеем и кудесником за его феноменальный талант. О чем бы он ни говорил – о симфониях Танеева, поэзии Лермонтова или исторических загадках – это было увлекательно и смешно. Блистательный рассказчик, мастер импровизаций, доктор наук и народный артист в одном лице – Ираклия Андроникова обожал весь Советский Союз.
    «Кушай, мой миленький, кушай. Чаю хочешь еще? Ты не стесняйся. Тебя звать-то как? Ираклий? Это кто ж тебе имя такое дал? Мама? А по батюшке тебя как величают-то? Как? Алу… Басар… Луарсаб? Господи, чего это она так постаралась! И не запомнишь», – вздыхала тетка Алексея Николаевича Толстого, угощая чаем молодого парнишку, который недавно приехал в Москву из Тбилиси и ожидал знаменитого писателя у него дома. Об этом много позже вспоминал в своей книге сам парнишка, имя которого на первых порах не каждый мог запомнить, но высочайшая популярность и признание которого в скором времени уже ни у кого не требовало пояснений.
    Таких людей, как он, называли «ходячей энциклопедией». Он был единственным в стране и доктором филологических наук, и народным артистом СССР. А среди его почитателей и друзей были Алексей Толстой, Борис Пастернак, Самуил Маршак, Юрий Тынянов, Фаина Раневская, Соломон Михоэлс, Вениамин Каверин и многие другие. К этому добавлялась воистину всесоюзная любовь простых советских граждан. «Читает и рассказывает Ираклий Андроников» – эти слова дикторов моментально собирали вокруг радиоприемников, а позже и «голубых экранов», людей разных возрастов. Они восхищенно внимали каждому слову этого великого исследователя и мастера публицистики.
    http://jewish.ru/get_img?ImageWidth=865&ImageHeight=390&ImageId=955
    О мастерстве подачи информации и непревзойденном даре перевоплощения Андроникова – причем не по заученным сюжетам и сценам, а в рамках импровизаций – ходили легенды. Эти легенды и вырисовывали образ одного из самых узнаваемых людей своего времени. Корней Чуковский, к примеру, сформулировал его так: «В справочнике Союза писателей кратко сказано, что Андроников Ираклий Луарсабович – прозаик, литературовед и только. Если бы я составлял этот справочник, я раньше всего написал бы без всяких покушений на эксцентрику: Андроников Ираклий Луарсабович – колдун, чародей, чудотворец, кудесник. И здесь была бы самая трезвая, самая точная оценка этого феноменального таланта».
    «Интеллигентный человек начинается там, где кончается пятый пункт…» – говорил Ираклий Андроников во времена, когда говорить об этом не решались другие. Долгое время считалось, что по этому пункту Андроников был грузином, ведь говорить о еврейских корнях во времена ярого советского антисемитизма было «неприлично». Вместе с тем это был редкостный сплав генетических основ – на становление выдающейся личности влияние оказали и грузинские, и еврейские семьи, в которых он воспитывался.
    http://jewish.ru/get_img?ImageWidth=865&ImageHeight=390&ImageId=956
    Ираклий Андроников родился 28 сентября 1908 года в Петербурге, где в то время учился в университете на юридическом факультете его отец – будущий успешный столичный адвокат Луарсаб Николаевич Андроникашвили, который происходил из знаменитого в Грузии дворянского рода. В 1917 году Временным правительством отец юного Ираклия даже был назначен секретарём уголовного департамента Сената. Большую часть детства Ираклий провел в Тбилиси – и позже он очень часто бывал в Грузии, писал о грузинских писателях, музыкантах, художниках, ну и конечно же, о грузинской теме в творчестве Лермонтова. Андроников – один из крупнейших исследователей творчества Лермонтова.
    А вот мама Ираклия – Екатерина Яковлевна Гуревич – происходила из известной еврейской семьи, которая внесла заметный вклад в просвещение и культуру России. Ее отец, дедушка Ираклия, Яков Григорьевич Гуревич, выпускник историко-филологического факультета Петербургского университета, был одним из основателей знаменитых Бестужевских курсов. В 1883 году он открыл в столице России частную гимназию «реальное училище Я.Г. Гуревича», которое окончили многие в будущем выдающиеся люди. Он же был и автором десятков фундаментальных трудов и учебников по истории, основателем и первым редактором журнала «Русская школа». Известными писателями и общественными деятелями были также дядя и тетя Андроникова по материнской линии. И они принимали активное участие в воспитании племянника.
    http://jewish.ru/get_img?ImageWidth=865&ImageHeight=390&ImageId=957
    Если же быть последовательным, то из Петербурга в 1918 году семья переехала в небольшую деревню под Тулой. Туда, в Высший педагогический институт, был приглашен читать курс истории философии отец Андроникова. Через три года семья переехала в Тбилиси, а тогда Тифлис. «Дом наш был всегда полон, – вспоминал Андроников. – Писатели, режиссеры, актеры, художники, музыканты, юристы, ученые; кто только не бывал здесь – Тициан Табидзе, Паоло Яшвили, Котэ Марджанишвили, Сандро Ахметели, приезжие из Москвы и из Ленинграда. Разумеется, в этой среде моя природная склонность к литературе, искусству, к наукам гуманитарным получала подтверждение и крепла».
    После окончания школы в Тифлисе в 1925-м Андроников поступил на историко-филологический факультет Ленинградского университета и одновременно на словесное отделение Института истории искусств. Он окончил университет в 1930 году, получив диплом литработника с журнально-газетным уклоном. Правда, как утверждал сам Ираклий Луарсабович, он мечтал посвятить свою жизнь музыке, но природная застенчивость юношеской поры не дала возможности признаться в этом родителям и, в первую очередь, самому себе. Но вот ценителем музыки он оставался всегда, а одно время и выступал лектором Ленинградской филармонии, что, учитывая всё ту же стеснительность, далось ему очень нелегко.
    http://jewish.ru/get_img?ImageWidth=865&ImageHeight=390&ImageId=958
    С целью совладать с волнением перед первым выступлением ходил он даже к доктору-гипнотизеру. Впрочем, от гипноза последний его отговорил – просто выслушал речь, подготовленную к выступлению. С этой речью, посвященной симфонии Сергея Танеева, Андроников и вышел затем на сцену филармонии. Позже по мотивам этого выступления он будет исполнять зарисовку «Первый раз на сцене». Кто слышал – навряд ли сдержал слезы от смеха. Выступление для лектора прошло как в тумане. И когда он спросил, как все прошло, то услышал в ответ: «Конечно, теоретически можно допустить, что бывает и хуже. Но ты должен гордиться тем, что покуда гаже ничего еще не бывало. Зал, в котором концертировали Михаил Глинка и Петр Чайковский, Гектор Берлиоз и Франц Лист, – этот зал не помнит подобного представления. Мне жаль не тебя. Жаль Госцирк – их лучшая программа прошла у нас». Дальше пошли детали. «Ты стал кому-то лихо подмигивать в зал, намекая всем, что у тебя имеются с кем-то интимные отношения. Затем ты отворил рот и закричал: “Танеев родился от отца и матери!” Помолчал и прибавил: “Но это условно!” Потом сделал новое заявление: “Настоящими родителями Танеева являются Чайковский и Бетховен”. Помолчал и добавил: “Это я говорю в переносном смысле”. Потом ты сказал: “Танеев родился в 1856 году, следовательно, не мог родиться ни в 58-м, ни в 59-м, ни в 60-м”. Так ты дошел до 74-го года. Но тут ты заговорил о его творчестве. “Танеев не кастрюли паял, сказал ты, а создавал творения. И вот его лучшее детище, которое вы сейчас услышите”. И ты несколько раз долбанул по лысине концертмейстера виолончелей, почтенного Илью Осиповича, так, что все подумали, что это он и есть любимое детище великого музыканта, впрочем, незаконное и посему носящее совершенно другую фамилию. Никто не понял, что ты говоришь о симфонии. Тогда ты решил уточнить и крикнул: “Сегодня мы играем Первую симфонию до минор, це-моль! Первую, потому что у него были и другие, хотя Первую он написал сперва... Це-моль – это до минор, а до минор – це-моль. Это я говорю, чтобы перевести вам с латыни на латинский язык”. Потом помолчал и крикнул: “Ах, что это, что это я болтаю. Как бы меня не выгнали!..” Тут публике стало дурно одновременно от радости и конфуза».
    http://jewish.ru/get_img?ImageWidth=865&ImageHeight=390&ImageId=959
    Просто выяснилось, что все свои мысли Андроников в тот момент произносил вслух. К счастью, телевидение запечатлело многие рассказы этого талантливого человека. Его, конечно же, необычайно интересно и читать, и слушать, но подлинное впечатление дает, пожалуй, именно зрительный просмотр. Недаром ведь говорили, что «телевидение, несомненно, было изобретено под Андроникова, под его дар устного перевоплощения и занимательного литературоведения». А как он поражал современников способностью воссоздавать речевые особенности тех, с кем был знаком! Он точно воспроизводил осанку, жесты, мимику, передавал даже интонацию и тембр голоса своих героев.
    Рассказы Андроникова словно создавали эффект присутствия людей, о которых он говорил. В каждом из рассказов виделось сочетание глубокого исследовательского ума с явным актерским талантом. Артистов этого жанра называли тогда имитаторами, но вклад Ираклия Андроникова был намного шире – литературовед, «лермонтовед», историк, археограф. У него был действительно дар – он награждал других интересом к тому, о чем он рассказывал сам.


    Алексей Викторов


  • 10 янв 2018 14:08

    Л.ОРЛОВА и Г.АЛЕКСАНДРОВ----
    По воспоминаниям Ивана Лукашева, военного переводчика и друга семьи Александровых.---
    В то время как весь народ СССР с трудом представлял, что там происходит за «железным занавесом», у Орловой с Александровым были постоянно действующие загранпаспорта. Они запросто летали то во Францию, то в Швейцарию, то еще куда-то. Александрову такой паспорт оформили еще в конце двадцатых годов, когда он стажировался в Голливуде, а Любовь Петровна начала выезжать во время работы над фильмом «Весна», ведь съемки проходили на киностудии «Баррандов» в Чехословакии.
    Однако Орлова и Александров вовсе не были агентами КГБ. На самом деле, как пишет в своих воспоминаниях советский разведчик Павел Судоплатов, это называлось иначе – «агенты влияния». Пользуясь особым доверием органов, такие люди выполняли поручения по внедрению советских шпионов в европейскую элиту. Попасть туда без рекомендаций было нельзя, а Орлова и Александров, благодаря дружбе с Чарли Чаплином, считались там своими. Кстати, по поводу Чаплина – они были очень дружны с ним и его семьей. Часто они гостили у Чаплина целыми месяцами. Чаплин даже помог им завести собственные счета в заграничных банках: чтобы все оставалось в тайне от советского руководства, знаменитый американский актер стал поручителем их вкладов. Также у Александрова была на всякий случай куплена квартира во Франции – в Париже, у Булонского леса. По известным соображениям он хотел быть готов к любому повороту событий.
    В СССР у Александрова и Орловой был дом и гектар земли в элитном поселке во Внуково. Дом был построен по собственному проекту Александрова – по образу той самой виллы, в которой он некоторое время жил с Гретой Гарбо в Америке. В жизнь идею воплощал шведский архитектор, и дом получился совершенно не похожим на те, что были по соседству (пусть даже вокруг и жили только кинозвезды и видные деятели партии). Например, в доме Александрова был кинозал: в гостиной одну стену заштукатурили и оставили пустой, таким образом получился киноэкран – кинопроектор стоял тут же, в гостиной, всегда готовый к работе. На крыше террасы дома имелась танцплощадка с маленькой эстрадой для оркестра. Правда, там почти никогда никого и не было: Любовь Орлова не любила гостей. В их квартире и на даче все было только для двоих: маленький диванчик, два кресла, маленький столик, комнат для гостей не предусмотрено, только две спальни, каждая со своим камином. Даже единственного сына Григория Александрова Дугласа (Василия), когда тот приезжал к отцу во Внуково, поселила в тесном чулане, который использовали как комнату для прислуги.
    После выхода фильма «Волга-Волга» Любовь Орлова стала любимой актрисой Сталина, однако, несмотря на это, она с супругом постоянно жила в страхе. Лаврентий Берия откровенно говорил Любови Петровне, что терпеть не может людей, которые имеют влияние на «вождя народов», и считал, что от таких лиц его следует оградить. И действительно, однажды за Григорием Васильевичем среди ночи, как всегда, без объяснения причины, приехал «черный воронок». Орлова тут же бросилась к телефону – ведь у них даже дача была поставлена на прямую связь с Кремлем. «Воронок», в котором везли Александрова, не доехав до Лубянки, вернулся обратно. Тогда же Иосиф Виссарионович заверил Орлову, что лично посоветовал Берии больше их не трогать. Однако Григорий Александров с тех пор и до самой смерти Сталина держал наготове так называемый «арестный чемоданчик». И не прошло и двух лет, как ему снова пришлось его доставать.

    Ночью «воронок» забрал Григория Васильевича и куда-то увез. Орлова, пытавшаяся дозвониться до Сталина, сделать ничего не смогла: на том конце попросту не брали трубку. Александров, прощаясь с жизнью, пытался разглядеть сквозь щелочку между шторок, на какой пустырь его везут, но видел только улицы, а потом и вовсе подземный гараж. Его вывели из машины, не церемонясь, повели по тусклому коридору, втолкнули в какую-то комнату, а там – Сталин. Оказалось, они сейчас в Кремле. Сталин поприветствовал Александрова без улыбки и кивнул на конверт на своем столе: «Вы ведете переписку с иностранцем в военное время. За это полагается расстрел». Григорий Васильевич мысленно попрощался с женой и жизнью. Но тут Иосиф Виссарионович улыбнулся: «Не бойтесь, я шучу. Вам ваш друг Чарли Чаплин письмо с оказией прислал. Вот оно, читайте». Оказывается, посол США накануне встречался со Сталиным и привез в Союз письмо от Чаплина Александрову и Орловой.
    В другой раз Сталин «пошутил» на кремлевском приеме, куда Александров с Орловой приехали прямо со съемок, не успев толком отдохнуть. Любовь Петровна выглядела сонной, и от глаз Сталина это не утаилось: «Любочка, вы плохо выглядите… Товарищ Александров! Если вы будете так перегружать свою жену работой, мы вас расстреляем», - и ласково улыбнулся, в то время как у Александрова на лбу выступил холодный пот.
    До встречи с Любовью Орловой у Григория Васильевича была другая жена, Ольга Иванова. Именно она родила ему единственного сына, Дугласа. Почему Александров дал такое странное имя своему сыну? Так вышло из-за обещания Григория Васильевича американскому актеру Дугласу Фэрбенксу. Когда тот был с визитом в СССР в 20-е годы, он, высмеивая модную тогда манеру давать детям «индустриальные» имена, пошутил над сопровождающим его Александровым, у которого жена в то время была беременна: «Григорий, как ты своего сына назовешь? Трактором?» Обиженный «западник» Александров ответил: «Нет, Дугласом, в честь тебя!» И выполнил обещание, обеспечив сыну, впрочем, сложную судьбу, никак не «голливудскую».
    В 1929 году Григорий Александров уехал на полугодовую стажировку в Голливуд, которая, впрочем, растянулась на три года. В то время, пока режиссер проводил время с Гретой Гарбо, Ольга Иванова тоже нашла ему замену – актера Бориса Тенина. Когда Григорий Васильевич вернулся в СССР, ему пришлось тут же развестись, оставив маленького Дугласа на попечении матери. Та, однако, создав семью с Тениным, поняла, что Дуглас для нее стал совершенно чужим, и отдала ребенка в детский дом. Григорий Александров знал об этом, но сделать ничего не мог: Любовь Орлова не хотела видеть детей в доме и тем более заниматься их воспитанием, а он был вечно занят съемками. Только когда Дуглас стал подростком, Александров стал активнее участвовать в его жизни и помог ему получить профессию кинооператора. Во время войны Дуглас снимал хронику на передовой, а в 1949 году сыграл небольшую роль американского офицера в фильме «Встреча на Эльбе».
    Когда юный Дуглас стал жить с Орловой и Александровым, Любовь Петровна оказывала молодому человеку покровительство, хотя и никогда не относилась к нему как мама – скорее, как опекун. Когда Дуглас сообщил ей о желании жить отдельно, Орлова помогла ему найти квартиру и наняла ему домработницу Галину. Домработницы у Любови Петровны были всегда, потому что сама она почти не умела готовить и вообще не любила заниматься хозяйством. Для пасынка она специально искала по рекомендации знакомых трудолюбивую девушку, но не могла себе представить, что в конце концов Дуглас влюбится в нее. Узнав о том, что юноша решил жениться на домработнице, Орлова поставила ему ультиматум: либо он бросает прислугу и остается в «звездном» свете семьи, либо женится и навсегда пропадает из ее круга общения. Григорий Васильевич, несмотря на мольбы сына о благословлении, сказал, что Любовь Петровна права. После этого Дуглас еще много лет не разговаривал с отцом – только после смерти Орловой Александров решил проведать своего внука Гришу, сына Дугласа и Галины.
    Есть и другая «трактовка» конфликта Дугласа и Любови Орловой. По слухам, великая актриса выгнала пасынка вовсе не из-за того, что тот вступил в «неравный» брак, а из-за того, что тот в их отсутствие в СССР устроил в квартире гулянку, хотя обещал ей никогда ничего такого не делать. Возможно, ребята испортили какие-то вещи, но, скорее всего, Любовь Петровна так резко отреагировала именно на то,
    Любовь Орлова ушла из жизни 26 января 1975 года от рака поджелудочной железы. Незадолго до своей смерти, 23 января, она позвонила Григорию Васильевичу из больницы и попросила приехать. В тот день Александров навестил ее, но, едва успел вернуться домой, снова раздался звонок – от нее, нужно приехать снова. Он сразу же поехал обратно. Когда Григорий Васильевич вбежал к жене в палату, ей хватило сил только сказать: «Как вы долго!» Говорят, что это был единственный упрек, который Любовь Орлова произнесла в сторону мужа за все их 42 года жизни вместе! После этого она потеряла сознание и скончалась, не приходя в сознание."

  • 10 янв 2018 14:04

    ЛЮБОВЬ ОРЛОВА-----
    По воспоминаниям Нонны Голиковой, племянницы Любови Орловой.
    Семейная легенда гласит, что Любовь Орлова и ее сестра Нонна по отцу происходили из тех самых знаменитых графов Орловых, а мать – из старинного рода Сухотиных, которые состояли в родстве с Толстыми. В свое время в их дом бывал сам Федор Шаляпин – и именно он, посмотрев на выступление маленькой Любы на детском празднике, разглядел талант в девочке, сказав ей: «Ты будешь большой актрисой!» Как и многие дворянские семьи, в 1917 году Орловы оказались в тяжелом положении. Глава семейства не уставал повторять: «Как хорошо, что я успел проиграть в карты три наших имения!» Действительно, Орловы и выжили-то только благодаря тому, что отбирать у семьи было нечего. Они поселились в тихом Воскресенске, завели корову. В анкетах сестры Люба и Нонна стали писать, что происходят «из интеллигенции» - чтобы никто не смог придраться. Каждое утро они в больших и тяжелых бидонах возили молоко в Москву, чтобы продавать. Именно тогда от физической работы у Любы начали болеть руки – из-за этого она затем всю жизнь она мучилась с суставами. Уже когда она стала актрисой, она просила костюмеров сшить ей платье с длинными рукавами или предусмотреть перчатки: она очень не хотела лишний раз показывать кисти рук.
    Свою артистическую карьеру Любовь Петровна начала с поступления в консерваторию. Правда, окончить ее не сумела – слишком трудно было совмещать занятия и работу по дому. В начале 1926 году, когда ей было 24 года, Орлова вышла замуж за Андрея Берзина, занимавшего должность в Наркомземе. У него была большая квартира в Хохловском переулке, и он предоставил супруге возможность прямо дома брать уроки вокала, танцев и актерского мастерства. Однако в 1929 году Берзина арестовали по делу Трудовой крестьянской партии и сослали в Казахстан. Орловой и ее родным пришлось переехать в коммунальную квартиру. К тому времени Любовь Петровна стала ведущей актрисой Музыкального театра под руководством Немировича-Данченко и делала первые шаги в кинематографе. По воспоминаниям всех, кто ее знал в то время, Любовь Петровна умела произвести впечатление: изящная, с точеной фигуркой, с мягким, глубоким голосом, но при этом в ней всегда ощущался внутренний стержень, она знала, чего она хочет добиться и как.
    В 1932 году у Любови Петровны случился серьезный роман с австрийским импресарио по имени Франц. Он обещал Орловой, что он увезет ее в Европу и сделает из нее кинодиву европейского масштаба. Именно тогда у Любови Петровны впервые появилась машина с шофером, и, по воспоминаниям близких, поначалу она сильно стеснялась этого и старалась пользоваться услугами водителя как можно реже, но постепенно вошла во вкус, хотя и не рассказывала налево и направо о том, что может себе это позволить. Кто знает, чем бы закончился роман Орловой с Францем, если бы она не встретила Григория Александрова. После фильмов «Веселые ребята» и «Цирк» Александров сказал: «Я нашел свое режиссерское счастье!» И ведь не только режиссерское – они поженились в 1933 году и были вместе на протяжении 42 лет, до самой ее смерти в 1975 году.
    Любовь Петровна много ездила по стране, подчас выступая с двумя концертами в день, хотя ей были противопоказаны такие нагрузки из-за болезни Меньера. Это врожденное заболевание внутреннего уха, которое проявляет себя приступами головокружения, когда человеку трудно даже устоять на ногах, не то что сделать пару шагов. У Орловой приступы случались спонтанно, но очень часто спровоцировать их могли внезапно включенный ярким свет или бросившийся в глаза желто-оранжевый цвет.
    Однако, как назло, в 50-х желто-оранжевый цвет в интерьере как раз был «в тренде», и во многих гостиницах номера класса «люкс» были оформлены именно в такой цветовой гамме. Именно поэтому помощник Любови Орловой перед ее заселением в гостиницу специально приезжал туда заранее и менял от греха подальше имеющиеся гардины на плотные черные – даже если актриса оставалась в номере всего на пару часов. Сама Любовь Орлова очень стеснялась просить персонал гостиницы заранее менять шторы, говоря: «Как я могу диктовать гостинице цвет занавесок? Скажут, что это мои сумасшедшие капризы!»
    В 1952 году на Любовь Петровну было совершено изощренное покушение. Произошло это в одном из приграничных городов Западной Украины, где в то время были особенно сильны антисоветские настроения. Орлову воспринимали как символ советского кино, она была любимой актрисой «вождя народов», поэтому, если невозможно было дотянуться до Сталина, злоумышленники решили навредить ей.Тогда, после одного из выступлений, Любови Орловой принесли очень необычный букет: между белых-белых роз, в серединке, находились четыре черные розы – не засушенные, а именно живые, но черные. В гримерке Орловой подсказали, что, видимо, кто-то послал ей траурный букет. Рассматривая их ближе, Орлова вытянула черные розы и уколола пальцы. Вечером того же дня она резко почувствовала себя плохо. Осмотревшие ее врачи обнаружили воспалившиеся раны на руках и поняли, что шипы роз – и сами цветы – были пропитаны ядом. Узнав о случившемся, Сталин распорядился доставить Орлову в кремлевскую больницу на улице Грановского. Специально для нее из Великобритании в СССР вылетел специалист по нейтрализации ядов. Любови Петровне пришлось сделать несколько переливаний крови, чтобы ее состояние улучшилось.Поиски виновных так ни к чему и не привели – возможно, человек, вручивший Орловой отравленный букет, уехал из СССР тогда же, хорошо заметя следы. После этого случая Любовь Орлова принимала подарки от незнакомых только через посредников, а когда ее машина проезжала через толпу, то пригибалась или ложилась на сиденья, чтобы избежать возможного покушения."

  • 09 янв 2018 18:32

    Рита,если вопрос задан,то должен быть ответ,да.Прочитала,и стало неловко.Опять столько букв пропущено.К вечеру устают глаза,а переписывала с тетрадки.Пока ещё проблемы не закончены,и большие тексты писать непросто.Спасибо.

  • 08 янв 2018 21:40

    Надюша, какой красивый стих. Это ваш? Спасибо.

Добавить комментарий


Контакты
Обратная связьShare on Google PlusShare on FacebookShare on VKShare on OdnoklassnikiShare on TwitterOther
Share on Google PlusShare on VKShare on OdnoklassnikiOther