English
AA
Центральное Интернет ТВ

Русские евреи

В российской столице состоялась премьера первой части трехсерийного документального цикла Леонида Парфенова «Русские евреи». Как известно, фильм посвящен истории евреев, проживавших в России с одинннадцатого века до самой революции. После премьеры Парфенов побеседовал с журналистами.
На вопрос о том, почему фильм выходит на кино-, а не телеэкраны, Леонид ответил так:
— Просто техника сейчас такая, что стало можно делать это и в кинозалах. Но это чисто телевизионный прием — ходит человек в кадре и прямо в камеру говорит. Нет подсмотренной жизни, это мы приходим и ставим кадр.
Однако, возможность выхода в эфир телеканалов он не отрицает, однако, поясняет, что для этого нужно доснять еще два фильма.
- «Ящик» же не может показывать сначала в апреле, а потом в январе. Мы к декабрю доделаем остальное.
На вопрос о существовании сейчас антисемитизма, Парфенов ответил следующим образом:
— Да нет, мне кажется. Если только у кого голова ушиблена. Ну, что это вообще значит — «еврейский вопрос»? По происхождению родителей? Все, кто чего-то боялся, уехали. Остальные вконец ассимилировались. Никакого значительного присутствия в русской жизни иудеи не имеют. А так-то у всякой национальности есть те, кто ее не любит. Есть антисемитизм, есть антиамериканизм, есть антирусские настроения… Не думаю, что в России, допустим, кто-то не пользуется гуглом, потому что его основатель Сергей Брин — еврей, уехавший из России в Америку. Вряд ли есть люди, у которых поисковик по этой причине вызывает такое отвращение, что они кушать не могут. То же и с фейсбуком: есть наверняка пользователи-антисемиты, но и они преодолевают свое отвращение к происхождению Марка Цукерберга. Да и сам он вроде не очень-то думает о своей еврейскости. Кто у него жена? Китаянка? Я думаю, раввин его бы за такое проклял, но, видимо, нет в его жизни раввина. И вряд ли его супруга принимала иудаизм. Видимо, им важнее друг в друге что-то кроме национальности.
Свой интерес к теме российского еврейства Парфенов не считает неожиданным.
— Я сделал, наверное, 150 серий документальных фильмов про русскую историю и культуру. И всякий, кто занимается русской цивилизацией, знает, сколько номинально не русских по происхождению людей внесли в нее неоценимый вклад. Начать с того, что «наше все» был мулат — оказывается, и мулат может быть стопроцентным русаком. И есть три нации — грузины, немцы и евреи, — которые на определенных этапах массово переходили в русскость. Становились русскими по культуре, языку, работе, карьере — по-русски проживали жизнь. Это миллионы людей, несколько поколений. Бенкендорф не немец — он русский жандарм и вообще основатель жандармерии. И его преемник Дубельт. Да и вообще дольше всего Россией правили одна немка и один грузин. И их воспринимали как «матушка земли русской» и «отец народов». Что, например, осталось немецкого в Эрнсте или в Грефе, кроме фамилий? Или, например, Калатозов, мы же не скажем, что «Летят журавли» — это грузинский фильм, оттого что режиссер — урожденный Калатозишвили. С нынешними русскими евреями этот разговор быстро перешел в практическую плоскость: давай фильм снимать. Сейчас грузины жалеют, что не они первыми. Ведь такой ситуации больше не будет: немцу или грузину больше не круто становиться русскими. Когда империя шла в гору, здесь делали карьеры. Где бы Клодт еще своих коняг и прочих зверей в таком количестве понаделал? Или Константин Тон — где бы он еще построил эти а-ля византийские соборы, вокзалы и Большой Кремлевский дворец? Мы привыкли думать, что вот здесь у нас бьется сердце Родины, но вставлял его в кремлевский организм немец. Да и сам Кремль итальянцами построен, но это все русское, так у нас это устроено. А сейчас большие карьеры стали космополитскими, всемирными, да и инвестиционный климат в России плох не только для капиталов, но и для людей.


Контакты
Обратная связьShare on Google PlusShare on FacebookShare on VKShare on OdnoklassnikiShare on TwitterOther
Share on Google PlusShare on VKShare on OdnoklassnikiOther